Последний Исход: о чём говорят катастрофы Апокалипсиса

Когда в книге Откровения открываются печати, ангелы начинают трубить, а чаши проливаются нашему воображению предстают ужасные катаклизмы оборачивающиеся разрушением для земли и смертью для людей. Но что Иоанн подобными образами хотел сказать своим читателям? Полагал ли он, что земля будет уничтожена, или он пытался разбудить воображение читателей, напомнить то, что давно стало историей?

Здесь стоит обратить внимание на то, что бедствия, начавшиеся раскрытием печатей, сперва затрагивают человеческий мир, но уже после раскрытия шестой печати, мы наблюдаем катастрофическую картину: землетрясение, затмение солнца и луны, образы падающих звёзд и неба сворачивающегося, как свиток. И неожиданно после этого, в следующей главе мы видим четырёх ангелов, держащих четыре ветра земли, которым не дано дуть на землю (ветер считался разрушительной стихией), а также ангелам запрещается наносить вред земле, морю и деревьям (то есть земля не только уцелела после предыдущих катастроф, но и подлежит защите), по меньшей мере должен заставить читателя задуматься: то, что мы наблюдали в предыдущей сцене описывает ли будущее буквально? Скорее эти признаки образным языком выражали тот ужас, который охватит всю вселенную перед величием Творца, Который грядёт судить и спасать. Большое влияние на эту сцену оказали пророчества Исаии 34:4, а также Иоиля 2:31. Ис 34:12 упоминает о том, что суд падет на «правителей… царей и великих», и эти слова практически совпадают со словами Отк 6:15а, а Иоиль 2:31 служит источником картины, нарисованной в Отк 6:12б, где солнце становится мрачным, а луна наполняется кровью. В Ис 50:3 потемневшее небо также уподобляется власянице. Подобные выражения иногда служили для описания величия Творца, как в псалмах (Пс 67:9; 96:4-5; 103:32), так и у пророков (Мих 1:4; Наум 1:3-6). Кроме того, символизм космического разрушения использовался для описания падения царств (Ис 13:10-13; 34:4; Иез 32:6-8; Авв 3:6-11), в том числе и самого Израиля (Иоиль 2:10, 30-31). Несмотря на то, что звёзды могут символизировать ангельские воинства (Отк 12:4), скорее всего в данном контексте они, возможно, просто отображают космический масштаб суда. Яркий образный язык предпочтён здесь реальной астрономии: падение или потрясение звёзд поэтическим языком описывает такие грандиозные катаклизмы, как войны.

Семь ангелов с семью трубами, появляющееся после раскрытия седьмой печати вызывают много ассоциаций с Ветхим Заветом. Трубы сопровождали явление Бога на горе Синае (Исх 19:16-19), сообщали о восшествии на престол царя, в том числе и Небесного (Пс 46:6-9), а также возвещали наступление Дня Господня (Иоиль 2:1; Соф 1:16). Как было отмечено выше, наступление Дня Господня сравнивалось с Исходом, поэтому неудивительно, что первые четыре печати имеют явные аллюзии на события Исхода. Так град и огонь, смешанные с кровью, которые пали на землю напоминают о граде и огне в Египте (Исх 9:23-25). То, что бедствие распространяется только на третью часть земли, объясняется прежде всего влиянием Иез 5:2,12, где Израиль предстает в тексте разделенным на три части и судимым, однако о суде огня Иез 5:2 не говорится буквально, но соответствующее наказание истолковывается как язва и голод. Огонь подобным образом может служить метафорой голода в Отк 8 . Когда раздаются звуки второй и третьей трубы, третья часть моря становится кровью, подобно водам Нила при Исходе (Исх 7:20-21), а реки и источники вод сделались горьки (аллюзия на Иер 9:15). После четвёртой трубы треть неба поражена: «и поражена была треть солнца и треть луны и треть звёзд с тем, чтобы треть их померкла, и день потерял бы на треть свой свет, и ночь также» (Отк 8:12), что напоминает о тьме Египетской (Исх 10:21-23).

Прежде чем звучат остальные трубы, Иоанн описывает орла, летящего посреди неба и возвещающего о горе, которое трижды посетит всех живущих на земле. Эти три горя соответствуют трем трубам, открывающие новые суды, уже конкретно направленные на нечестивое человечество, а не на природу. Также, как и с предыдущими судами мы видим сходство с казнями Египетскими. Более явное сходство с саранчой (Исх. 10:1-20), которой, впрочем, как уже говорилось, запрещено наносить вред всякой зелени, траве и деревьям, а также следующее за ним горе, когда была убита треть людей, которое можно сравнить с уничтожением первородных в Египте, окончательным судом Бога над народом. Что касается третьего горя, оно отраженно в 11:18, ко времени грядущего Царства, когда будут наказаны те, кто разрушал землю. В следующей главе будет более подробно рассмотрен вопрос о наказании разрушающих землю.
К теме судов Иоанн вновь возвращается в пятнадцатой главе, когда появляются семь ангелов, которым даны семь чаш, наполненных яростью Бога. Содержание семи чаш имеет схожие параллели с семью трубами. Здесь становится еще яснее, что все чаши гнева имеют то же значение, что и египетские язвы, и их окончание празднуется в “песне Моисея… и песне Агнца”» . Более того, поющие «песнь Моисея… и песнь Агнца» (15:3-4), которая является эсхатологическим соответствием песни, звучащей в Исх 15 , стоят на море стеклянном, в котором подразумевается небесное подобие Чермного моря в связи с новым исходом. Ассоциация с событиями Исхода возникает при упоминании семи ангелов с семью казнями. Разница между чашами и печатями и трубами выражается в усилении бедствий – теперь они касаются всей земли в целом. Вторая и третья чаши усиливают масштаб бедствий от второй и третей труб и теперь море, реки и все источники вод превращаются в кровь. Важно отметить, что этому суду даётся пояснение, что это справедливое божественное правосудие против гонящих и преследующих народ Бога, а не пренебрежение землей. Аналогично тому, как они пролили невинную кровь, так и им теперь даётся кровь, чтобы пить, потому что они это заслужили (16:6), здесь мы находим отголосок Пс 78:3, 10, 12. Между четвёртой, пятой и шестой трубами и чашами также видны явные параллели. Помимо того, что шестая чаша — это аллюзия на иссушение Чермного моря, её описание подобно описанию суда Бога над Вавилоном, который включает в себя иссушение реки Евфрата (Ис 11:15; 44:27; Иер 50:38). Это пророчество было исполнено Киром, который, как описывает Геродот, отвёл реку с помощью канала в озеро, что позволило пройти его войску по высохшему руслу реки неожиданно для вавилонян . Таким образом, принимая во внимание исторический фон можно заключить, что суд и следующее за ним сражение, закончится уничтожением всех противников Бога, а иссушение Евфрата лишь служит символом, указывающим на определённый образ в истории.

Можно уверено сказать, что последняя седьмая чаша, изливаемая на воздух – это тоже аллюзия на казни Исхода, поскольку имеется ссылка на Исх 9:22-34 в словах о казни града в Отк 16:21. Это подтверждается также и тем, что и в Отк 16:21, и в рассказе Книги Исход подчеркивается то, сколь тяжкой была казнь, либо то, сколь велик был выпавший град. Иоанн использует здесь и в предыдущих судах (седьмая печать и седьмая труба) намёки (град и гром) связанные с Синайским богоявлением в Исх 19, аллюзия на которые присутствует в Отк 16:18 . Град упоминается в последнюю очередь по причине влияния Иез 38:19-22, где град и землетрясение знаменуют собой завершение суда над эсхатологическим врагом.

Таким образом, катастрофы Апокалипсиса, призваны в первую очередь показать величие Бога, Его победу над врагами, а также указать на событие Исхода из Египта, утверждая, что грядущий Исход будет окончательным избавлением Божьего народа от зла.

 

No Comment

You can post first response comment.

Leave A Comment

Please enter your name. Please enter an valid email address. Please enter a message.