Реальность воскресения

В 15 главе Первого послания к Коринфянам Павел стремится доказать реальность воскресения не только Иисуса Христа, но и всех верующих в Него, ведь для него — это суть Евангелия. Для Павла важно также подчеркнуть, что Воскресение будет телесным, поскольку без тела мы не достигнем полноты жизни.

В воскресении Христа Павел видел начало нового творения. Воскресение было «оправданием» Иисуса, утверждением его «правоты» после того, как суд признал его виновным и послал на смерть. В 15:2 он говорит о тщетности веры. Возможно, что некоторые коринфяне принимали воскресение Христа, поскольку это было основанием их веры, однако, отрицая собственное воскресение, их вера была напрасной. Для Павла не существовало стандартной модели и развернутой схемы христианского провозвестия. Таким образом, базовые очертания Павловой проповеди, отраженные в 1 Кор 15:3 и далее, содержат лишь утверждения о смерти и воскресении Иисуса. Павел настаивает на том, чтобы коринфяне придерживались их.

15:3-9 показывает, что знание Павла об Иисусе состояло не из набора отрывков, изолированных друг от друга и от контекста, а из определённого ряда рассказов сформированных устной христианской традицией. Кроме того, Павел особо подчеркивает, что смерть и воскресение Иисуса совершилась по Писаниям, при этом он не чувствует необходимости как-либо обосновывать этот необычный тезис.

И всё же Павел считает необходимым упомянуть о свидетелях Воскресения Христа (15:5-6), чтобы его доказать. Поскольку по определению воскресение означает новое тело, а христиане не могли преследоваться за то, что они видели просто дух, то их утверждение уникально и не имеет себе равных. Глагол «являться» использовался в древности для описания, как видений, так и реальных явлений (Бога или ангелов); но по всем иудейским определениям воскресения, особенно в палестинской традиции, к которой обращается здесь Павел, это может относиться к реальному «явлению».

В Коринфе существовало множество философских школ, одни из которых отрицали телесное воскресение, другие отрицали воскресение вообще. И возможно, приверженцы некоторых из этих философских учений были членами церкви. Мы можем выделить следующие проблемы коринфской церкви:

  1. Отрицание любой формы жизни после смерти, подобно эпикурейцам.
  2. Представление, что Воскресение было «внутренним» или «духовным» и уже произошло в случае «духовных» верующих
  3. Отрицание телесного воскресения либо из-за путаницы с природой тела, либо из-за представления о продолжающемся существовании души
  4. Вероятность, что одни члены коринфской церкви представляли одну проблему, а другие другую.

Павел строит свою доказательную базу именно на факте воскресения Христа, с которым, как подразумевается, коринфяне согласились. Павел отмечает, также, какую роль играет благодать в его жизни. Личное прикосновение к благодати сделало «благодать» центральной и отличительной чертой его благовестия – благодать не просто как понимание Бога, милостивого и прощающего, но как переживание незаслуженного и свободного принятия, которое поглощает человека, перерождает его, обогащает и направляет по новому пути.

Итак, проблема, побудившая его так подробно обсуждать тему воскресения, была связана с отрицанием телесного воскресения (1 Кор. 15:35). Если бы Павел учил идее блаженного посмертного существования души (как учил Платон) или воскресения духа, освобожденного от уз материи (как позже стали интерпретировать Павла гностики) у коринфян не возникло бы сомнений. Собственно, тогда бы и не встал подобный вопрос. Им трудно было принять идею телесного воскресения. Воскресение тела, как его описывает Павел, не вписывается в рамки предшествующего исторического опыта. Тело, пригодное для жизни в Царстве, должно отличаться от тел века сего. Павел логически доказывает, что в принципе такое тело возможно: ведь существует разница между зерном и ростком, который из него вырастает. Существуют и разные виды плоти: человеческая, плоть животных, рыб, птиц, есть и разные типы тел — земные и небесные, — отличные по своей славе. Вот почему не стоит удивляться, что Бог даст нам новое, иное тело, но тем не менее физическое, для жизни в будущем.

Однако, не смотря на то, что тело будет реальным, Павел называет его «духовным», чтобы показать качественное отличие от «плоти и крови», которые «Царства Божия наследовать не могут».
Павел возвращается к сравнению Адама и Христа, но теперь на основе определенного библейского текста. Возможно, что частично он хотел исправить истолкование Быт 2:7, которое основывалось на том, что Адам создан не только как первый, но и как идеальный человек, хотя он потерял тот статус, когда он не повиновался Богу. Этот популярный взгляд можно найти, например, у Филона. Павел настаивает, наоборот, что не Адам, а Христос, «второй человек» является тем, в ком человеческий род должен найти свою судьбу. Учитывая, что Бог создал Адама из праха, а Христос прибыл с неба; таким образом «душевное» было первым, а «духовное» является вторым.

Принимая во внимание, что Адам получил жизнь и стал «живым существом», Христос дарует жизнь, потому что он – «животворящий дух». Это описание Христа ничего не говорит нам о размышлениях апостола, если у него они были, касательно отношения Христа к Духу. Однако, это наверняка отражает его понимание Христа непосредственно как посланец силы спасения Бога. С библейской точки зрения только Бог может «сделать живым».

Адам оба раза рассматривается как посланец смерти. В письме к Римлянам, через несколько лет, Павел напишет, что смерть – следствие греха, который вошёл через грех Адама, чтобы господствовать, над всем человеческим родом. И так как каждый человек смертный, то можно сказать, что все люди носят образ «человека из праха». Но Павел настаивает, те кто носит образ Адама, должны носить образ Христа, «человека с неба».

Павел начинает с раскрытия тайны: «не все мы умрем, но все изменимся» (15:51). Павел здесь говорит о преображённом теле, какое было у Христа, то есть наши смертные тела станут бессмертными. Павел определяет тех, кто будет возвращён к жизни, как тех, кто «во Христе» (греч. ἐν τῷ Χριστῷ – 15:22). Точно так же Павел говорит в 15:23, о тех, кто будет воскрешён как о тех, кто «принадлежит Христу» (οἱ τοῦ Χριστου). Эти факторы, включая рассмотрение контекста павловых аргументов в этих стихах, указывают, что «все» (πάντες в 15:22) не нужно понимать, как допущение универсализма, посредством чего весь человеческий род будет воскрешён, чтобы получить жизнь вечную.

Павел говорит, что для полноты жизни тело необходимо. Воскресение включает в себя телесный опыт, хоть это новое существование и не будет плотским. «Плоть и кровь»… не могут наследовать Царство Божье (1 Кор. 15:50). Эта невозможность не связана с тем, что тело вообще — зло, а связана с моральным характером плотского тела. Мы уже рассматривали, что здесь подразумеваются разные типы тел; жизнь в воскресении будет телесной, но Павел описывает это тело как «духовное» (1 Кор. 15:44). Здесь нужно снова подчеркнуть, что это будет самое настоящее тело, как бы оно ни отличалось от наших физических смертных тел.
Это произойдёт ἐν ἀτόμῳ, в одно мгновение. Павел использует апокалиптический образ трубы взятый у Матфея (Мф 24:31). Ветхозаветные пророки часто использовали образ трубы, призывающей народ к собранию или на войну; здесь, как и во время дневной иудейской молитвы того времени, этот образ связан с последним сбором Божьего народа в конце времен.

В 50 стихе перед нами вновь стаёт сложность. К чему Павел сказал, что плоть и кровь Царства Божьего не наследуют? К чему же тут слова о том, что «плоть и кровь Царства Божьего наследовать не могут»? Верил ли Павел на самом деле в воскресение тела? Фактически, вторая половина стиха 50, параллелизм к первой, уже более или менее объясняет, что он имеет в виду, и на то же указывает обычное для Павла использование слова «плоть». Тут выражение «плоть и кровь» описывает обычное тленное, подверженное разрушению человеческое существование. Это означает не просто «материальный человек» в современном смысле слова, как часто думали, но «нынешнее физическое состояние человека (в отличие от будущего), которому угрожают распад и смерть». Это выражение описывает не умерших на тот момент, но оставшихся в живых, которых не воздвигнут, но изменят, и это возвращает нас к двойному фокусу стихов 53 и 54. И умершим, и оставшимся в живых нужно получить новое, преображенное тело.

Как подчёркивает Владимир Волох, здесь Павел переходит к важному аспекту жизни верующих – напряжённому состоянию между «уже» и «ещё не», противостоянию плоти и духа. «Грех и смерть продолжают действовать на последователей Христа, мешая им достигнуть святости Христа, и именно смерть является последним врагом, который будет побеждён . Павел продолжает отсылкой на Ис 25:8 и Ос. 13:14, где говорится о победе Бога над смертью в конце времен, при окончательном восстановлении Израиля. Еврейские толкователи часто объединяли различные тексты на основе общего ключевого слова; слова «смерть» и «победа» встречаются в Ис. 25:8 и в Ос. 13:14, вследствие чего Павел счел возможным также отнести последний отрывок к воскресению. Хотя Ос. 13:14 следует рассматривать в контексте суда, в нем действительно говорится о том же, что и в Ис. 25:8 Еврейские учителя обычно разъясняли смысл текста, когда цитировали его. Здесь Павел объясняет значение слов «жало» и «победа» в Ос. 13:14. Павел говорит, что сила греха закон. Помимо того, что закон служит идентификатором греховности, он, также, иногда провоцирует человека на грех. Однако нам дана победа через нашего Господа Иисуса Христа.
В заключении следует повторить главную мысль всей главы: если Христос не воскрес, то Евангелие Павла и вера коринфян «тщетны»; но Христос – воистину был воскрешён, потому Евангелие, вера и постоянные труды избавлены от «тщеты», небесполезны. Как сказал, Н. Т. Райт: «То, что делается “в единении с Владыкой” в настоящем времени, будет иметь продолжение в будущем, которое творит Бог. Этот исключительно практический вывод следует из всего, и для первых христиан это было главным выводом из мыслей о воскресении».

No Comment

You can post first response comment.

Leave A Comment

Please enter your name. Please enter an valid email address. Please enter a message.