Бедность в России

Бедность в России

Борьба правительства с бедностью в России закончится победой бедности

Дмитрий Буянов, 29 октября 2018, 13:08 — REGNUM

На фоне обсуждений грозящего нам (из-за новых нефтяных налогов) подорожания всего на свете министр труда и соцзащиты Максим Топилин рапортует: борьба с бедностью в первый раз за долгое время принесла свои результаты. Число людей, живущих ниже прожиточного минимума, уменьшилось с 21,1 млн (1-е полугодие 2017 г) до 20 млн (1-е полулгодие 2018 г) и составляет теперь 13,6% от росстатовской численности населения. Для сравнения: в Германии в 2015 году (тогда ещё только начинались проблемы с потоком беженцев) уровень бедности составлял 16,7%, и год от года он только рос.

Менее патриотичные из нас почуют в этих цифрах какой-то подвох. Инфляция уже официально не 4%, цены растут, санкции вводятся, доллар не так чтобы дешевеет, «социалка» сокращается, производительность труда больше падает, чем растёт… И в итоге — сокращение бедности! Правда, в сравнении с IV кварталом 2017-го она повысилась с 14,5 (sic!) млн человек до 20,8 млн в I квартале 2018-го года…

Что тут можно сказать? Добро пожаловать в чудесный мир статистики, взятых из «выборочных исследований домашних хозяйств и макроэкономических показателей» цифр и чиновничьей канцелярщины! Можно ли, погрузившись в него, найти истину — вопрос открытый. Но путешествие будет поучительным, а недостающий материал для размышлений мы возьмём из сторонних источников.

Тайны «прожиточного минимума»

Первое, что вызывает вопросы, — изменения величины прожиточного минимума (далее ПМ). Так, «Россия в цифрах — 2018» Росстата сообщает, что средний прожиточной минимум (у каждого региона он свой) в нашей стране изменялся от квартала к кварталу 2017 года так: 9909 руб, 10 329 руб (+420), 10 328 руб (-1), 9786 руб (-542). Соответствующее число людей, живущих ниже ПМ: 22,0 млн; 20,2 млн; 19,2 млн; 14,5 млн. Понятно, что к концу года многим выплачивают задержанную зарплату, премии и т. д., но это всё равно не объясняет скачки прожиточного минимума.

Заметим, что рост ПМ от года к году есть, но он меркнет даже на фоне официальной инфляции: 1,3% в период 2015—2016 гг. (инфляция 5%), 2,6% за 2016−2017 гг. (инфляция 2,5%). Исключение — заметный рост в 2015 году.

Откуда же берётся прожиточный минимум? Для каждой «социально-демографической группы» (трудоспособные, пенсионеры, дети) устанавливается продуктовая корзина с довольно общими категориями, вроде: «овощи и бахчевые» (114,6 кг в год на трудоспособного), «мясопродукты» (58,6 кг в год) и т. п. Некоторым (?) способом этот натуральный продукт переводится в деньги. Затем к сумме прибавляется ещё 50% на непродовольственные товары и ещё 50% на услуги. Т. е. каким-то образом рассчитывается только цена продовольствия, а цена всего остального, необходимого для жизни, просто приравнивается к цене продовольствия.

Проблемы такой схемы очевидны. Что за «мясопродукты» — сосиски из шкурок и копыт, курица, говядина? Как определяется их цена? Откуда такое пренебрежение к одежде, транспорту, ЖКХ и другим статьям расходов? Что делать молодым людям, снимающим жильё? И т. д. и т. п. Сошлёмся, для примера, на оценку начальника лаборатории проблем уровня и качества жизни РАН Вячеслава Бобкова. По его словам, стоимость ПМ минимум в два раза занижена, а при составлении потребительской корзины нужно конкретней прописывать все товары и услуги, т. е. заменить «мясопродукты» на «курицу», «свинину», считать стоимость общепита, учитывать аренду жилья молодыми семьями и пр.

Обратимся теперь к социологии (впрочем, многие данные Росстата собираются таким же образом — через точечные исследования и опросы, а не берутся из каких-то сводных таблиц), т. е. к «самоощущению» наших сограждан. Опрос ВЦИОМ в 2017 году показал, что 10% респондентов не хватает денег даже на еду, а ещё 29% — на одежду. Т. е. бедных в «непосредственном» смысле насчиталось аж 39% (54% пенсионеров, 46% жителей сельской местности). Исследование ВШЭ того же года дало очень близкие результаты: у 8% не хватает денег на еду, ещё у 29% — на одежду.

Касательно денежной величины прожиточного минимума в тот же период проводились опросы в ряде СМИ. Так, ОТР на своём сайте вывесило целую карту, на которой обозначался официальный ПМ, а также минимальный, максимальный и средний ПМ по мнению опрошенных телеканалом граждан. Средняя цифра по России — 27 991 руб. против официальных 10 088 руб. в 2017 году. Конечно, опросы телеканалов или сайтов в интернете не должны отличаться научной точностью, но все они дают оценку, аналогичную мнению экспертов: прожиточный минимум занижен в 2−3 раза.

Возвращаясь к теме «скачков» официального ПМ: их нужно искать в «скачках» цен на продовольственные товары. Однако при взгляде на изменения индекса цен на товары и услуги по месяцам, представленные во всё том же сборнике Росстата, мы видим, что цены в целом стабильно росли. У цен именно на продовольственные товары действительно есть сезонное «проседание» в третьем квартале (июль — август), но оно компенсируется предыдущим «пиком» в конце второго квартала (июнь), и все эти изменения (в %) всё равно меньше изменений ПМ. В общем, пертурбации даже такого прожиточного минимума — загадка.

Чем дальше — тем больше кажется, что эта величина назначается вообще произвольно. Не будем даже поднимать столь «неудобные» для нашей официальной статистики вопросы, как расчет доходов населения Росстатом после откровений вице-премьера Ольги Голодец о том, что государство имеет представление о работе лишь 48 млн человек из 76 млн трудоспособных (~2/3), при том, что безработица у нас считается не в 30%…

Бедность — это судьба

Стремление властей приуменьшить проблему и выставить себя в хорошем свете понятно. Однако даже 20 миллионов бедных — это очень много. А борьба с нищетой в рамках сезонных или вообще случайных колебаний прожиточного минимума, в рамках прибавления или вычитания пятисот рублей — карикатурна, особенно на фоне надвигающихся экономических ненастий и недоступных пониманию «плебса» социальных реформ.

Можно смело сказать, что тема бедности не стоит на повестке дня у властных кругов: там думают про двусмысленную борьбу с Западом, про передел денег Пенсионного фонда, про цены на нефть — и что угодно ещё, только не про 13,6% (по самым скромным подсчетам) населения страны. И властные круги имеют на это право.

Бедность — неотъемлемая черта построенного и у нас, и во всём мире капитализма. Основным элементом этой системы является безграничная погоня бизнеса за прибылью. За счёт чего? За счёт всего. По данным Oxfam, 82% созданного за 2017 год мирового богатства ушло 1% самых богатых людей, а 50% бедных не получили вообще ничего. За 12 месяцев богатство миллиардеров выросло на $762 млрд — этой суммы достаточно, чтобы семь раз покончить с нищетой во всём мире.

Да, из политических соображений (стабильность, «нераскачивание лодки») стоящий у власти крупный бизнес может «подкармливать» население своей страны. Однако делает он это за счёт ограбления других стран: даже на некоторых отечественных предприятиях можно заметить, как рабочие у станка живут «по минимуму», тогда как сидящие за стенкой в офисе «менеджеры» получают неплохие суммы. И богатство одних явно увязано с нищетой других. То же самое может происходить (и происходит) в мировом масштабе.

Россия в сегодняшнем международном разделении труда — это отнюдь не «менеджеры»; скорее, это живущие впроголодь работяги. Востребована она в первую очередь как поставщик сырья, ресурсов — т. е. как самое примитивное и «бросовое» звено в цепи производства. Максимальная «средняя» зарплата по тому же Росстату за 2017 год — именно в сфере добычи газа и нефти. Вокруг нефтяных доходов расходятся «кольца» сферы услуг, финансов, торговли, какого-то минимально необходимого для «обслуживания трубы» образования. Всё остальное — промышленность, сельское хозяйство, социалка — важны «постольку-поскольку». Их нельзя сбросить сразу, резко — народ взбунтует; поэтому власть имущие сбрасывают их постепенно, от года к году.

В общем, российский бизнес не может «подкармливать» наших бедных за счёт кого-то со стороны (условных вьетнамцев или малайзийцев), поскольку он сам находится внизу капиталистической «пищевой цепи». Для главной статьи его доходов, добычи и продажи полезных ископаемых, эти люди тоже не нужны. А, будем честны, текущий уровень бедности не вызывает в обществе опасного для власти бурления.

Но мало просто «бурления»; единичных, сколь угодно массовых выходов на площадь. Перефразируя Маяковского, капитализм — спрут, щупальца спрута — российское переплетение власти и бизнеса. Решать нужно проблему всей экономической системы, а значит — и всей политической системы в целом. И здесь без обширной народной политической самоорганизации, способной, где надо — отстоять своё мнение, где надо — проконтролировать, где надо — взять управление в свои руки, — не обойтись.

Порою кажется, что мы даже не начали этот непростой путь. Однако без него такие проблемы, как нищета, станут вечными и нерешаемыми. Так же, как болезнь почек у алкоголика, отказывающего бросить пить, или как болезнь сердца у полного человека, отказывающегося сбрасывать вес. Да, с этим можно жить. Но жить придётся плохо и, вероятно, недолго.

Читайте ранее в этом сюжете: Удастся ли российскому государству приструнить молодёжь?

Читайте развитие сюжета: Почему капитализм против того, чтобы мы строили семью в России

Количество бедных россиян

Согласно данным, предоставленным Росстатом, количество россиян, доходы которых ниже величины ПМ, составляет более 20 000 000 человек, или 15 % населения РФ.

Более 5 000 000 пенсионеров получают добавку к ежемесячным выплатам.

В 67 % случаев бедные граждане имеют работу, но их труд оплачивается очень низко.

Размер пенсии 74 % граждан — от 10,0 тыс. рублей. Учитывая стабильный рост цен на продукты, лекарства и услуги ЖКХ, неофициально пенсионеры также относятся к категории самых незащищенных граждан РФ.

Доля безработных среди бедняков составляет 1,5 %. В числе «официальных» бедных пожилых лиц — 16,8 %.

Усредненный портрет российского бедняка

Возраст среднестатистического бедняка в РФ — 46–48 лет. Образование среднее, незаконченное высшее или неполное среднее. В разные периоды своей жизни такой человек занимается низкооплачиваемым трудом, не требующим специальных знаний.

До 87 % среднестатистических бедняков имеют проблемы со здоровьем, связанные с регулярным употреблением низкокачественной спиртосодержащей продукции.

Значительно отличается демографический состав семейств бедняков. Показатель проблематичных, включающих семьи пенсионеров, несовершеннолетних и людей с инвалидностью одновременно, составляет 45 %.
Около 63 % бедных семейств имеют в своем составе здорового неработающего члена в возрасте 20–50 лет.

В течение пяти лет наблюдается устойчивая тенденция смещения бедности в сторону глухой провинции и деревень. Порог бедности в селах составляет 30,7 %, в малых городах с населением до 200 тысяч — 24,3 %.

Список самых бедных российских регионов

Перечень самых бедных регионов России был составлен специалистами РИА «Рейтинг». Он создавался на основании наличия у людей, проживающих в различных областях РФ, свободных средств. Это определение представляет собой деньги, оставшиеся в конце месяца после оплаты счетов и иных расходов.

Регион Сумма «свободных денег» в семье с двумя–тремя детьми Сумма «свободных денег» в семье с одним ребенком
Псковская область 570 р. 10 600 р.
Дагестан 2400 р. 11 100 р.
Ивановская область 3129 р. 12 478 р.
Алтайский край 3757 р. 12 544 р.
Смоленская область 4129 р. 14 189 р.
Кабардино-Балкария 5037 р. 13 856 р.
Калмыкия 5112 р. 13 657 р.
Карачаево-Черкессия 5223 р. 13 745 р.
Курганская область 5772 р. 15 099 р.
Кировская область 5737 р. 15 123 р.

Индекс бедности РФ

Доля бедных по регионам России

Информация об уровне бедности в РФ в 2018 году представлена в таблице.

Округ Индекс
Владивостокский 0,09
Московский 0,09
Екатеринбургский 0,13
Казанский 0,2
Тюменский 0,24
Краснодарский 0,26
Петербургский 0,27
Оренбургский 0,28
Иркутский 0,29
Новосибирский 0,29

Беднейшие российские города

Рейтинг бедных городов России составлялся инициативной группой социологов при российском правительстве.

В диапазон исследования было включено несколько десятков городов, численность которых составляет 500 000 человек и выше.

Информация о самых бедных городах России представлена в таблице.

Город % бедного населения
Тольятти 13
Воронеж 11
Набережные Челны 12,4
Барнаул 40
Саратов 64
Ростов-на-Дону 63
Липецк 16
Волгоград 58
Пенза 23
Астрахань 38

Значительная часть жителей представленных в исследовании городов живет за чертой бедности.

Динамика бедности

Информация по динамике бедности в России представлена в таблице.

Год Уровень бедности (%)
1992 33,5
1993 31,5
1994 22,4
1995 24,7
1996 22,0
1997 20,7
1998 21,3
1999 28,3
2000 24,0
2001 27,5
2002 24,6
2003 20,3
2004 17,6
2005 17,7
2006 15,2
2007 13,3
2008 13,4
2009 13,2
2010 14,7
2011 15,0
2012 13,6
2013 11,8
2014 11,5
2015 12,7
2016 13,1
2017 13,5
2018 13,3

Основные причины бедности

Основные характеристики бедности

Имеется два подхода, объясняющих причины бедности как социального явления.

Подход Описание
Культурный Доказывает, что в основе среды людей, относящихся к категории бедняков, лежит специфическая культура. Она основывается на фатализме, неумении планировать и ложном смирении. Характерные «ценности» передаются из поколения в поколение. Эта ситуация приводит к тому, что многие россияне «наследуют» бедность.
Структурный Связывает наличие бедности населения со структурными особенностями общества. Они основываются на социальной стратификации и экономическом неравенстве.

До 90 % лиц, относящихся к категории бедняков, проживают в деревнях, селах и небольших районных центрах. Росстат называет низкий уровень заработной платы главной причиной бедности в России.

Провоцирующие факторы

Опрошенные ВЦИОМом россияне считают, что к основным факторам, провоцирующим рост нищеты в России относятся:

  • Несправедливое распределение российского бюджета.
  • Массовые сокращения.
  • Ликвидацию предприятий.
  • Социальное неравенство.

Антироссийские санкции не вошли в список первопричин. Подавляющее большинство опрошенных говорит, что это «пугалка», не имеющая ничего общего с реальностью.

Некоторые россияне высказывались и более жестко. По их мнению, руководство страны оперирует этим определением с целью скрыть последствия собственных ошибок во внешней и внутренней политике.

Основные риски

По данным статистики, к основным рискам бедности россияне относят:

  • Потерю работы (40 % опрошенных).
  • Снижение уровня зарплаты (80 %).
  • Обстоятельства, связанные с потерей здоровья (22 %).
  • Кредитную кабалу (67 %).

В группу риска входят россияне от 45 лет, не имеющие квалификации и диплома о высшем образовании.

В ближайшее время контингент группы риска грозит пополниться лицами 26–35 лет, на плечи которых ложится наибольшая нагрузка по кредитам. До конца 2018 — начала 2019 года бедняками могут стать около 30 % граждан РФ.

На чем экономят россияне

Несмотря на оптимистические заявления чиновников, уровень бедности в России продолжает оставаться стабильно высоким.

Около 75 % россиян экономят на следующем:

  • Одежде и обуви — 76 %.
  • Еде — 69 %.
  • Развлечениях — 68,2 %.
  • Отпуске — 57,8 %.
  • Лекарствах — 39,1 %.
  • Других расходах — 6,4 %.

Согласно анализу бедности, к экономному образу жизни прибегают до 76 % женщин и примерно 66 % мужчин.

Как помочь населению

Конституция утверждает, что РФ — социальное государство, политика которого способна обеспечить каждому гражданину благоприятные условия для воплощения способностей и организации достойной жизни.

Сегодня борьба с бедностью в России связана с реализацией прав на следующее:

  • работу;
  • з/п за работу;
  • услуги здравоохранения;
  • соцообеспечение;
  • жилье;
  • обучение.

По мнению экспертов, бедность в современной России можно контролировать при помощи государственной политики по профилактике и сокращению этого явления.

Основные пути решения проблемы

В 2018-2019 годах г. проблема бедности в регионах относится к наиболее приоритетным в сфере социальной политики. Существуют следующие пути решения этой проблемы:

  1. Ускорение темпа роста национальной экономики.
  2. Введение системы выплат пособий для нуждающихся.

Предметом многочисленных дискуссий является второй путь.

В 2010 году планировалось введение налога на бедность. Сегодня этот вопрос пока не рассматривается.

Вводить или не вводить

В ближайшее время на рассмотрение депутатов Государственной думы будет внесен проект госбюджета на последующие два года.

Учитывая наличие многих факторов, негативно сказавшихся на формировании доходной части, будет сформирована и расходная часть госбюджета.
По мнению первого заместителя министра финансов Т. Нестеренко, необходимость введения пособия по бедности сегодня обусловлена. Она полагает, что это позволит снизить рост негативных настроений в обществе.

При принятии положительного решения пособия по бедности будут выплачиваться адресно, определенным категориям граждан.

Уверенно оперируя данными статистики, Т. Нестеренко полагает, что в соответствующих выплатах нуждаются семьи с детьми, не достигшими 16-летнего возраста. А также это касается семей с двумя и более несовершеннолетними иждивенцами и одним родителем, имеющим место работы. Главный критерий — реальная нужда в получении дополнительной помощи от государства.

С мнением замминистра не соглашается вице-президент О. Голодец и министр труда М. Топилин. Первый полагает, что вводить подобные пособия можно только после точного определения круга лиц, нуждающихся в подобной помощи. В проекте государственного бюджета на ближайшие 36 месяцев это не отражается.

По мнению противников второго метода, раздача пособий по бедности в России не решит проблему, а только усугубит ее. Ежемесячные выплаты не стимулируют к труду тех, кому гарантированно предоставляются суммы, размер которых равняется сумме ПМ.

Одновременно может вырасти нагрузка на работающих россиян. Это поспособствует ухудшению благосостояния экономически активной части народа РФ.

Эксперты предлагают бороться с неблагоприятным явлением при помощи ускорения темпов производительности общественного труда.

Что предлагают российские чиновники

В ближайшем будущем планируется разработать программы борьбы с бедностью, помогающие:

  1. Установить минимум з/п и трудовой пенсии на уровне ПМ.
  2. Обеспечить всем категориям граждан получение социально важных услуг и товаров.
  3. Отказаться от эксплуатации квалификационного труда бюджетников в форме монопольно низкой оценки их деятельности.
  4. Установить и ввести минимальный стандарт налоговых отчислений. Целью является поддержка величины оплаты труда на уровне ПМ самого сотрудника и проживающих с ним иждивенцев.

В соответствии со стандартами Всемирного банка, по показателю ВВП РФ относится к среднеразвитым государствам. Уровень масштабов бедности в России причисляет страну — к развивающимся.

Профилактика обнищания

По мнению аналитиков, уменьшение риска обнищания возможно только при тесном сотрудничестве государства и населения.

К реальным для россиян методам профилактики нищеты необходимо отнести следующие рекомендации:

  1. Продолжать искать работу. Особенно это касается лиц, которым грозит увольнение на фоне закрытия предприятия.
  2. Регулярно повышать уровень собственного образования.
  3. Не бояться покинуть один из «депрессивных» регионов России и попытаться трудоустроиться в экономически благополучном месте.
  4. Укреплять здоровье.
  5. Расширять круг общения, устанавливать контакты с лицами, способными помочь трудоустроиться на перспективном месте.
  6. Жить по средствам и всегда помнить о кредитной ответственности.
  7. Тесно общаться с органами социальной защиты. Это касается инвалидов, пенсионеров и многодетных матерей.

На одной из последних горячих линий президент РФ ужаснулся масштабам проблемы бедности и порекомендовал членам правительства как можно быстрее решить ее.

Учитывая прогрессирующий демографический кризис и жуткую ситуацию на рынке труда, граждане не верят обещаниям и стараются решить проблему самостоятельно.

Чиновники планируют покончить с бедностью в современной России до конца 2020 года.

Эксперты: в России не 20, а более 35 миллионов бедных

Количество бедных в России в последние годы колеблется вокруг цифры в 20 млн человек. Это более 13% от всего населения страны. Таковы подсчеты Росстата.

На самом деле данные официальной статистики не отражают реальной картины. По-настоящему бедных значительно больше.

Сейчас «росстатовская» методика относит к бедным тех граждан, которые не могут получить минимум социальных благ и услуг, конкретный набор которых описан в потребительской корзине. Денежный эквивалент «корзины» называется прожиточным минимумом. Соответственно, бедный — тот, чей доход ниже величины прожиточного минимума. В среднем по всем группам населения прожиточный минимум сейчас составляет 11 160 рублей.

Реклама

Лишения определяют бедность

Такой алгоритм расчета бедности — в привязке к прожиточному минимуму — называется монетарным, и, по мнению большинства экспертов, его нельзя признать корректным.

«Объективную картину можно получить, если к чисто денежному (монетарному) методу добавить так называемый депривационный», — говорит Елена Гришина, заведующая лабораторией Института социального анализа и прогнозирования Российской академии народного хозяйства и государственной службы (ИНСАП РАНХиГС).

Депривация (от латинского deprivatio — потеря, лишение) — это метод вычисления лишений, недополучения различных социальных благ. В этом случае бедным считается человек или семья, чье потребление товаров и услуг не соответствует принятому в обществе стандарту.

Депривационная модель выявляет, чего семья, домохозяйство не может себе позволить купить и в чем чувствует себя ущемленным, поясняет Татьяна Малева, директор ИНСАП.

Если применить «метод лишений», использованный тем же Росстатом в экспериментальном порядке, то уровень бедности в России составляет порядка 24,8-25,2% (около 36 млн человек), подсчитали в ИНСАП. То есть почти вдвое больше официального.

По словам Гришиной, чтобы понять реальный уровень бедности стандартной семьи с детьми, необходимо провести опрос как минимум по семи направлениям лишений: имущество, питание, финансовое положение, здоровье, социальная интеграция, образование и развитие детей, жилищные условия.

«То есть это серия вопросов про то, можете ли вы удовлетворить свои потребности в питании, в приобретении одежды, в доступе к образованию, лекарствам и так далее. И не требуется высказывать отношение к своим возможностям, а нужно просто дать ответ: «да» или «нет»,

— говорит Малева.

Например, показатель «социальной интеграции» включает в себя ответы на такие фантастические с точки зрения официальной статистики вопросы, как наличие или отсутствие «моральной поддержки от родственников и друзей». Есть вопрос даже про то, испытывают ли родители чувство одиночества.

Мясо, отпуск, автомобиль

В ЕС население до недавнего времени опрашивалось по девяти пунктам: способность справиться с неожиданными затратами; ежегодный отпуск в течение недели вне дома; способность погасить задолженности (по ипотеке, ренте, коммунальным услугам, платежам за покупки); возможность потреблять еду с мясом, курицей, рыбой или вегетарианским эквивалентом раз в два дня; возможность поддержания дома в тепле; наличие стиральной машины; наличие цветного телевизора; наличие телефона; наличие легкового автомобиля.

Семья считалась бедной, если по четырем из девяти пунктов ответ был отрицательный. Но со временем, по мере роста уровня жизни, часть показателей из этого перечня утратила актуальность.

Наличие или отсутствие телевизора, стиральной машины и телефона при обследовании домохозяйств были исключены или остались в ряде стран на добровольной основе.

С 2016 года в странах ЕС на регулярной основе осуществляется сбор информации по семи новым пунктам.

На индивидуальном уровне задаются вопросы, что человек может или хотел бы себе позволить: компьютер и доступ к интернету для личного использования дома; заменить изношенную одежду на новую; две пары хорошо сидящей обуви (включая пару всесезонной обуви); совместный ужин (обед) с друзьями/ родственниками, по крайней мере, раз в месяц; регулярное участие в мероприятиях досуга и отдыха; тратить небольшие суммы денег на собственные нужды каждую неделю.

На уровне домохозяйства выяснялось, может ли оно позволить себе заменить ветхую (старую) мебель на новую.

Хуже всего семьям с детьми

РАНХиГС проводил опрос населения методом депривации (порядка 3 тысяч человек) в мае 2017 года.

Итоги опроса шокируют: доля бедных семей с детьми составила 23,4%.

В частности, среди неполных семей с детьми уровень бедности просто зашкаливает — 35%, среди многодетных семей — 39%, опекунских и приемных семей — 40%, семей с ребенком-инвалидом — 37%. Наконец, за чертой бедности находятся 43% семей с детьми, в которых матери имеют возраст старше 50 лет.

Семьи с детьми — самая массовая группа бедных в России. Они составляют более половины от общего количества семей, чьи доходы ниже прожиточного минимума, отмечает Гришина. Например, среди семей, которые не в состоянии оплатить непредвиденные расходы, доля имеющих на иждивении одного-двух детей составляет 66%, в семьях с тремя детьми и более этот риск увеличивается до 78%.

По данным за 2017 год, половина всех многодетных семей в России, если считать депривационно, — бедные. Среди обычных семей с детьми за чертой бедности 25%.

«Обычная среднестатистическая российская семья при появлении второго ребенка может легко оказаться в бедности. Это аномалия. У немцев такого нет. У американцев нет. Там нормой является двух-трехдетная семья — это символ американского благополучия. Это Голливуд. Это американская мечта. А у нас это риск бедности», — возмущается Малева.

Официальная статистика предпочитает не замечать и работающих бедных. Но по факту таких людей немало, и это растущий тренд, учитывая стагнацию и снижение доходов россиян в 2014-2017 гг.

Портрет российской бедности

В Росстате утверждают, что готовы внедрять европейский метод идентификации бедности и понимают, насколько он важен. По словам начальника управления статистики уровня жизни и обследований домашних хозяйств Росстата Елены Фроловой, портрет бедности будет совсем иной, если использовать метод депривации.

Например, пенсионеры формально не считаются бедными по традиционным методикам, поскольку стандартная пенсия выше прожиточного минимума. Но если пенсионер вынужден содержать неработающего иждивенца, то он фактически является бедным и даже нищим.

Но монетарные методы учета эту бедность не фиксируют, и, соответственно, пенсионер, кормящий, например, усыновленного ребенка, не имеет права на социальные доплаты со стороны государства.

По словам Фроловой, методологически внедрение депривационной модели учета бедных возможно уже с 2019 года. По крайней мере, Росстат имеет такую цель и неоднократно проводил соответствующие опросы среди россиян.

Готовности Росстата и экспертного сообщества к использованию новой методики недостаточно. Для того чтобы правильно считать бедных и реально нуждающихся, нужна политическая воля. Как видит Кремль решение проблемы бедности, известно.

Президент Владимир Путин поставил новому правительству задачу за шесть лет как минимум вдвое снизить уровень бедности в стране. Но речь, естественно, идет о текущих цифрах, основанных на прожиточном минимуме.

По большому счету, сколько действительно бедных и нищих, в России точно не знает никто. Насколько репрезентативными можно считать опросы РАНХиГСа и недавние опыты Росстата, непонятно. Но нет никаких сомнений, что правительство урежет это «неизвестно сколько» бедных как минимум вдвое.

«Неравенство — это про тебя»

По данным Росстата, каждый седьмой житель России живет за чертой бедности. Согласно статистике, в 2016 году количество людей, чьи доходы ниже прожиточного минимума, увеличилось за год на 300 тысяч и достигло 19,8 миллиона человек. Официально чиновники ведут свои подсчеты, отталкиваясь от среднего минимального дохода — 9961 рубль. Однако ученые считают, что государственная методика определения бедности устарела и не отражает реальной картины. Социологи считают, что недостаточно просто учитывать тех, кто не дотягивает до прожиточного минимума. Эта группа неоднородна, и в ней надо выделять нищих, малоимущих и «уязвимых». О том, много ли в России тех, кто беднее бедного, и почему неравенство страшнее нищеты, «Ленте.ру» рассказала заведующая Центром стратификационных исследований Института социальной политики НИУ ВШЭ Светлана Мареева.

«Лента.ру»: Вы хотите утешить малоимущих тем, что у них не все так плохо?

Мареева: Мы хотим посмотреть, как реально живет общество, где проходит граница по доходам между группами, как они различаются с точки зрения качества и уровня жизни, о чем думают, о чем мечтают. Сейчас в России абсолютный подход к определению бедности: ее устанавливают по прожиточному минимуму. В среднем сумма около 10 тысяч на человека. Такая методика вызывает много вопросов. Она задает, по сути, черту минимального стандарта выживания. Все, кто ниже нее, считаются бедными. Но эта черта устанавливается декларативно.

Разве экономисты не считают, сколько нужно человеку, чтобы выжить?

Прожиточный минимум рассчитывается на основании потребительской корзины. Но многие замечают, что состав корзины может быть разным не только для детей и трудоспособных, но и, например, зависит от типа поселения. На селе нужен один набор товаров и услуг, в городе — другой, да и стоимость у них будет разной. Естественно, потребительская корзина не взята с потолка, но не отражает реальную картину того, что человек покупает, в чем нуждается. Если завтра прожиточный минимум увеличится на 10 рублей — количество бедных вырастет, но это же не значит, что в жизни этих людей что-то изменилось.

Информационная служба общественного телевидения России провела опрос среди граждан на тему, сколько им нужно денег, чтобы не чувствовать себя бедными.

В среднем получилось 27 991 рубль в месяц на человека — три прожиточных минимума. Самые большие расходы — у жителей Москвы, Камчатки, Сахалина, Алтая: им требуется от 40 до 50 тысяч в месяц. Дорого обходятся продукты и услуги ЖКХ. В Калуге, Санкт-Петербурге, Кемерово, Калининграде готовы тратить 30-40 тысяч. В Иркутске, Карелии, Ставрополе, Вологде, Подмосковье могут уложиться в 20-30 тысяч. Жителям Адыгеи, Бурятии, Карачаево-Черкесии, Крыма, Тывы и Кургана достаточно 15-20 тысяч рублей, чтобы не чувствовать себя нищими. Некоторые респонденты прокомментировали свое социальное самочувствие. «Лента.ру» собрала наиболее интересные комментарии и ответы.

Как же объективно определить пороги бедности?

Мы предлагаем в дополнение к официальному абсолютному подходу использовать и относительный подход, основанный на медианном доходе. Черта бедности тут не задается априори — строится общее распределение доходов в обществе. Затем ищется точка, которая делит общество на две равные части по уровню доходов. Этот срединный доход показывает типичный стандарт жизни для данного общества. И дальше можно определить, кто в силу своих доходов может его поддерживать, а кто — нет (обычно черта бедности проводится на уровне 60-70 процентов этого среднего медианного дохода).

Мы в рамках такого подхода выделили в российском обществе три основных слоя: низкодоходные, среднедоходные и высокодоходные. И эти группы тоже дробим на несколько частей. Вроде бы так же ориентируемся на доходы, но смысл в том, чтобы напрямую связать их с типичным для нашего общества стандартом жизни.

Что такое типичный стандарт?

То, что имеет хотя бы половина россиян. В российских условиях это прежде всего дом или квартира (в большинстве случаев приватизированные или унаследованные). Другая недвижимость: у низкодоходных в основном это просто участки, зачастую полученные от государства, а среднедоходные и высокодоходные имеют дачи, летние дома, вторые квартиры. Но это меньшинство, и это не стандарт. Не являются нормой и сбережения, даже небольшие. С другой стороны, наличие автомобиля у нас уже входит в стандарт. Из товаров длительного пользования нормой является наличие в домохозяйстве телевизора, холодильника, стиральной машины, пылесоса и кухонной техники. В последние годы в этот набор входят также мобильный телефон и ноутбук или компьютер.

Самарская область. Мы в детскую больницу часто кладем детей из соседних сел. Без заболеваний. Просто подкормиться. Придумываем им диагнозы, и они неделю лежат на казенном питании. Иначе их семьям не выжить — работы нет, денег нет. Обычно мы так весной делаем, когда зимние эпидемии проходят, а летние несчастные случаи еще не начались, и койки пустые.

Реальная цифра медианного дохода в этом году — сколько?

По данным Росстата, медиана составляет около 23 тысяч рублей на человека. Соцопросы, которыми мы пользуемся, показывают более низкие суммы — примерно 15 тысяч. Граница, за которой идут низкодоходные, то есть те, кто не может поддерживать типичный для общества уровень жизни, — 11 тысяч. Но это в среднем, так как мы используем корректировки в зависимости от регионов и от типа поселения. Например, на селе доход для поддержания того же уровня жизни может быть меньшим, чем в городе. Низкодоходных мы также делим на тех, кто находится в глубокой бедности, просто бедности и уязвимы к бедности. Последние вроде бы бедными не являются, но риски оказаться в их числе у них очень велики.

Какой уровень доходов в России преобладает?

Больше всего тех, чьи доходы от 0,75 до 1,25 медиан. Это как раз та группа, которая демонстрирует типичный стандарт жизни всех россиян. Для этого года — примерно 11-18 тысяч на человека. Стандарт их жизни очень скромен, но это далеко и не стандарт выживания — они обеспечены и товарами длительного пользования, и недвижимостью, и автомобилями. В целом же модель по доходам сегодня выглядит так: около 30 процентов составляет неблагополучное население (бедные или с высокими рисками бедности), около 40 процентов — та самая средняя, медианная группа, и, наконец, еще около 30 процентов — относительно благополучные слои, чьи доходы выше средних как минимум на четверть. Их положение более устойчиво. Но и самая низкодоходная группа, имеющая ниже четверти медианы на человека, составляет порядка 1,5 процента. То есть крайней бедности, связанной с выживанием, у нас практически нет, но высока доля бедных и уязвимых к бедности.

Кризис как-то повлиял на численность этих групп?

В начале кризиса часть медианной группы сползла к низкодоходным слоям, а доля бедных возросла. Но общая картина остается той же: крайняя бедность для нашего общества нехарактерна, основная масса населения концентрируется вокруг медианы.

Чем наши бедняки отличаются от западных?

Есть такой термин — «западный средний класс». Это методика Всемирного банка, которая позволяет сравнивать между собой развитые страны. Берется линия бедности США и применяется к другим странам — те, кто не беден по этим стандартам, как раз и относятся к «западному среднему классу». Но по таким критериям у них 13,5 процентов бедных, а у нас — 46 процентов.

Да, по вашей методике у нас как-то все лучше выглядит.

Надо понимать, что линия бедности в Европе и США количественно проходит на другом уровне. Доходы бедных там выше, чем у нас в стране.

Недавнее высказывание вице-премьера Ольги Голодец о том, что российская бедность — трудовая и этим отличается от других стран, на многих произвело впечатление. Но, судя по социальным сетям, жители той же Америки или Германии тоже недовольны низкими зарплатами. В чем разница?

Проблема в том, что у нас минимальный размер оплаты труда ниже прожиточного минимума. То есть на государственном уровне заложена ситуации, когда человек работает, но все равно оказывается в бедности. И это почва для конфликта, потому что в общественном восприятии ситуация, когда человек честно работает, но еле сводит концы с концами, нелегитимна и несправедлива.

Бийск Муж на двух работах водителем, я на полторы ставки воспитателем, трое детей, дача с огородом, детей и не видим толком, растут как сорняки, не голодаем, а куртки купить всем сразу не можем, в отпуск поехать не можем и платные кружки тоже не можем. О своей одежде не говорю, донашиваем что есть, хорошо сейчас в моде застиранное и в дырах — обахромил, и как будто так и надо.

Статистика утверждает, что по сравнению с 2000 годом уровень жизни россиян вырос в два-три раза. Но почему люди этого не ощущают, почему жалуются?

Действительно, статистика показывает, что с 2000-х годов доходы выросли у всех, в том числе у малообеспеченных и у бедных. Покупать стали больше. Типичный набор тех же бытовых приборов в домохозяйствах пополняется. Но это количественные показатели. Качественные же изменения — возможность самому выбирать свой образ жизни, обеспечить будущее детям, добиться значимых изменений в жизни — есть только у верхней, благополучной трети населения. Для представителей нижних доходных групп ничего не меняется. И люди это ощущают. Сегодня у тебя денег стало побольше — купил кухонный комбайн. Завтра доходы уменьшились — и ты экономишь. Послезавтра снова доходы выросли. Все это не дает перспективы и уверенности, не увеличивает пространство жизненных шансов.

Жить стали лучше, но не веселее?

Можно и так сказать. Есть еще одна важная проблема: субъективная бедность. Это когда сам человек отмечает, что у него плохое материальное положение, и по уровню доходов он, в его мнении, беден. И многие исследования показывают, что объективная и субъективная бедность совпадают далеко не полностью. Бывает, что человек с низким доходом совсем не ощущает себя малообеспеченным, и наоборот.

С бедными понятно — оптимизм спасает. Но почему богатые прибедняются?

Факторы объективной бедности — это то, что связано прежде всего с положением на рынке труда: образование, квалификация, профессиональная позиция и т.д. Однако на субъективную бедность это почти не влияет. Факторы влияния тут — несовпадение ожиданий и реальности, ощущение отсутствия контроля над своей жизнью. Если у людей возникает ощущение, что в силу обстоятельств они ничего не могут сделать, у них нет никаких возможностей улучшить свое социальное положение, то независимо от уровня дохода они чувствуют себя бедняками.

По результатам соцопросов до кризиса у россиян менялось отношения к бедности — от сочувствия к презрению. Что сейчас?

В последние докризисные годы отношение к бедным действительно ухудшалось. С чем было связано сочувствие в 1990-е годы? Бедность была массовой, и состав бедных существенно не отличался от небедных. Но по мере экономического подъема бедные стали превращаться в группу с иным типом и характером занятости, уровнем образования, образом жизни. Это привело к изменению отношения к ним остального населения. И причины бедности россияне все чаще усматривают не во внешних причинах, как это было в начале 2000-х годов, а в поведении и образе жизни самих бедных.

И еще надо понимать, что россиян больше беспокоит проблема массовой малообеспеченности, а не бедности. Когда россияне говорят о помощи бедным, они имеют в виду не поддержку тех, кто находится на социальном дне, а прежде всего тех, кто честно работает, но из-за низких зарплат не может улучшить свое положение. В целом за последние 15 лет бедность в общественном сознании перестала быть болевой точкой, больше вопросов и беспокойства вызывает растущее неравенство. Бедность — где-то далеко. А неравенство — это про тебя, какое бы положение в обществе ты ни занимал.

Иркутская область Я учитель английского, немецкого, русского и литературы в сельской школе. Зарплата 12 тысяч. Вместе с дочками-подростками хожу убирать богатые коттеджи неподалеку в поселке. Им льстит, что у них уборщица может и ребенку с русским подсказать, и сочинение проверить, и по-английски поговорить. А я боюсь — говорят, школу закроют. И я в 38 лет с красным дипломом буду уборщицей?


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *