Бихевиоризм в психологии

Бихевиоризм в психологии

Основные понятия современного бихевиоризма.

Понятийный аппарат бихевиористского подхода к социальной психологии мало чем отличается от того, который представлен в общей психологии. Нет особой разницы и в концептуальном подходе, основывающемся на идее о том, что, в силу невозможности операционализации внутренней активности субъекта, внимание исследователя должно сосредоточиваться на ситуативных факторах как детерминантах социального поведения. С точки зрения бихевиористов, применение строго психологического эксперимента, вкупе с использованием аппарата статистического анализа, позволяет выявлять универсальные закономерности, знание которых, в свою очередь, позволяет прогнозировать и описывать поведение человека в тех или иных обстоятельствах. В отличие от классического бихевиоризма, оперировавшего понятием универсальности психического для всего биологического вида и рассматривавшего поведение человека всего лишь как частный случай (отсюда эксперименты на крысах, собаках и т.п.), современный бихевиоризм стал менее амбициозным и пытается выявить специфику именно социального поведения человека.

Понимание специфики бихевиоризма невозможно без знакомства с категориальным аппаратом, тем более что, в русскоязычной психологической литературе он представлен довольно слабо. Остановимся на нем подробнее.

Понятие оперант является центральным для современного бихевиоризма. Фактически оно помогает установлению основного различия между современным бихевиоризмом и его старой стимульно-реактивной версией. Оперант – это поведение (реакция) личности, вызывающая изменение в ее окружении: улыбка, ворчание, словесная ремарка, молчание. Улыбка, например, может означать выражение дружественного расположения к другому, ворчание – вызвать агрессивную реакцию по отношению к его источнику и т.п.

Респондент – это реакция организма на определенного рода стимуляцию. Например, при приближении какого-либо объекта к глазам наблюдается защитный рефлекс моргания, при постукивании по коленному суставу – подергивание ноги и т.п. Операнты контролируются стимулами, следующими за ними, респонденты –стимулами, предшествующими им. В качестве иллюстрации можно привести пример просьбы ребенка к родителям купить сладостей: «просьба» представляет собой оперант, влияющий на окружение, и таким образом становится причиной его изменения (т.е. следствием), в то время как удар молоточком предшествует подергиванию ноги. Можно сказать, что респондентное поведение является непроизвольным, а оперантное – произвольным. С этим утверждением согласно большинство современных исследователей, работающих в рамках бихевиористской традиции.

Стимул – это событие, последствие или изменение в окружении индивида, оказывающее воздействие на его поведение, вызывающее его реакцию. В основном стимулы охватывают пять категорий: позитивные подкрепления, негативные подкрепления, нейтральные события, позитивные наказания, негативные наказания.

События, последствия или изменения в окружении индивида, обусловленные некоторым оперантом, повышающим вероятность его проявления, называются позитивным подкреплением. Реагирование на просьбу ребенка о стакане воды со стороны родителя повышает вероятность повторения таких просьб в будущем. Примером позитивного подкрепления является плата за проделанную работу, похвала за услугу и т.п. Во всех этих случаях речь идет о стимулах, способствующих проявлению желательного поведения.

Негативное подкрепление представляет собой стимулы, которые способствуют устранению проявления определенных оперантов, т.е. речь идет о сокращении параметров и пр. окружения. Например встреча с человеком сквернословящим побуждает к сокращению, а то и вовсе избеганию встреч с ним. Точно так же родители могут лишать ребенка чего-либо, не выполнив его желания, поощрить тем самым желаемое поведение.

Так называемые нейтральные подкрепления представляют собой события и последствия, следующие за некоторым оперантом и не оказывающие влияния на вероятность его проявления в будущем. Например, на назойливые попытки заговорить со стороны незнакомого человека можно реагировать нейтрально, однако в реальности сложно предположить ситуацию, что эта «нейтральность» приведет к какому-то ожидаемому эффекту, так как даже внешнее отсутствие реакций предполагает определенную внутреннюю работу.

Процесс социальной жизни включает не только стимулирование проявлений «нужных» оперантов посредством позитивного или негативного подкреплений. Во многих случаях приходится добиваться «изъятия» нежелательного поведения из поведенческого репертуара. В этом случае мы сталкиваемся с другим классом стимулов – позитивным наказанием и негативным. Наибольший вклад в разработку этих категорий внес социолог Р. Барджес. Согласно его рассуждениям, в качестве позитивных наказаний выступают те события, последствия или изменения в окружении индивида, которые в случае применения после их проявления приводят к снижению вероятности будущих проявлений. Примером тому является приглашение нерадивого студента «на ковер» к декану – один из стимулов, направленных на изменение поведения студента в лучшую сторону.

Влияние негативного наказания построено по тому же принципу, что и позитивного. Отличие лишь в том, что происходит не добавление стимулов в окружении, а их сокращение или устранение. Например, можно говорить о лишении студента стипендии. Наиболее полное определение негативного наказания дается Барджесом и Бушелем: они относят к негативному наказанию те изменения, последствия, альтернативы и т.п. в окружении человека, которые устраняют другие стимулы и таким образом обусловливают уменьшение степени вероятности будущего проявления операнта (с. 30).

Вероятность подкрепления относится к условиям, при которых в окружении индивида проявляются определенные оперантные действия в соответствующих обстоятельствах, и которые нередко как схемы подкрепления в лсглвглм непрерывные и перемежающиеся.

Если подкрепление непосредственно следует за реакцией или оперантом организма, речь идет о непрерывном подкреплении. Например, формирование правильного произношения ребенка осуществляется посредством непрерывного подкрепления удачных проявлений. Однако использование его не в лабораторных условиях маловероятно, т.к. сложно представить возможность контроля за всеми действиями, совершаемыми человеком в его повседневном поведении. Более распространенными являются перемежающиеся схемы подкрепления, характеризующиеся подкреплением некоторых вызванных оперантов и игнорированием других. По существу вся социализация человека строится на перемежающихся или избирательных схемах подкрепления, когда речь идет о поощрении желательных типов поведения.

Все схемы избирательного подкрепления являются производными от двух типов: интервальных и пропорциональных. Интервальные основываются на времени между применением подкрепления и конструируются так, что подкрепляется каждая первая реакция после определенного временного промежутка. Временной промежуток между подкреплениями может быть фиксированным (например, подкрепляется каждая первая реакция, поступающая через каждые пять минут ) и варьирующимся (когда в среднем за каждые пять минут подкрепляется только одна первая реакция), например, в первые пять минут подкрепляется реакция, поступившая на пятой минуте, во второй пятиминутке – реакция, поступившая на восьмой и т.д.). Первый тип называется фиксированным интервальным, второй – вариабельным интервальным.

Пропорциональные схемы основываются на числе реакций между подкреплениями. Они конструируются таким образом, что подкрепление следует за каждой n-ой реакцией. В случае фиксированных пропорциональных схем (FR) подкрепление следует за каждой n-ной реакцией (например, каждая четвертая). В случае вариативных пропорциональных схем подкрепление следует за некоторым усредненным числом реакций (например, подкрепления могут совершаться на третьей, шестой и двенадцатой минутах в течение пятнадцати минут и число подкреплений в последующие 15-минутки будет также равно трем).

Дифференциальное подкрепление является одним из наиболее значимых с точки зрения бихевиористов. Особо оно проявляется при научении языку, формировании групповых норм, принятии решений, во многих других индивидуальных и групповых поведенческих реакциях человека. Дифференциальное подкрепление имеет место в тех социальных ситуациях, в которых человеку предстоит выбор между двумя или несколькими альтернативными линиями поведения, приводящими к одному и тому же результату. Следуя этой логике рассуждений, внимание родителей со стороны ребенка может быть результатом и примерного поведения, и вспышки гнева. Какая линия поведения будет для него предпочтительней? Конечно, для адекватного ответа следует иметь представление о специфических взаимоотношениях, сложившихся в конкретной семье. Знание необходимых компонентов ситуации с позиций социально-психологических перспектив. Кто-то может объяснить неучтивое поведение ребенка особенностями его личности, кто-то – социализацией, ответственной за формирование соответствующего поведения. С позиций бихевиористского подхода, оно является следствием дифференциального подкрепления, часто неосознанного, без представления о возможных последствиях.

В соответствии с принципом дифференциального подкрепления, если имеется ряд оперантов, большей результативностью будет обладать тот, который производит подкрепление, с большей частотой и вероятностью. Дифференциальное подкрепление подразумевает укрепление одних типов поведения и ослабление других. Примером тому является адаптация эмигрантов к новой культуре. Очень часто представители этнических меньшинств в процессе адаптации проявляют поведенческие действия, характерные для коренного большинства, что сопряжено с целой системой подкрепляющих стимулов. Поведение, соответствующее данной культуре, подкрепляется существенно чаще, чем не соответствующее. Так, эмигрант, стремящийся получить работу, вынужден демонстрировать нормы и эталоны, поощряемые новой средой обитания. Дифференциальное подкрепление присутствует и в процессе овладения правильным языковым произношением – когда подкрепляются удачные попытки и погашаются – неудачные.

Дискриминантный стимул. В крайне сложном социальном мире человеку в повседневной жизни приходится сталкиваться с огромным количеством сторонних воздействий. В свою очередь и он воздействует на свое окружение, вызывая в нем те или иные изменения. Некоторые поведенческие действия кажутся основывающимися на стимульно-реактивной основе, другие – не демонстрируют такой очевидности. Наиболее явным примером стимульно-реактивных следствий является респондентное поведение. По отношению к оперантному эта связь менее заметна. Тем не менее, можно говорить, что человеческое поведение регулируется стимулами извне в качестве своеобразных индикаторов актуализации определенных поведенческих действий. Причем зачастую это осуществляется автоматически, без какого-либо рационального обоснования. Стимулы, вызывающие у индивида определенные операнты, получили название дискриминантных. Другими словами, они как бы сигнализируют о наличии, появления стимула. Так, присутствие преподавателя в аудитории выступает в качестве определенного сигнала о необходимости совершения студентами соответствующих действий. В качестве подобных индикаторов могут выступать и сами операнты, получившие название дискриминантных в силу их контролируемости предшествующими стимулами.

Стимулы, сигнализирующие обстоятельство вызывания операнта и вероятность его актуализации, относятся к типу SDs. Однако далеко не все стимулы ассоциируются с усилением операнта. Некоторые из них, наоборот, связаны с уменьшением силы и вероятности актуализации операнта. Этот тип стимулов обозначается как S-delta. В качестве примера можно рассмотреть случай поведения ребенка, остающегося дома с гувернанткой, когда родители уходят на работу. В это время он может совершать поступки, связанные с отсутствием родителей. Когда же они возвращаются, увеличивается вероятность того, что ребенок перестает их совершать. Таким образом, присутствие родителей выступает в качестве дискриминантного стимула (S-delta), который снижает вероятность проявления определенного поведения.

Генерализация стимулов имеет место тогда, когда стимулы в силу их повторных ассоциаций с подкреплением становятся подкрепляющими и \ или дискриминантным стимулом, а другие стимулы, имеющие сходство с ними также приобретают подкрепляющие и \ или дискриминантные свойства. Генерализация стимулов – неотъемлемая часть повседневного социального взаимодействия. Примером ее являются суждения этнического большинства в отношении меньшинств типа – «все лица кавказской национальности одинаково плохи», «все цыгане криминальны» и т.п. Однако в реальной жизни представители большинства с великим усилием могут определить конкретные условия проявления подробного рода реакций. Более того, человек пытается найти обоснование нехарактерности подобного рода генерализаций в отношении конкретного человека, относящегося к данному социальному типу, но вызывающему положительное отношение. Так, суждение типа «все продавцы жулики» из уст мужчины, жена которого является продавцом, может вызвать защитное оправдание типа «лишь она является средь них белой вороной».

Генерализация и дифференциация реакций. Люди научаются устанавливать четкие различия между классами реакций в силу избирательного подкрепления. Более того, эти реакции (операнты) обычно обладают очень высокой вероятностью актуализации в одних ситуациях и низкой – в других (дискриминация стимулов). Тем не менее, усиление одной реакции данного класса может привести к усилению других. Успешная сдача при помощи определенной стратегии поведения экзамена одному преподавателю может стимулировать вероятность ее применения и в отношении других преподавателей. Большая часть из, казалось бы, новых поведенческих решений людей на самом деле является следствием генерализации реакций.

Дифференциация реакций проявляется при их длительном и интенсивном подкреплении, особенно в условиях дискриминации стимулов и \ или дифференциального подкрепления. В рамках социального взаимодействия лесть в отношении определенного рода людей, при условии желаемого результата, приводит к определению социального типа “особо предрасположенных” и интенсификации применения к ним данной поведенческой стратегии.

Затухание представляет собой процесс возвращения операнта в исходное состояние при неподкреплении условий его проявления. В отдельных случаях оно включает отсутствие наказаний за проявление операнта. Примером тому является техника «мелких уколов», направленная на выведение партнера из состояния равновесия. Если тот выдерживает атаку, вероятность ее использования по отношению к нему со временем уменьшается. Другим примером является нереагирование педагога на готовность ученика отвечать на уроке, сигнализируемого поднятием руки. В случае неоднократного неподкрепления это стремление может угаснуть. В основном это означает, что угашение в существенной степени зависит от нейтральных стимулов, следующих за актуализацией операнта (т.е. ненаказания и неподкрепления). Основной трудно разрешаемой проблемой являются поиски адекватных нейтральных стимулов в ситуации социального взаимодействия.

При всем критическом отношении к стимульно-реактивной схеме, доминирующей в бихевиористском подходе, нельзя отрицать главного – его продуктивности в условиях отсутствия более глубоких объяснительных теорий. Сегодня процесс научения во многом строится на принципах подкрепления, впрочем, как и процесс воздействия, представленный в рекламе, пропаганде и т.п.

Представленный обзор основных понятий бихевиористской социальной психологии, конечно же, не отражает всего богатства ее категориального аппарата, но все же дает возможность разобраться в сути разрабатываемых им теоретических построений. Обладание культурой бихевиористской психологической ментальности создает предпосылки для конструктивного использования достижений данной традиции в пределах развития других психологических построений.

Социальный бихевиоризм (Дж. Мид)

  • Бихевиоризм и теория социального научения

    Фундаментальной основой классического бихевиоризма (Дж. Уотсон) можно считать механизм образования связей между внешними стимулами и реакциями (S-R), который был положен в основу формирования человеческого поведения в целом и развития ребенка в частности. Развивая эту концепцию, Б. Скиннер ввел…
    (ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ И ВОЗРАСТНАЯ ПСИХОЛОГИЯ)

  • Каковы основные положения программы социальной реальности как феномена символической интеракции (взаимодействия) Дж. Г. Мида?

    Следующая исследовательская программа — это теория социальной реальности как феномена символической интеракции (взаимодействия) Джорджа Герберта Мида (1863-1931), американского социолога, психолога и философа. Данная методологическая ориентация сводила содержание социальных процессов…
    (ФИЛОСОФИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ НАУКИ)

  • Психологические основы социальной работы

    Психология социальной работы как учебная дисциплина Место психологии в системе социального знания Научные психологические знания в настоящее время применяются везде, где необходимо учитывать психологию людей и человеческие взаимоотношения. Как известно, имеются традиционные области использования…
    (Психология социальной работы)

  • Психология социальной работы как учебная дисциплина

    Место психологии в системе социального знания Научные психологические знания в настоящее время применяются везде, где необходимо учитывать психологию людей и человеческие взаимоотношения. Как известно, имеются традиционные области использования психологических знаний — образование, медицина, экономика,…
    (Психология социальной работы)

  • Место психологии в системе социального знания

    Научные психологические знания в настоящее время применяются везде, где необходимо учитывать психологию людей и человеческие взаимоотношения. Как известно, имеются традиционные области использования психологических знаний — образование, медицина, экономика, политика. Ими, однако, не исчерпывается интерес…
    (Психология социальной работы)

  • Психология управления в социальной сфере

    Сущность и содержание психологии управления социальной работой Термин «управление» в настоящее время широко используется в различных науках, обозначая функцию, присущую организованным системам. Управлять можно организацией, группой и т.д. В обобщенном виде процесс управления представляется…
    (Психология социальной работы)

  • Сущность и содержание психологии управления социальной работой

    Термин «управление» в настоящее время широко используется в различных науках, обозначая функцию, присущую организованным системам. Управлять можно организацией, группой и т.д. В обобщенном виде процесс управления представляется следующим образом. Управление — направленное воздействие…
    (Психология социальной работы)

  • Психологические принципы управления в социальной сфере

    Эффективное управление в социальной сфере должно строиться сообразно естественным закономерностям и процессам. С психологической точки зрения принципы управления (табл. 1), которыми руководствуется в профессиональной деятельности конкретный руководитель, специалист по социальной работе, являются его…
    (Психология социальной работы)

  • Психосоциальная профилактика и психообразование в социальной работе

    Психосоциальная профилактика — это система мероприятий, осуществляемых специалистом по социальной работе, с целью предотвращения отклонений от общепринятых социальных норм и правил, уменьшения вероятности их проявлений, подготовки человека к тем или иным значимым событиям жизни. Психосоциальная профилактика…
    (Психология социальной работы)

2.2.7. Бихевиоризм, или поведенческая психология

Основатель Джон Уотсон (1878-1958) сформулировал кредо бихевиоризма: «Предметом психологии является по­ведение». Отсюда и название — от английского behavior — поведение («бихевиоризм» можно перевести как «пове­денческая психология»). Анализ поведения должен но­сить строго объективный характер и ограничиваться внеш­не наблюдаемыми реакциями (все, что не поддается объек­тивной регистрации, — не подлежит изучению, т. е. мыс­ли, сознание человека не подлежат изучению, их нельзя измерить, регистрировать). Все, что происходит внутри человека, изучить невозможно, т. е. человек представля­ет собой «черный ящик». Объективно изучать, регистри­ровать можно только реакции, внешние действия челове­ка и те стимулы, ситуации, которые эти реакции обус­ловливают. И задача психологии заключается в том, что­бы по реакции определять вероятный стимул, а по стиму­лу предсказывать определенную реакцию. Согласно би-хевиористам, такие понятия, как сознание, переживание, не могут считаться научными, так как они есть результат-самонаблюдения. Основной метод бихевиоризма — наблю­дение и экспериментальное изучение реакций организма в ответ на воздействия среды. Поведение определялось как система реакций организма в ответ на стимулы. Сти­мул (S) порождает реакцию(R) (S-R). В бихевиоризме широко использовались эксперименты на животных, ре­зультаты которых переносились и на объяснение поведе­ния людей.

И личность человека, с точки зрения бихевиоризма, не что иное, как совокупность поведенческих реакций, присущих данному человеку. Та или иная поведенческая реакция возникает на определенный стимул, ситуацию. Формула «стимул — реакция» S-Rявлялась ведущей в бихевиоризме. Закон эффекта Торндайка уточняет: связь междуSиRусиливается, если есть подкрепление. Под­крепление может быть положительным (похвала, полу­чение желаемого результата, материальное вознагражде­ние и т. п.) либо отрицательным (боль, наказание, неуда­ча, критическое замечание и т. п.). Поведение человека вытекает чаще всего из ожидания положительного под­крепления, но иногда преобладает желание, прежде все­го, избежать отрицательного подкрепления, т. е. наказа­ния, боли и пр.

Таким образом, с позиции бихевиоризма, личность —все то, чем обладает индивид, и его возможности в от­ношении реакции (навыки, сознательно регулируемые инстинкты, социализованные эмоции + способность пла­стичности, чтобы образовывать новые навыки + спо­собность удержания, сохранения навыков) для приспо­собления к среде, т. е. личность — организованная и относительно устойчивая система навыков. Навыки составляют основу относительно устойчивого поведения, навыки приспособлены к жизненным ситуациям, измене­ние ситуации ведет к формированию новых навыков. Лич­ность, по определению Б.Ф. Скиннера, есть набор поведен­ческих шаблонов. Различные ситуации вызывают разную реакцию. Реакция же человека зависит исключительно от предыдущего опыта игенетической истории. Указание на влияние генетических факторов подтверждает то, что Б. Скиннер не упрощал толкование поведения и считал, что оно зависит от многих скрытых факторов.

Человек в концепции бихевиоризма понимается преж­де всего как реагирующее, действующее, обучающееся существо, запрограммированное на те или иные реакции, действия, поведение. Изменяя стимулы и подкрепления, можно программировать человека на требуемое поведе­ние.

В недрах самого бихевиоризма психолог Толмен (1948) подверг сомнению схему S-Rкак слишком упрощенную и ввел между этими членами важную промежуточную пере­меннуюI— психические процессы данного индивида, за­висящие от его наследственности, физиологического со­стояния, прошлого опыта и природы стимулаS-I-R.

Под промежуточными переменными понимались внут­ренние процессы, детерминирующие действие стимула, то есть влияющие на внешнее поведение. Под промежу­точными переменными понимались такие образования, как цели, намерения, потребности, гипотезы, образы ситу­аций — когнитивные карты.

В концепции Халла поведение является реакцией на различные побуждающие стимулы — драйв.

Драйвы — импульсы к действию. Достигая опреде­ленной силы, они активизируют поведение. Поведение вознаграждается ослаблением побуждающих стимулов. Например: голодный человек, движимый сильным драй­вом голода, начинает искать место и способ, которым можно утолить голод. Если человеку это удается, поведе­ние подкрепляется, происходит научение. В следующий раз человек будет использовать те реакции, которые в прошлом позволили удовлетворить потребность (умень­шить силу драйва).

При повторении связки S—Rвозникает ассоциация ре­акции со стимулом, что приводит к возникновению при­вычки. Личность человека рассматривается Халлом как совокупность привычек, то есть связей стимулов и реак­ций. Человек от рождения обладает набором драйвов (жажда, голод, боль, ориентировочный рефлекс). Эти драй­вы при определенной интенсивности запускают соответствующее им поведение (инструментальное). Если это поведение протекает в определенных условиях, то эти условия могут приобретать характер вторичного драйва, наличие которого становится необходимым для удовлет­ворения потребности.

Основываясь на экспериментальных исследованиях и теоретическом анализе поведения животных, Скиннер формулирует положение о трех видах поведения:безус­ловно рефлекторном, условно-рефлекторном иоперантном.

Безусловно рефлекторный и условно-рефлекторный виды поведения вызываются стимулами (S) и называ­ются респондентным, отвечающим поведением. Это ре­акция обусловливания типаS. Они составляют опреде­ленную часть репертуара поведения, но только ими не обеспечивается адаптация к реальной среде обитания. Реально процесс приспособления строитсяна основе ак­тивных проб — воздействий животного на окружающий мир. Некоторые из них случайно могут приводить к по­лезному результату, который в силу этого закрепляется. Такие реакции, которые не вызываются стимулом, а вы­деляются («ислускаются») организмом, некоторые из ко­торых оказываются правильными и подкрепляются, Скин­нер назвал оперантными. Это реакции типаR.Оперант-ное поведение предполагает, что организм активно воз­действует на окружение, и в зависимости от послед­ствий результатов этих активных действий они (ре­акции) закрепляются или отвергаются. По Скиннеру, именно эти реакции являются преобладающими в адап­тивном поведении животного: они являются формой про­извольного поведения. Катание на роликовой доске, игра на фортепиано, обучение письму — все это примеры опе-рантных реакций человека, контролируемые результата­ми, следующими за соответствующим поведением. Если последствия благоприятны для организма, тогда вероят­ность повторения оперантной реакции усиливается.

Ключевое отличие оперантного обусловливания от клас­сического состоит в том, что в случае оперантного обус­ловливания живой организм своим поведением активно воздействует на окружающую среду и сталкивается с теми или иными последствиями. Скиннер предположил, что поведение определяется не стимулом, предшествующим реакции, а последствиями поведения. Скиннер считал, что животное или человек будут стремиться воспроиз­водить свое прошлое поведение, если оно имело прият­ные последствия. Следовательно, можно управлять пове­дением, положительно подкрепляя его определенные спо­собы. Скиннер вывел следующую закономерность: образ­цы поведения, за которыми следуют приятные послед­ствия в будущем, встречаются чаще.

Развивая идею Скиннера, можно предположить, что поведение, которое наказывается и ведет к неприятным для индивида последствиям, должно исчезнуть. Однако Скиннер не нашел подтверждения этому выводу. С его точки зрения «наказание — довольно спорный способ оту­чить от нежелательного поведения, поскольку поведение, за которым следуют неприятные последствия, никуда не исчезает, оно лишь видоизменяется самым неожиданным образом. Человек в случае штрафа вынужден искать иные формы поведения, чтобы избежать штрафа. Часто ока­зывается так, что эти новые формы бывают еще менее желательными, чем те, которые вызвали наказание».

Главным средством формирования нового поведе­ния выступает подкрепление.

Скинер выделяет 4 режима подкрепления: 1. Режим подкрепления с постоянным соотношением, когда уровень положительного подкрепления зави­сит от количества правильно выполненных действий (например, платят работнику пропорционально ко­личеству произведенной продукции, т. е. чем чаще организм правильно реагирует, тем больше под­креплений он получает).

2. Режим подкрепления с постоянным интервалом, ког­да организм получает подкрепление после того, как пройдет строго фиксированное время с момента пре­дыдущего подкрепления. (Например, платят работ­нику зарплату через каждый месяц, или у студента сессия через каждые 4 месяца, при этом скорость реагирования ухудшается сразу после получения подкрепления — ведь следующая зарплата или сес­сия будет еще нескоро).

3. Режим подкрепления с вариативным соотношением (например, выигрыш-подкрепление в азартной игре бывает непредсказуем, непостоянен, человек не зна­ет, когда и каким будет «следующее подкрепление, но всякий раз надеется на выигрыш — такой режим подкрепления значимо воздействует на поведение человека).

4. Режим подкрепления с вариативным интервалом (через неопределенные интервалы времени человек по­лучает подкрепления; знания студента контролиру­ют с помощью «неожиданных контрольных» через случайные промежутки времени, что побуждает со­блюдать более высокий уровень прилежания и реагирования по сравнению с режимом подкрепления с постоянным интервалом). Скиннер выделял «первичные подкрепления» (пища, вода, физический комфорт, секс) и вторичные, или ус­ловные, подкрепления (деньги, внимание, хорошие оцен­ки, привязанность и т. п.). Вторичные подкрепления ге­нерализуются, объединяются со многими первичными подкреплениями. Например, деньги являются средством для получения множества удовольствий, или еще более сильным генерализованным условным подкреплением яв­ляется социальное одобрение, — ради социального одоб­рения со стороны родителей, окружающих людей чело­век стремится хорошо себя вести, соблюдать социальные нормы, хорошо учиться, делать карьеру, красиво выгля­деть и т. п.

Скиннер полагал, что условные подкрепляющие сти­мулы очень важны в контроле поведения человека, он выделял позитивные, негативные подкрепления и пози­тивные, негативные наказания (табл.).

Таблица 1

Скиннер боролся против использования наказания для контроля поведения, т. к. болевое наказание вызывает отрицательные эмоциональные и социальные побочные эффекты (страх, тревогу, антисоциальные действия, ложь, потерю самоуважения и уверенности), лишь временно подавляет нежелательное поведение, которое вновь про­явится там, где отсутствует тот, кто может наказать, если уменьшится вероятность наказания. Вместо аверсивного контроля Скиннер рекомендует позитивное подкрепление как наиболее эффективный метод для устранения неже­лательного поведения и поощрения желательных реак­ций. «Метод успешного приближения или формирования поведения» заключается в положительном подкреплении того поведения, которое наиболее близко к желаемому оперантному поведению. К этому приближаются шаг за шагом, поэтому одна реакция закрепляется, а затем за­меняется другой, более близкой к желаемому поведению (так формируют речь, трудовые навыки и т. п.).

Чтобы эффективнее управлять поведением человека, необходимо учитывать, какое подкрепление является для человека наиболее важным, значимым, ценным в дан­ный момент (закон субъективной ценности подкрепления), и, предоставляя это субъективно ценное подкреп­ление в случае правильного поведения человека или уг­рожая лишить человека этой субъективной ценности в случае его неправильного поведения, будет возможно с высокой вероятностью управлять его поведением. Скин­нер сформулировал закон оперантного обусловливания: «поведение живых существ полностью определяется по­следствиями, к которым оно приводит. В зависимости от того, будут ли эти последствия приятными, безразлич­ными или неприятными, живой организм проявит тен­денцию повторять данный поведенческий акт, не прида­вать ему никакого значения или же избегать его повторе­ния в дальнейшем». Человек способен предвидеть воз­можные последствия своего поведения и избегать тех дей­ствий и ситуаций, которые могут привести к негативным для него последствиям. Человек субъективно оценивает вероятность наступления тех или иных последствий; чем выше субъективная вероятность наступления негативных последствий, тем сильнее это влияет на поведение чело­века (закон субъективной оценки вероятности послед­ствий). Субъективная оценка вероятности наступления тех или инь: l последствий после реакций человека мо­жет не совпадать с объективной вероятностью этих по­следствий, но на поведение влияет именно субъективная вероятность, то, как человеку кажется, поэтому один из способов воздействия на поведение человека — «нагнете­ние обстановки», «запугивание», «преувеличение веро­ятности негативных последствий». Если человеку кажет­ся, что вероятность негативных последствий после какой-либо его реакции незначительна, то он готов «рискнуть» и совершить данную реакцию.

Первым в США принципы бихевиоризма на область социальной психологии распространил Ф. Оллпорт. Со­гласно мнению Оллпорта, социальными стимулами при взаимодействии людей выступают речь, жесты, мимика, действия, соматические реакции. А в качестве социальных реакции выступают подражание, симпатии, заразительность реакций в толпе, выполняемая совместно работа.

В последние десятилетия, развивая идеи классическо­го бихевиоризма, сформировалось социально-когнитивное направление. Его представители Альберт Бандура и Джу­лиан Роттер показали, что хотя на поведение человека влияет окружение, но люди также играют активную роль в создании социальной окружающей среды. Люди — это активные участники событий, влияющих на их жизнь, и научение происходит не только посредством прямого опы­та и внешних подкреплений, внешних событий, но и по­ведение человека может формироваться через наблюде­ние или на основе примеров.

Альберт Бандура предположил, что новое поведение может возникнуть не только вследствие спонтанной ин­струментальной активности (как это полагал Скиннер), но и в результате подражания, а так же, как результат вербального (словесного) инструктирования. Первая фор­ма научения характерна как для человека, так и для жи­вотных. Научение с помощью вербальных инструкций — исключительно человеческое приобретение, следствие со­циальной жизни людей.

Бандура считал, что люди копируют то, что видят вокруг себя. Поведение из окружения ребенка, подрост­ка, взрослого человека выступает в качестве модели для подражания и копирования. Выучивание нового поведе­ния зависит от поведения окружающих человека людей, от социальной среды. Вначале человек копирует поведе­ние родителей, позже одноклассников и учителей, теле­визионных героев, супругов и героев сериалов.

На поведение человека влияет тип его личности, его «локус» контроля: экстернал либо интернал, — чувству­ет ли он себя «пешкой» либо считает, что достижение его целей зависит от собственных усилий. Экстерналы взва­ливают ответственность за все происходящие с ними со­бытия на других людей и внешние обстоятельства.Интерналы считают себя ответственными за все хорошие и плохие события их жизни. Легче поддаются влиянию и внешнему управлению экстерналы, их поведение легче программируется изменением внешних воздействий, си­туаций, стимулов и подкреплений, поскольку они изна­чально больше зависят от внешних обстоятельств. Таким образом,с позиции бихевиоризма, человек — своеобраз­ный биоробот, поведением которого можно управлять, фор­мируя и закрепляя определенные реакции (без учета со­знанияи мнения человека) за счет внешних воздействий: изменяя стимулы, подкрепления, вероятность наступле­ния последствий, давая внешние образцы поведения для подражания.

Теория социального научения показывает, что награ­да и наказание недостаточны, чтобы научить новому по­ведению. Научение через имитацию, подражание, иден­тификацию — важнейшая форма научения.Идентифи­кация — процесс, в котором личность заимствует мыс­ли, чувства и действия от другой личности, выступаю­щей в качестве модели. Люди могут учиться, наблюдая, или читая, или слышао поведении других людей. Чело­век наблюдает что делают другие, а затем повторяет эти действия —научение через наблюдение или пример (А. Бандура).

Механизмы подражания и копирования в социальной среде, с одной стороны, поддерживают постоянство, с другой стороны, способствуют изменению среды за счет появления новых, часто встречающихся форм поведения (феномен моды). Копироваться может любое восприня­тое, доступное и привлекательное поведение. Агрессив­ное поведение копируется так же успешно, как просо-циальное.

В своей социально-когнитивной теории А. Бандура от­мечает, что хотя на поведение человека влияет внешнее и социальное окружение, но оно также частично является продуктом деятельности человека, т. е. люди своим поведением могут изменять окружение, могут оказывать ка­кие-то влияния на свою среду и собственное поведение. Человек способен представить символически и осознать последствия, исход своих действий, заранее предприни­мать необходимые меры предосторожности, сформиро­вать образы желаемых будущих результатов и бихевиоральные стратегии, направленные на то, чтобы достичь желаемых результатов (способность человека к саморе­гуляции, к научению через наблюдение и моделирова­ние). Люди формируют образ определенной поведенчес­кой реакции через наблюдение поведения модели, и да­лее эта закодированная информация служит ориенти­ром в их действиях. Поведение модели сохраняется в памяти человека благодаря образному кодированию (мыс­ленные визуальные образы) и вербальному кодированию (наблюдая модель, человек может повторять про себя, что она делает). Люди могут получить пользу от наблю­дения успехов и поражений других так же, как из свое­го непосредственного опыта.

Большую роль в механизмах обучения новому пове­дению играют средства массовой информации. Механизмы копирования используются в рекламных и коммерческих целях, реже в образовательных.

Люди способны сами оценивать свое поведение и по­ощрять или критиковать, или наказывать себя (Бандура назвал этот процесс самоподкреплением, т. е. люди на­граждают себя поощрениями, над которыми они имеют власть, всякий раз когда достигают установленной ими самими нормы поведения).

Американскому психологу Мартину Селигману при­надлежит создание очень интересной теории, которая получила название «теории выученной беспомощности». Суть теории состоит в том, что беспомощность вызывают не сами по себе неприятные события, а опыт их неконт­ролируемости. Живое существо становится беспомощным в том случае, если оно привыкает к тому, что от его поведения ничего не зависит в случае, когда невозможно вли­ять на возникновение неприятных ситуаций. Было так­же выявлено, что беспомощности человек может на­учиться, если просто наблюдает за беспомощностью дру­гих.

Эксперименты проводила Эллен Лангер с людьми преклонного возраста в частной лечебнице и имела возможность кое-что изменить в жизни этих людей.

На двух разных этажах она давала людям две почти одинаковые инструкции, различающиеся лишь мерой воз­можности, в которой пожилые люди могли что-либо изменить в окружающей действительности. Одна инст­рукция давала людям право выбора и звучала примерно так: «Я хочу, чтобы вы узнали обо всем, что можете де­лать сами здесь, в этой клинике. Вы можете выбрать на завтрак либо омлет, либо яичницу. По средам или чет­вергам будет кино, но записаться надо заранее. В саду можно выбрать цветы для своей комнаты, выбрать мож­но, что хотите, — но поливать свои цветы вы должны сами».

Вторая инструкция для жителей другого этажа зву­чала несколько иначе: «Я хочу, чтобы вы узнали о тех добрых делах, которые мы делаем для вас здесь, в нашей клинике. На завтрак бывает омлет или яичница. Омлет готовим по понедельникам, средам, пятницам, а яични­цу — в остальные дни. Кино бывает в среду и четверг. В среду для тех, кто живет в левом крыле, а в четверг — для живущих в правом. В саду растут цветы для ваших комнат. Сестра выберет каждому по цветку и будет уха­живать за ним сама».

Согласно этим инструкциям, получалось, что обита­тели одного из этажей дома престарелых могли распо­ряжаться своей жизнью; на другом этаже люди получали то же самое, но без возможности влиять на свой выбор.

Через восемнадцать месяцев Эллен Лангер вернулась в клинику и установила, что группа с правом выбора оказалась более активной и счастливой. Результаты были получены с использованием специальных оценочных шкал. Также было обнаружено, что в этой группе умерло меньше людей, чем в другой. Таким образом, можно пред­положить, что возможность выбора и контроля ситуации могут спасать жизнь, а беспомощность может убивать.

Кроме процесса научения, бихевиористы изучали и социализацию детей, приобретение ими социального опыта и норм поведения того круга, к которому они принадле­жат. Джордж Мид (1863-1931), американский ученый, является автором концепции, названной социальным би­хевиоризмом. Д. Мид полагал, что личность ребенка фор­мируется в процессе его взаимодействия с другими.

В общении с разными людьми ребенок играет разные роли. Личность ребенка является объединением различ­ных ролей, которые он на себя примеряет. Большое зна­чение как в формировании, так и в осознании этих ролей имеет игра. В зависимости от ожидания и от прошлого опыта (наблюдений за родителями, знакомыми) дети по-разыому играют одни и те же роли. Представляют инте­рес исследования асоциального (агрессивного) и просоци-ального (приемлемого обществом) поведения, предприня­тые психологами данного направления. Д. Доллард раз­работал теорию фрустрации. Фрустрация — нарушение поведения, вызванное невозможностью справиться с труд­ностями. Согласно теории Долларда, сдерживание сла­бых проявлений агрессивности, которые являются резуль­татом прошлых фрустраций, может привести к агрессив­ности в зрелом возрасте.

Бихевиоризм рассматривает аномальное поведение как результат научения, т. е. внешние факторы окружения, воспитания вызывают аномальное поведение. Поэтому психические расстройства можно корректировать и уст­ранять в соответствии с общими законами, выявленными бихевиористами. Бихевиориальная терапия направлена на то, что убрать неадекватные реакции человека и сформировать более адекватные реакции поведения (не вни­кая в причины, которые вызывали эти неадекватные ре­акции, не интересуясь мнением, мыслями человека).

Методы бихевиоризма

Мы уже могли видеть, что в период первоначального развития научной психологии она стремилась связать себя с более старой, респектабельной, сформировавшейся естественной наукой — физикой. Психология постоянно стремилась перенять методы естественных наук и приспособить их для собственных нужд. Эта тенденция наиболее отчетливо просматривается в бихевиористском учении о мышлении.

Уотсон боролся за то, чтобы психолог всегда ограничивался исключительно данными естественных наук, то есть тем, что является наблюдаемой величиной — иными словами, поведением. Следовательно, в бихевиористских лабораториях допускались лишь строго объективные методы исследований. Методы Уотсона включали следующее: наблюдение с использованием или без использования приборов; методы тестирования; методы дословной записи и методы условных рефлексов.

Метод наблюдения является необходимой основой для всех остальных методов. Методы объективного тестирования использовались уже ранее, но Уотсон предложил при тестировании оценивать нс психические качества человека, а его поведение. Для Уотсона результаты теста не являлись показателем ума или личных качеств; они демонстрировали реакцию испытуемого на определенные раздражители или стимулирующие ситуации, созданные при проведении теста, — и ничего другое.

Метод дословной записи является более противоречивым. Поскольку Уотсон столь решительно был настроен против интроспекции, то использование в его лаборатории метода дословной записи казалось весьма спорным. Некоторые психологи считали это компромиссом, с помощью которого Уотсон позволял интроспекции пролезть через черный ход после того, как ее выкинули в парадного крыльца. Почему же Уотсон допускал дословную запись? Несмотря па его враждебность по отношению к интроспекции, он не мог полностью игнорировать работы психофизиков, которые широко применяли интроспекцию. Следовательно, он предположил, что, поскольку речевые реакции являются объективно наблюдаемыми явлениями, они представляют для бихевиоризма такой же интерес, как и любые другие моторные реакции. Уотсоп говорил: «Говорить — значит делать; значит, это поведение. Говорить открыто или про себя (мыслить) является столь же объективным видом поведения, как и игра в бейсбол» (Watson. 1930. P. 6).

Метод дословной записи в бихевиоризме явился уступкой, которая широко обсуждалась критиками Уотсона. Они настаивали на том, что Уотсон предложил просто семантическую замену. Он допускал, что дословная запись может быть неточной и не является удовлетворительной заменой более объективных методов наблюдения, а потому ограничил использование метода дословной записи только теми ситуациями, в которых они могли бы быть подтверждены, — какими, например, являются наблюдения и описание различий между тонами (Watson. 1914). Дословные записи, не подлежащие верификации, — включающие, к примеру, лишенные образов мысли или рассказы об ощущениях, попросту исключались.

Наиболее важным методом исследования в бихевиоризме явился метод условных рефлексов, который был разработан в 1915 году, через два года после того, как Уотсоп формально провозгласил бихевиоризм. Поначалу методы условных рефлексов применялись в ограниченном диапазоне, и именно Уотсону принадлежит заслуга их широкого внедрения в психологические исследования американцев. Уотсон говорил психологу Эрнесту Хильгарду, что его интерес к условным рефлексам возрос при изучении работ Бехтерева, хотя позднее он воздавал должное и Павлову (Hilgard. 1994).

Уотсон описывал условные рефлексы в терминах, связанных с раздражителями. Условный рефлекс вырабатывается тогда, когда реакция связывается или ассоциируется с раздражителем, отличным от того, который первоначально вызывал эту реакцию. (Типичным условным рефлексом является слюноотделение у собак в ответ на звук, а не на вид пищи.) Уотсон выбрал этот подход, потому что он обеспечивал объективные методы исследования и анализа поведения — а именно сведение поведения к единичным парам «стимул — реакция» (S — R). Поскольку все поведение можно свести к этим элементарным составляющим, метод условных рефлексов делал возможным проведение исследований сложного человеческого поведения в лабораторных условиях.

Таким образом, Уотсон продолжил атомистическую и механистическую традицию, основанную еще британскими эмпириками и принятую на вооружение структуральными психологами. Он собирался изучать человеческое поведение точно так же, как физики изучают Вселенную, — путем разбиения его 414 отдельные компоненты, атомы или элементы.

Исключительная приверженность к использованию объективных методов и устранение интроспекции означали изменение роли испытуемых людей. Для Вундта и Титченера испытуемые были одновременно и наблюдателями, и наблюдаемыми. Это означает, что люди сами проводили наблюдения за переживаниями своего сознания. Таким образом, их роль была намного важнее, чем роль самого экспериментатора.

В бихевиоризме испытуемым отводится гораздо более скромная роль. Они больше ничего не наблюдают, напротив, за ними постоянно наблюдает экспериментатор. Участники эксперимента при этом стали называться испытуемыми, или субъектами, а не наблюдателями (DanzJgcr. 1988; Scheibe. 1988). Истинными наблюдателями теперь стали экспериментаторы, психологи — исследователи, которые определяли условия эксперимента и наблюдали за тем, как субъекты на них реагируют. Таким образом, испытуемые люди были понижены в статусе. Они больше не наблюдали, они только демонстрировали свое поведение. А поведение присуще любому — взрослому, ребенку, психически больному человеку, голубю, белой крысе. Этот подход усилил взгляд на людей как на простые механизмы: «на вход подается раздражение, на выходе наблюдается реакция» (Burt. 1962. P. 232).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *