Что такое гетто

Что такое гетто

Минское гетто — конвейер смерти для евреев

Кровавые годы Второй мировой унесли миллионы невинных жизней. Страшные факты геноцида еврейского народа стали известны мировой общественности уже в послевоенные годы. Злодеяния фашистов в отношении беззащитных женщин, детей, больных и израненных людей этой несчастной нации были настолько масштабными и беспощадными, что ужаснули все человечество. В советской исторической литературе евреи позиционируются как безынициативная жертва немецкого террора, и лишь факты, обнародованные в 90-е годы, говорят о том, что даже в Минском лагере шла активная подпольная борьба с ненавистными оккупантами.

Лазарь Ран. Минское гетто
Многие из выживших узников Минского гетто недоумевали, почему партийное руководство города не удосужилось предупредить население о том, чем грозит фашистский плен евреям. Вторжение действительно было неожиданным для союзной Белоруссии, однако большинство политработников хорошо знали об отношении Гитлера к евреям. На произвол судьбы было брошено более 75 тысяч человек этой национальности, проживавших в Минске. Сегодня можно убедиться по сохранившимся свидетельствам современников тех ужасов, а также по обрывкам документов, что администрация города позаботилась об эвакуации не только своих близких, но даже о вывозе имущества. В то же время беременные женщины, грудные младенцы, старики, больные были оставлены ими на растерзание оккупантам. Некоторые, предчувствуя опасность, все же попытались бежать из города, однако почти все вернулись, так как не представляли, какая страшная участь их ожидает. Многие еще надеялись на милость захватчиков, некоторые ожидали скорого освобождения советскими войсками. Отдельные люди пытались прятаться среди русских и белорусов, однако, опасаясь за судьбу своих укрывателей, им пришлось вернуться в город.
Минское гетто было образовано в июле 1941 года и имело сложную структуру. По сути, на территории города находилось три лагеря: Большое, Малое и Зондергетто. Уже через три недели после того как Минск был взят, был издан приказ об образовании еврейской зоны. Границы лагеря проходили от Колхозного переулка по линии одноименной улицы и вдоль Немигской, затем следовали Республиканская, Шорная и Коллекторская. Далее граница тянулась по Мебельному переулку и улицам Перекопской и Нижней. В территорию лагеря включалось Еврейское кладбище, а далее колючая проволока огораживала улицы Обувную и Вторую Опанскую, а также переулок Заславский.

В Большом гетто содержалась основная масса узников, они более других страдали от массовых казней и погромов. Организован лагерь был с самого начала оккупации и просуществовал вплоть до 1943 года. К Малому историки относят район Молотовского радиозавода, а Зондергетто представлял собой отрезки улиц Обувная и Сухая. Все помещенные в лагерь узники были обязаны собрать и передать командованию все золото и деньги, кроме того, были взяты заложники, многих из которых убили. На каждого взрослого человека предоставлялась площадь не более 1, 2 метров, а в период сокращения лагеря действовали и еще меньшие нормы.

Официально приводимые данные о количестве массовых расстрелов и погромов следующие:
1. дневных погромов не менее 5-ти: в ноябре 1941, марте 1942, июле 1942, октябре 1943 гг.;
2. ночных погромов не менее 5-ти: в марте и апреле 1943 года.
В реальности погромов было, конечно, больше, а убийства не прекращались ни на один день. По сути, по той или иной причине погибало несколько узников, так как гауляйтер наделил охранников правом расстрела любого подозрительного еврея. Несчастные могли быть убиты даже при попытке подойти к колючей проволоке, окружавшей лагерь, поэтому цифры статистики весьма недостоверны и занижены.
Основная задача немцев сводилась к уничтожению несчастных узников, однако сделать это единовременно было практически невозможно. Массовое истребление могло вызвать серьезный протест и вылиться в отчаянное восстание, поэтому был разработан план методичного убийства людей. Уничтожение велось по заранее установленному плану. Сначала в лагере были созданы очень тяжелые условия и вырезаны самые сильные и инициативные. Практически сразу по вступлении в город фашисты разделили «жидов» и нееврейское население, затем из среды евреев выделили самых образованных и также немедленно их ликвидировали.
Узникам не поясняли, зачем проводится такой отбор, поэтому многие из них добровольно рассказывали и о своей квалификации, и о прошлой жизни и работе. Единственным звеном интеллигенции, которое до определенного времени фашисты не трогали, были врачи. В условиях чрезвычайной антисанитарии гитлеровцы сильно опасались эпидемий, которые не щадили ни пленных, ни самих оккупантов, поэтому даже в некотором роде поощряли медицинскую деятельность в гетто. Так как деньги и драгоценные металлы были изъяты сразу, роль денег стали выполнять отрезы ткани, которые сохранились в некоторых семьях. Их обменивали на продукты питания и предметы первой необходимости у населения за пределами лагеря. Такой обмен, порой, был смертельно опасен, так как узникам запрещалось даже подходить к ограждению.

Кроме периодических массовых убийств, фашисты практиковали активную провокационную деятельность. На территории лагеря действовали подпольные группы сопротивления и за оказываемую им помощь или даже малейшее подозрение следовала кровавая расправа. Также был введен комендантский час, все евреи были обязаны получить специальные паспорта, а также разместить на хорошо просматриваемых местах списки проживающих в комнатах и квартирах. Работа не предоставлялась, а выходить из лагеря разрешалось лишь в строго установленных случаях. По большей части евреи имели нестабильные заработки и жестоко голодали.
Кроме физических издевательств и открытого уничтожения, немцы усиленно использовали средства психологического давления. Так, среди нееврейского населения проводилась антисемитская агитация, а сами узники всячески унижались. Евреи выставлялись виновниками сталинских репрессий, невзирая на то что многие из представителей этой нации были репрессированы. Гауляйтером были установлены специальные знаки позора для несчастных в виде лат из желтой ткани. Вообще, для выделения евреев было характерно размещать на их одежде отметки из желтого материала в форме шестиконечной звезды, однако начальникам лагерей в этом вопросе предоставлялась свобода выбора, и каждый мог издеваться так, как хотел. Ценными в плане описания жизни в Минском гетто являются работы Абрама Рубенчика. Автор интересных и правдивых рассказов о лагере сам побывал в его условиях в юном возрасте. Враги не сломили его духа, и все время пребывания в этом наземном аду он думал лишь о том, как отомстить ненавистным фашистам.

О жестоких расправах немцев над евреями до сих пор ходят легенды, тем не менее даже самые страшные из них не могут отразить того кошмара, который происходил в реальности в Минске и его окрестностях. За колючей проволокой в неимоверной тесноте томилось более ста тысяч напуганных и обреченных людей. Мучители выводили толпы с детьми на улицу, выстраивали их рядами, вручали им советские плакаты и транспаранты и глумились над узниками. Их заставляли улыбаться и сажать детей себе на плечи, после чего сволакивали в закрытые и душные ангары и оставляли без воды и еды на несколько дней. Люди не падали, поскольку их тела плотно подпирались в невообразимой тесноте. Многие так и умирали стоя, дети погибали на глазах обезумевших матерей. Оставшихся в живых после этого ужаса приводили к оврагам и расстреливали по-очереди. Могилы не засыпали, и из них еще долго можно было услышать стоны смертельно раненых узников, погребенных под трупами. Через некоторое время тела все же покрывали песком, землей и снегом, однако, по словам современников, поверхность могил в отдельных местах была не спокойна.

За весь период существования гетто в Минске немцы планомерно его сокращали. Жителей из «обрезанных» районов вывозили в специально организованные подразделения по уничтожению людей. Немецкое руководство не стеснялось даже самых бесчеловечных средств умерщвления, и в целях экономии старалось не расходовать патроны. На несчастных испытывали химические вещества, новые медицинские препараты и прочие методы. Евреи стали тем «расходным материалом», который безжалостно использовал вермахт. Цифры, которые приводятся даже в официальной статистике, поражают воображение современного человека. За один день могло быть убито несколько тысяч человек. Так, 28 июля 1942 года было убито около 25 тысяч человек, а в октябре 1943 — 22 тысячи.
Однако сопротивление сломлено не было. Несмотря на то, что большинство узников избавились от партийных билетов, многие из них продолжали надеяться на скорую победу советской армии и освобождение. Свыше двадцати двух организаций партизанского характера действовало на территории, огороженной колючей проволокой. Сегодня нам известны славные имена этих отважных людей. Череда их имен золотыми буквами вошла в историю Отечества. Смольский, Шуссер, Левина, Кисель, Кривошеина и многие другие под угрозой страшной опасности поддерживали партизан. Многие из подпольщиков, проработав длительное время в гетто, уходили в партизанские отряды и продолжали бороться с захватчиками. Огромное количество верных отечеству людей погибли от рук фашистов, но были и те, кто увидел конец ненавистного гетто в 1943 году.
Мемориал «Яма» расположен на улице Мельникайте в Минске и посвящён жертвам холокоста
Вспоминать о жертвах холокоста тяжело, но совсем нелегко видеть, как стираются в памяти людей события тех далеких лет. Сегодня по нашей стране свободно разгуливают бритые парни со свастикой, попирая память свои предков бездумным поклонением фашизму. На постсоветском пространстве забыли о страшных преступлениях Вермахта и пытаются приравнять его к советскому режиму, поэтому мы будем вновь и вновь напоминать о случившемся, чтобы избежать подобного в будущем. Злодеяния фашистов, захлебнувшихся кровью беззащитных младенцев и слезами матерей, заслуживают вечного порицания.

История

Появление

Термин берёт начало в 1516 году в венецианском гетто (итал. Ghetto di Venezia) — изолированном каналами участке земли в районе Каннареджо (Венеция), где предписывалось жить венецианским евреям.

Однако само явление появилось значительно раньше. Обычно евреи селились вместе самостоятельно, а не по принуждению. Однако в 1239 году в Арагоне был издан указ, предписывающий всем евреям жить исключительно в специально отведённом для них квартале.

В дальнейшем еврейские гетто появились в Германии, Франции, Швейцарии и Италии.

В 1555 папа Павел IV издал буллу, согласно которой евреи всех папских земель должны были селиться в раз и навсегда в отведенных для этого местах, огражденных стеной, и не имели права покидать пределы гетто в ночное время и дни христианских праздников. Выходить на территорию города евреи должны были в специальных желтых шляпах. В гетто могла быть только одна синагога. Внутри поселения жизнь регулировалась раввинами. Контроль за порядком осуществляли стражники-христиане, охранявшие ворота гетто. Подобный режим существования гетто утвердился в Италии, Германии, Чехии, Польше, Литве. Крупнейшие гетто были в Риме, Венеции, Франкфурте-на-Майне и Праге.

Несмотря на рост населения, расширять территорию гетто не разрешалось, вследствие чего перенаселенные еврейские кварталы очень быстро приходили в антисанитарное состояние. Поэтому словом «гетто» часто называют районы, населенные городской беднотой. Система еврейских гетто в Европе была сокрушена в период наполеоновских войн. Император Франции утверждал в завоеванных странах систему гражданского права, которое не допускало возможность дискриминации человека по религиозному признаку. Последнее гетто в Европе — римское — было упразднено только в 1870, когда Рим был присоединен к Итальянскому королевству в ходе Рисорджименто. На территориях Речи Посполитой, отошедших к Российской империи в конце 18 — начале 19 века гетто сохранились лишь в нескольких городах, в которых вплоть до 1862 было ограничено право поселения евреев вне специально отведенных улиц.

XX век

В первой половине XX века к идее «гетто» вернулись в некоторых вновь образованных европейских странах-лимитрофах, например Гетто за партами (см. Санация (Польша)). Оно обозначало сегрегацию в вузах: евреям предписывалось сидеть отдельно от остальных учащихся.

В период Второй мировой войны 1939—1945 гг. нацисты создавали еврейские гетто в оккупированных городах Восточной Европы. По существу это были своеобразные концентрационные лагеря, население которых было почти полностью уничтожено. Крупнейшее гетто периода войны находилось в Варшаве. Вооруженные восстания узников Варшавского гетто в апреле 1943 и Белостокского гетто в августе 1943 вписали героические страницы в историю антифашистской борьбы народов Европы.

В мусульманских странах компактные городские поселения евреев просуществовали до 20 в., до времени массовой эмиграции в Израиль. В настоящее время термин «гетто» иногда употребляется для районов города, где селятся национальные меньшинства (например, негритянское гетто в Нью-Йорке — Гарлем).

Вторая мировая война

Основная статья: Гетто в период Второй мировой войны

В период Второй мировой войны словом «гетто» стали называть жилые зоны оккупированных территорий Третьего Рейха, которые были созданы в целях уничтожения еврейского населения. Эта изоляция была частью политики так называемого «окончательного решения еврейского вопроса».

Наибольшую известность получили:

  • Варшавское гетто в Польше,
  • Терезинское гетто в Чехии,
  • Минское гетто в СССР.

Почти все узники еврейских гетто были уничтожены во время Холокоста (см. Катастрофа европейского еврейства).

Гетто в США

Некоторые историки сравнивают индейские резервации с гетто. В настоящее время словом «гетто» часто называют районы городов США, населенные «цветными меньшинствами» — в основном афроамериканцами, пуэрториканцами, латиноамериканцами и т. д.

Общепринятое определение гетто — это общины, принадлежащие к однородной расе или этнической группе. К тому же, ключевой особенностью, которая развивалась в постиндустриальную эпоху и продолжает символизировать демографию американских гетто по сей день, является преобладание бедности. Бедность является отличительной чертой гетто от других пригородных или частных кварталов. Высокий процент бедности частично оправдывают миграционные трудности, которые стремятся ограничить социальные возможности и неравенства в обществе.

Городские районы в США часто могут быть классифицированы как «чёрный» или «белый», жителей которых, прежде всего, объединяет принадлежность к одной расовой группе. Спустя сорок лет после эпохи афроамериканского гражданского права (1955—1968) Соединенные Штаты в большинстве своём по-прежнему остаются сегрегированным обществом, в котором «чёрные» и «белые» населяют разные районы, значительно отличающиеся качеством жизни.

Многие из этих районов расположены в северных городах, куда негры переехали во время Великой миграции (1914—1950), в период, когда более миллиона афроамериканцев переехали из сельской южной части Соединённых Штатов, чтобы избежать расизма, распространённого в те времена на юге, искать возможности для трудоустройства в городских условиях и улучшить качество жизни, которое на севере было выше.

Эти факторы обеспечили дальнейшее расовое и классовое разделение и, в конечном счёте, задали вектор развития современных гетто: множество промышленных предприятий и переселение жителей среднего и верхнего класса в пригородные районы. Между 1967 и 1987 экономическая перестройка привела к резкому снижению рабочих мест на производствах. В сочетании с переездом семей среднего класса и бизнеса в пригород это привело к значительному ухудшению экономической обстановки в городах. В результате чего негры столкнулись с полной или частичной безработицей и с многократным уменьшением доходов. Соответственно, во внутренних районах таких городов как Нью-Йорк, Чикаго и Детройт стали преобладать «чёрные» общины.

Показательно сравнение демографической картины чёрных и европейских иммигрантов согласно рынку труда. Европейские иммигранты и негры были приверженцами этнического разделения труда и впоследствии афроамериканцы стали преобладать в наименее безопасном секторе рынка труда. Дэвид Уорд называет эту устоявшуюся в негритянских гетто позицию как модель «лифта», согласно которой каждая группа иммигрантов или мигрантов участвует в процессах социальной мобильности и урбанизации, но некоторые группы не могут начать своё движение с первого этажа. Неумение негров подниматься по социальному лифту, как предполагает Уорд, зависит от предрассудков и шаблонов сегрегации, полученных на юге, до Первой мировой войны. После миграции афроамериканцев на Север, большинство вакансий квалифицированных профессий занимались европейскими иммигрантами, таким образом, негры стали больше задействованы на низкоквалифицированных работах. Низкий процент профессиональной успешности в чёрных общинах объясняется жёсткостью рынка труда, конкуренцией и криминальными столкновениями; добавив проблем к распространенной бедности и социальной нестабильности в афроамериканских гетто.

В годы после Второй мировой войны многие белые американцы начали переезжать из центров городов в пригородные районы, процесс известный как «бегство белых» (англ. White flight). «Белый перелёт» произошёл как ответ на переселение афроамериканцев в «белые» городские кварталы. Дискриминационная практика в «белых» районах ограничила возможность афроамериканцев переселиться из центра города в пригород, даже если они были экономически в состоянии себе это позволить. В это же время происходило массовое расширение пригородных районов, доступных, в первую очередь, для белых семей среднего класса и выше, этому способствовало строительство шоссе и введение ипотеки, субсидируемой из федерального бюджета (В. А., FHA, HOLC). В результате было проще купить новый дом в пригороде, чем арендовать апартаменты в городе.

Соединенные Штаты начали реструктуризацию экономики после Второй мировой войны, демонстрируя свои технологические достижения и улучшения в эффективности. Структурный сдвиг 1973, во время постфордовской эпохи, стал важной составляющей в отношении гетто с рынком труда. Шарон Зукин заявляет об определении негров в рабочей силе ниже рабочего класса: места низкоквалифицированных городских рабочих теперь даются выходцам из Мексики и Карибского бассейна. Кроме того, Зукин отмечает: «Качество социальных услуг резко снижается, а карательный и социальный контроль над бедным только увеличивается», например, увеличиваются полномочия сотрудников правоохранительных органов и тюремного заключения. «Городской кризис» во время 1970-х и 1980-х годов подверг напряжению региональные власти, из-за различий в доходах и расовых признаках возникло сравнение «Белые „пончики“ вокруг чёрных дыр». Нельзя назвать случайностью, что жесткое расовое разделение произошло в период законов о гражданских правах, городских беспорядков и Black Power. Кроме того, Международная энциклопедия социальных наук подчеркивает различные проблемы, развитые в эпоху «городского кризиса» в том числе:

«Мало обслуживаемая инфраструктура, плохие жилищные условия, невозможность разместить растущее городское население региона, конфликты и конкуренция за ограниченные рабочие места, неспособность многих жителей конкурировать за новые рабочие места на основе технологий и напряженность в отношениях между государственным и частным секторами участвовали в формировании и росте американских гетто».

Совокупные экономические и социальные силы в гетто уступают место социальной, политической и экономической изоляции и неравенству.

В ответ на приток «чёрных» людей с Юга банки, страховые компании и предприятия начали отказывать в предоставлении или увеличивать стоимость своих услуг, таких как банковское дело, страхование, трудоустройство, здравоохранение. Данные по ценам на жилье и отношение к интеграции афроамериканцев в «белые» районы предполагают, что в середине XX века сегрегация была продуктом коллективных действий, предпринятых, чтобы исключить «чернокожих» из «белых» кварталов, то есть имела место ипотечная дискриминация.

Это означало, что этнические меньшинства могли обеспечить ипотечные кредиты только в некоторых районах, что привело к значительному увеличению в жилищно-расовой сегрегации и упадку городов в Соединённых Штатах.

После проведения антидискриминационной политики в жилищно-трудовой сфере, вызванной движениями за гражданские права, члены «чёрного» среднего класса начали выходить из гетто. Закон о запрещении дискриминации в сфере жилья был принят в 1968 году. Это был первый федеральный закон, который запретил дискриминацию при продаже и аренде жилья на основе расы, цвета кожи, национального происхождения, религии, пола, семейного положения и инвалидности. Таким образом дискриминация в жилищной сфере стала незаконной, новые возможности сделали доступной для чёрного сообщества возможность покинули гетто. Социологи часто называют это событие как «бегство чёрных». Члены чёрного среднего класса начинают дистанцироваться в социальном и культурном плане от жителей гетто во второй половине XX века. Это сопровождается переездом семей чёрного рабочего класса. Уильям Джулиус Уилсон предполагает, что это переезд среднего и рабочего чёрного класса только ухудшает изоляцию чёрного низшего класса — Они не только социально и физически дистанцировались от белых, они также изолированы от чёрного среднего класса.

Существуют две основные теории, объясняющие возникновение и развитие американского гетто. Первая — это теория расовой дискриминации. Она гласит, что доминирующая расовая группа в США (белые англосаксонские протестанты) использует определённые расистские манипуляции для сохранения своей гегемонии над чернокожими и продолжения территориального разделения. Исследователи приводят аргументы влияния экономики на расовые разделения. Более современные исследования говорят о ряде мер, проводимых белыми американцами для сохранения жилищной раздельности по расовому признаку, поддерживаемым «белым» правительством. Слабое развитие ипотечных кредитов, бизнеса и вывод капитала из американских гетто, как полагают исследователи, напрямую связано с расовой дискриминацией. С другой стороны, исследователи больше склонны разделять другую теорию, классовую теорию. Эта теория гласит о том, что бедность является более важным фактором в структурировании американских гетто, чем расовая принадлежность. Несмотря на то, что жильцами гетто в основном являются люди, относящиеся к одной расовой группе, сторонники классовой теории выделяют роль и влияние более широких социальных структур в создании афроамериканских гетто. Влияние низкой заработной платы и безработицы, вызванной деиндустриализацией, переходящее из поколения в поколение, доказывает рост социально-экономического разделения между классами, положенное в создание американских гетто; никакого расизма. Кроме того, теория бедности, впервые описанная Оскаром Льюисом, рассказывает о том, что продолжительное пребывание в нищете само по себе может стать культурным препятствием для социально-экономического успеха. В общем, в гетто поддерживаются мнения о социально-классовой разделённости, которое снижает возможность миграции будущих поколений.

Современные афроамериканские гетто характеризуются населением одного этнического происхождения, распространенностью преступлений, социальных проблем и политической бесправием. Шарон Зукин утверждает, что из-за этих соображений в обществе появился термин «плохой район». Многие ученые называют всю эту ситуацию в США как «век крайностей». Этот термин утверждает, что неравенство богатства и власти усиливает территориальное разделение, например, рост дорогих коттеджных поселков можно сравнить с процессом «геттолизацией» у бедного населения.

Несмотря на то, что в основном термин «гетто» используют для обозначения бедной, культурно или расово однородной городской местности, не все дома в афроамериканских гетто ветхие и дешевые, не все жители гетто страдают от нищеты. Для многих афроамериканцев, гетто означает слово «дом»: место зарождения подлинной афроамериканской культуры, место борьбы и страдания за право быть чёрным в Америке. Афроамериканский поэт и драматург Лэнгстон Хьюз описывает жизнь в гетто в своих произведениях «Negro Ghetto» (1931) и «The Heart of Harlem» (1945). Драматург Огаст Уилсон использовал также описывает гетто в своих произведениях «Ma Rainey’s Black Bottom» (1984) и «Fences» (1987), опираясь на опыт жизни в чёрном гетто Питсбурга.

Ежеквартальный журнал The Geographical Review утверждает, что степень жилищной сегрегации чернокожего населения больше, чем в любой другой этнической группе в населения Америки, но чернокожие не имели политической власти, необходимой для осуществления контроля над улучшением здравоохранения, образования и благосостояния. Ученые были заинтересованы в изучении афроамериканских гетто именно по причине низкого уровня жизни резидентов и их уязвимости к социальным проблемам. Перед американскими гетто также стоит проблема географических и политических барьеров, и, как подчёркивает Дорин Мэсси, расовая сегрегация в афроамериканских гетто бросает вызов демократическим основам Америки.

«Геттоизация» в современной России

Говорить о существовании гетто в историческом смысле этого слова в России нельзя: несмотря на то, что страна многонациональна, правительство в разные годы препятствовало образованию каких-либо национальных общин в мегаполисах. В 1930-е годы из Москвы и Санкт-Петербурга были депортированы многие малые народы: латыши, эстонцы, литовцы, поляки, финны и немцы и т. д., а позже — ингуши, чеченцы, калмыки, крымские татары, греки, венгры, болгары и другие.

В новейшей истории Москвы некоторые предпосылки для формирования определённых национальных общин существуют: достаточно вспомнить Черкизовский рынок, рядом с которым проживали десятки тысяч азербайджанцев, узбеков, таджиков, китайцев и вьетнамцев. Некоторые демографы также обеспокоены прибывающими в Россию (речь, в основном, о Дальнем Востоке и Сибири) китайцами, которые как раз склонны селиться рядом друг с другом.

Тем не менее основную опасность «геттоизации» градостроители и планировщики территорий связывают вовсе не с опасностью возникновения национальных гетто, а предпосылками маргинализации тех мест, где жилая застройка выполнена с нарушением норм градостроительного регулирования. В частности, это касается территорий с повышенной плотностью застройки, необеспеченных рабочими местами и достаточной инфраструктурой, в том числе и транспортной: там уже практически наступил транспортный коллапс, резко снижающий качество жизни. Эксперты усматривают риски также и в том, что при общем спаде экономики России и понижении платежеспособности населения, некоторые районы Подмосковья может ожидать участь американского квартала Пруитт-Айгоу.

Впрочем, есть и другие претенденты на звание «новые гетто»: это местности с ветхим и/или аварийным жилым фондом, где нет работы и возможности уехать, где нельзя продать квартиру и прочие, свидетельствующие о начале процесса «геттоизации» в России.

Примечания

  1. 1 2 Штереншис, 2008, с. 295.
  2. Каганович А. Вопросы и задачи исследования мест принудительного содержания евреев на территории Беларуси в 1941—1944 годах // Сост. и ред. Я. З. Басин. Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации : Сборник научных работ. — Мн.: Ковчег, 2005. — Вып. 1.
  3. Окончательное решение еврейского вопроса и восстания в гетто. Музей истории Катастрофы (Шоа). Яд Вашем. Проверено 21 мая 2012. Архивировано 11 июля 2012 года.
  4. Гетто. Энциклопедия Холокоста. Американский мемориальный музей Холокоста. Проверено 9 августа 2009. Архивировано 20 августа 2011 года.
  5. «Окончательное решение еврейского вопроса». Обзор. Американский мемориальный музей Холокоста. Проверено 21 мая 2012. Архивировано 11 июля 2012 года.
  6. Одед Шремер и др. Современный антисемитизм и Катастрофа (конец XIX века — 1945 г.). Курс лекций по истории еврейского народа. Бар-Иланский университет. Проверено 23 мая 2012. Архивировано 11 июля 2012 года.
  7. Дискриминация индейцев
  8. 1 2 Darity, William A., Jr., ed. «Ghetto.» International Encyclopedia of the Social Sciences 3.2 (2008): 311-14. Gale Virtual Reference Library. Web. 25 Oct. 2012.
  9. Inequality and Segregation R Sethi, R Somanathan — Journal of Political Economy, 2004
  10. Douglas S. Massey (August 2004). «Segration and Strafication: A Biosocial Perspective». Douglas S. Massey (August 2004). Douglas S. Massey (August 2004). «Segration and Strafication: A Biosocial Perspective». Du Bois Review: Social Science Research on Race 1 (1): 7–25.
  11. Sethi, Rajiv; Somanathan, Rohini (2004). «Inequality and Segregation»
  12. 1 2 Retired Site | PBS Programs | PBS. Retired Site | PBS Programs | PBS. Проверено 28 декабря 2015.
  13. Ward, David. «The Ethnic Ghetto in the United States: Past and Present.» Transactions of the Institute of British Geographers ns 7.3 (1982): 257-75. JSTOR. Web. 26 Oct. 2012
  14. The Suburban Racial Dilemma: Housing and Neighborhoods By William Dennis Keating. Temple University Press. 1994. ISBN 1-56639-147-4
  15. Central City White Flight: Racial and Nonracial Causes William H. Frey American Sociological Review, Vol. 44, No. 3 (Jun., 1979), pp. 425—448
  16. «Racial» Provisions of FHA Underwriting Manual, 1938. Архивировано 29 декабря 2008 года.
  17. 1 2 Zukin, Sharon. «How ‘Bad’ Is It?: Institutions and Intentions in the Study of the American Ghetto.» International Journal or Urban and Regional Research 22.3 (2002): 511-20. Wiley Online Library. Web. 28 Oct. 2012.
  18. 1 2 3 4 Fischer, Claude S., Gretchen Stockmayer, Jon Stiles, and Michael Hout. «Distinguishing the Geographical Levels and Social Dimensions of U.S. Metropolitan Segregation, 1960—2000.» Demography 41.7 (2004): 37-59.
  19. Nicolas Boccard; Yves Zenou. Racial Discrimination and Redlining in Cities. Université catholique de Louvain.
  20. The Rise and Decline of the American Ghetto David M. Cutler, Edward L. Glaeser, Jacob L. Vigdor The Journal of Political Economy, Vol. 107, No. 3 (Jun., 1999), pp. 455—506
  21. Jackson, Kenneth T. (1985). Crabgrass Frontier: The Suburbanization of the United States. New York: Oxford University Press. ISBN 0-19-504983-7.
  22. Anderson, Elijah (1990). Streetwise: Race, Class, and Change in an Urban Community. The University of Chicago Press. p. 2. ISBN 0-226-01816-4.
  23. Wilson, William Julius (1987). The Truly Disadvantaged: The Inner City, the Underclass, and Public Policy. The University of Chicago Press. pp. 7-8. ISBN 0-226-90131-9.
  24. Shelton, Jason E. «Ghetto.» Encyclopedia of Race, Ethnicity, and Society. 2008. SAGE Knowledge. Web. 25 Oct. 2012.
  25. Ghettos: The Changing Consequences of Ethnic Isolation- Boston Fed. www.bostonfed.org. Проверено 28 декабря 2015.
  26. Geographical Record on JSTOR. www.jstor.org. Проверено 28 декабря 2015.

Литература

Гетто на Викискладе
  • Вишницер М. Л. Гетто // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. — СПб., 1908—1913.
  • Штереншис М. Евреи: история нации. — Герцлия: Исрадон, 2008. — 560 с. — 5000 экз. — ISBN 978-5-94467-064-9.
Словари и энциклопедии
Нормативный контроль GND: 4157319-5

Гетто очень похожи, хотя и находятся в разных частях страны, на двух разных побережьях: воспетый в знаменитом фильме Южный Централ, что в калифорнийском Лос-Анджелесе, и безымянное, но куда более страшное гетто города Филадельфия.

Вот вам руководство, что делать, если вы в плохом районе. Хотя как что делать — БЕЖАТЬ 🙂

Даже на съезде с хайвея, ведущего в район, предупреждают: назад, неправильный путь, не нужно сюда ехать. Сразу хочу сказать, что меня это не остановило, ведь нужно же было рассказать вам про самое известное американское гетто.

Не стройте ассоциаций с Владимирским централом, который тюрьма. Здесь никакой тюрьмы нет, а район так называется по имени главной улицы — Центральная. «Южный» — это просто направление, на уличных указателях в Америке всегда указывают стороны света, для удобства. Так, сворачивая с магистрали и имея адрес, вы точно знаете, налево вам нужно или направо.

Чем же гетто отличется от обычных районов? Это всегда заметно визуально, и в некоторых случаях ещё не поздно развернуться и убраться самому из недружелюбного места.

Первое — это жуткая грязь на улицах. Не просто отдельно лежащая листовка или окурок, а понятие «насрано». По другому и выразиться не могу. Обычно на американских улицах очень чисто и опрятно.

Второе — обилие графити. Там, где рисуют во все стены, никого не стесняясь, обычно редко появляется полиция.

Третье — странные машины. На больших колёсах, тонированные, или просто ржавые, грязные и очень старые.

И четвёртое, самое важное. Заборы вокруг домов и решётки на окнах. Здесь часто грабят, здесь небезопасно сидеть на террасе, могут застрелить из проезжающей машины, просто так. Обычно в нормальных районах нет ни решёток, ни тем более массивных заборов.

Местные жители почти всегда на улице. Утром, днём, вечером, в выходные и будни. Они стоят или идут, одни или группами. Они нигде не работают.

Иногда пацаны просто «трутся».

Иногда чем-нибудь лениво торгуют.

Сразу представляю эту женщину: мама несёт пиццу своему обормоту, который целыми днями ничего не делает. Он не хочет искать себе работу, не хочет жениться. Ему кажется, что он выше всего этого.

Стиль одежды местных тоже особый, и весьма узнаваемый. Кепка и барсетка — это обязательно. Иногда штаны «я обкакался», иногда — классический абибас с тремя полосками. Да, нигеры тоже их любят.

Женщины напротив, стараются окутать свои телеса во что-нибудь броское, ярких цветов.

Проезжая по улице, я услышал страшный крик, через секунду из дома выскочил ребёнок с портфелем и папа с ремнём. «Опять двойка»

Но по моим собственным ощущениям, Южный Централ — не самый плохой и не самый страшный район. Окленд, что в пригороде Сан-Франциско, показался мне куда более жутким.

Вот гетто города Филадельфия, которое занимает чуть ли не половину города — это страшно. Даже без заборов и решёток.

Здесь просто может не быть половины дома, при том что вторая обитаема.

Граффити здесь много, хотя сразу видно, что рисовали их не мелом в попе. Мартин Лютер Кинг приветствует свободных афроамериканцев!

Эта картинка на одном из домов как бы гласит: вы граждане свободной страны, и вы можете добиться успеха в чём хотите — в спорте, в науке, вообще во всём. Дело не в расизме, американское общество на самом деле стало очень толерантным (как правило), а в том, что человеку, живущему в гетто, очень трудно из него вырваться, стать не таким, как все, и начать новую, действительно новую жизнь: пойти учиться, найти хорошую работу. И качественно её выполнять.

Ну в крайнем случае нужно вскопать грядки и заниматься огородом.

Но ведь это тоже работа. На деле огород выглядит не таким живописным, как на картинке. Да, обычные американцы огородов не держат, хотя большая часть страны живёт в собственных домах. Вместо огорода — уютная лужайка, гриль, диванчики.

Обитетатели гетто любят заниматься ничем. Для кого-то это протест: мы столько лет были рабами, теперь уж фигушки мы работать станем. Слово «работать» однокоренное с таким ненавистным нам словом «раб».

Кому-то просто лень. Пусть мужик работает, а я буду растить детей.

При том, что дети целыми днями предоставлены сами себе, а дурных примеров под боком очень много.

Везде заборы.

Типичная улица гетто.

Много заброшенных домов. Это бывшие жилища тех, кто вырвался из этого страшного места, или просто умер. Приток жильцов в такие места отсутствует, как вы догадываетесь, дома пустуют.

Мужчины, согласно статистике, в среднем живут здесь до 28 лет.

Сорок — это уже почти старик.

Средняя продолжительность жизни женщины из гетто — семьдесят лет.

Они за собой не следят.

При этом именно в гетто обычно больше всего церквей самых разных конфессий. Жители гетто достаточно набожны.

На улицах очень, очень грязно.

Снова я встретил торговлю холодильниками на улицах. До этого такое попадалось мне только в Косово. Хотя там по сути и есть один большой плохой район.

Автобус с мороженым, на надость детишкам.

Здесь убили людей.

По району рассекают лихие парни на кроссовых мотоциклах. Они любят срывать сумки с прохожих или просто пугать всех рёвом своих байков.

А на входе в такой район почти всегда будут висеть тапочки, иногда даже новые. Я видел такое и в Детройте, и в Окленде, и на Брайтон-бич.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *