Говорить правду

Говорить правду

Игорь Бекшаев, 15 ноября 2019, 11:20 — REGNUM

Иисус Христос. Тайная вечеря

Продолжается будничное чтение Евангелия от Луки. Читаем главу 12, самое начало:

«Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, чего не узнали бы. Посему, что вы сказали в темноте, то услышится во свете; и что говорили на ухо внутри дома, то будет провозглашено на кровлях. Говорю же вам, друзьям Моим: не бойтесь убивающих тело и потом не могущих ничего более сделать; но скажу вам, кого бояться: бойтесь того, кто, по убиении, может ввергнуть в геенну: ей, говорю вам, того бойтесь. Не пять ли малых птиц продаются за два ассария? и ни одна из них не забыта у Бога. А у вас и волосы на голове все сочтены. Итак не бойтесь: вы дороже многих малых птиц. Сказываю же вам: всякого, кто исповедает Меня пред человеками, и Сын Человеческий исповедает пред Ангелами Божиими; а кто отвергнется Меня пред человеками, тот отвержен будет пред Ангелами Божиими. И всякому, кто скажет слово на Сына Человеческого, прощено будет; а кто скажет хулу на Святаго Духа, тому не простится. Когда же приведут вас в синагоги, к начальствам и властям, не заботьтесь, как или что отвечать, или что говорить, ибо Святый Дух научит вас в тот час, что должно говорить» (Лк. 12: 2−12).

Еще совсем недавно Христос говорил то же самое: «Ибо нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы». Но здесь немного смещен контекст, дополняющий эту глобальную мысль Христа о том, что всякие тайны и всякая недосказанность до добра не доведут, ибо прежде этих слов Лука кратко описывает условия, при которых слова произносятся: «Между тем, когда собрались тысячи народа, так что теснили друг друга, Он начал говорить сперва ученикам Своим: берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие». То есть Иисус и здесь учит и подготавливает апостолов ко встрече с толпой.

Ян Брейгель Старший. Христос проповедует на озере. Первая четверть XVII века

Толпа уже на взводе, «тысячи» людей пришли послушать, и вот Иисус первым делом наставляет учеников быть искренними в своих словах, исключить всякое фарисейское лицемерие, когда говорится все «от имени религии», пафосно, общими словами, опытно не переживаемое и оттого крайне вычурное и малодостоверное. Да и вообще не достоверное. Ну как и нас — «надо усердно молиться, тогда Господь пошлет». Ага, пошлет. Духовники некоторые такими общими словами отделываются от паствы, молись, чадо, вот так не надо делать, говорит Христос. Вас сейчас будут слушать, запоминать, передавать мысль дальше, если начнете вот так общими словами и не пережитое, то такое лицемерие откроется, будет замечено. Надо быть всегда честными и говорить то, что знаешь, да не так «знаешь», как велела религия «знать», то есть не книжным мертвым «знанием», а знанием опытным, чистым сердцем полученным и потому от чистого сердца изливаемого.

Но поскольку правда, искренность не у всех вызывает реакцию должную, а только у тех, кто сам искренен или готов пробудить в себе доброе, подлинное начало, то проповедь ваша будет рискованной. И дальше по этой причине Христос учит апостолов не бояться. В толпе всякие найдутся, и толпа, ведомая провокаторами, может повести себе непредсказуемо. Страх перед агрессивной толпой естественен, но Христос сообщает чего, кого и почему следует всерьез опасаться: «Не бойтесь убивающих тело и потом не могущих ничего более сделать; но скажу вам, кого бояться: бойтесь того, кто, по убиении, может ввергнуть в геенну: ей, говорю вам, того бойтесь». В Евангелии от Матфея синодальные переводчики сделали такой текст: «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне». «Тот», который может погубить, и кого надо бояться, известно кто. На Бога возложили эту задачу, написав «того» самого с заглавной буквы. Мы не станем обращать тут много внимания на их раздвоение, оно привычно и даже по-своему закономерно, и так понятно, что речь не о Боге. Мысль здесь довольно емкая, когда поминается «геенна», речь не обязательно и не только идет о преисподней, месте скопления грешников. «Геенна» — это вообще-то помойка, мусорное место, куда отбросы валятся и сжигаются. Говорить и учить надо так, чтобы память о вас не отправилась на эту свалку, в забытое место, таково, кажется, продолжение мысли Христа о чистой совести.

Джеймс Жак Жозеф Тиссо. Фарисеи задают вопрос Иисусу. 1896

Дальше, выставив контраст такой перспективе лицемеров, Иисус говорит о том, что даже птицы, за копейки на рынке торгуемые, имеют память у Отца, так что же говорить о людях. И здесь добавляет — «не бойтесь». Не надо бояться говорить правду, учить правде, надо бояться говорить банальности, лицемерить, пустословить, такова общая мысль Христа. Но дальше Он еще более обостряет эту мысль. Если кто, по глупости, возможно, по неведению, «скажет слово» на Него Самого — то есть наверняка нелестное «слово» — то это человеку простительно. Непростительна «хула на Духа». То есть откровенная, выверенная, целенаправленная ложь. И как доказательство тому говорит, что Дух Сам будет говорить в людях, если они не лживы: «Не заботьтесь, как или что отвечать, или что говорить, ибо Святый Дух научит вас в тот час, что должно говорить». Дух не приемлет лжи и лицемерия, и лживые люди говорят путано, неубедительно, лицемерие их сквозит в каждой фразе. Главное — не лгать Духу, то есть быть честными в своих словах, произносить их от сердца, от своего опыта, а не из опыта книжного и мертвого. Так Христос научал апостолов выходит на проповедь, Сам, выходя перед толпой, всегда имея доходчивые слова. Потому что Дух говорил в Нем.

4 октября в 20.55 на телеканале «МИР» стартует новое шоу – «Игра в правду». Участникам предстоит приложить все свои умения и старания, чтобы выяснить: кто врет, а кто говорит правду?

Всегда ли нужно быть честным со всеми? Возможно, вы задавались таким вопросом и даже старались никогда не врать. Но говорить правду всегда, наверное, не под силу никому. Ведь, как говорят психологи, фраза «я не врал, я не договаривал» тоже является ложью. Мы решили помочь вам утихомирить вашу совесть и узнать у психологов, в каких случаях лжи не избежать и как вернуть доверие, когда тебя рассекретили?

Всегда ли нужно быть честным?

В первую очередь, стоит ответить на главный вопрос – действительно ли всегда нужно быть честным со всеми? Психологи, которых мы опрашивали, пришли к единому мнению – никогда не врать невозможно. Более того, этого не нужно делать. Возможно, многим не понравятся такие выводы, ведь в нашем обществе ложь принято осуждать, а с «врунишкой» никто не хочет иметь дел. Давайте тогда разберемся, что есть хорошо, а что плохо.

«Всегда ли нужно быть честным? Нет! Не всегда и не со всеми! Хочу начать с того, что честность – атрибут очень сильного и бесстрашного человека. Как известно, за правду люди подвергались гонениям, страдали и нередко погибали. Поэтому иной раз сказать правду означает неминуемую гибель. И нужно быть супервоином Духа, чтобы быть готовым умереть за правду. Таких сильных и честных людей не так уж и много. Среднестатистический человек не готов слишком страдать за свои убеждения и его нельзя винить за это. Ко лжи приходится прибегать в случаях, когда наступает угроза безопасности, комфорту или достижению цели», – рассказывает психолог-психотерапевт Андрей Смирнов.

По мнению психолога Милы Кудряковой, правду нужно говорить тогда, когда вас об этом просят. Прежде чем сказать правду, особенно зная, что она может быть неприятной, спросите разрешения, убедитесь, что человек готов вас услышать и дал на это согласие. Такая форма общения сохраняет границы – ваши и другого человека. Не стоит внезапно вываливать на другого ушат правды. Даже если человек дал вам согласие высказать свое мнение, правду все равно нужно говорить максимально аккуратно, не забывая о форме подачи.

«Попробуйте хотя бы день говорить всем правду и вы потеряете друзей, работу, семью, статус, репутацию, возможно, даже свободу. У всех нас армия скелетов в шкафу, а умышленное умалчивание какой-то важной информации – это тоже форма лжи. С этой точки зрения, мы лжём каждую секунду сотни раз, не говоря, например, о своём отношении к тому или иному человеку. Скажите о себе всю правду на первом свидании, и второго не будет. Если ребёнок научился лгать, родители, радуйтесь, он далеко пойдёт. Умение лгать – это залог успешного человека и его выживания в обществе», – комментирует основатель «Школы профалинга», эксперт по лжи и жестам Илья Анищенко.

Люди лгут по разным причинам, считает практикующий психолог, гештальт-терапевт, исполнитель сервиса YouDo Елена Ефименко. Одни лгут «во благо», стараясь оградить близкого человека от чего-то плохого или неприятного. Другие лгут из корысти, ради собственной выгоды. У каждого человека есть свои оправдания, почему он использует ложь в своей жизни.

К чему может привести ложь?

Ложь может иметь не только плохие исходы, будь то разоблачение и наказание, но и привести к успеху, власти, спасению, богатству.

Как говорит Илья Анищенко, ложь – это инструмент достижения поставленной цели, который нас и отличает от животных. Именно фантазия и ложь сделали из обезьяны человека, а не труд. Это очень сложный мысленный процесс, который развивает мозг. Он заставляет думать, прогнозировать, запоминать, анализировать информацию, выбирать грамотные пути выхода из ситуации. Но здесь есть и другая сторона медали. Можно настолько сильно завраться, что потеряешь грань между вымыслом и реальностью.

«Самое неприятное, к чему ведет ложь, – это ситуации, когда человек начинает путаться в собственных показаниях и врать самому себе. В любом вранье есть два уровня: личный и межличностный. На межличностном уровне ложь опасна тем, что подрывает самое важное, что есть в отношениях – безопасность. Осознание того, что нам скажут правду, какой бы она ни была, дает нам безопасное пространство, в котором мы можем доверять другому», – говорит Мила Кудрякова

К ситуации, когда ложь может оказаться полезной, Андрей Смирнов приводит прозаический пример: ложь работодателю о своем возрасте как в сторону уменьшения, так и увеличения может сыграть позитивную роль при решении о проведении очного собеседования. В этом случае такая небольшая хитрость помогает обойти изъяны формалистского подхода кадровиков.

Как вернуть доверие, когда тебя рассекретили?

Во время вранья мы больше всего боимся, что нас рассекретят. Когда это происходит, мы чувствуем вину, стыд. Как быть, когда самое страшное уже произошло и ложь не удалась?

Илья Анищенко советует признать свою ошибку и не продолжать врать дальше. Это дает шанс, что человек, которого мы обманывали, нас простит. Все дело в том, что в нашей психике заложено равенство всех людей. А ложь – это умышленное желание получить преимущество одного человека над другим. А кто любит, когда нами манипулируют и когда обещания не выполняют?

«Необходимо утихомирить свои эмоции: взять паузу и придумать план оправдания. Лучший способ восстановить доверие – это провести открытый разговор, обсудить свои и чужие ошибки. Конечно, градус антипатии к вам может быть очень высок, если вы действительно вышли из зоны доверия, но попытаться стоит. Важно пообещать, что такое больше не повторится, и вы будете следить за своими эмоциями. При объяснении не стоит переигрывать, начинать плакать или же давать пафосные клятвы», – комментирует Елена Ефименко.

По словам Милы Кудряковой, вернуть доверие в ситуации, когда вас поймали на лжи, очень сложно. Это работа обеих сторон, и человеку, который соврал, нужно быть готовым к тому, что на какое-то время он лишится доверия. Обманщику придется принимать чувства обманутого и помогать с ними справляться. При этом адекватно относиться к недоверию и перепроверкам, быть готовым к обсуждению и открытым к диалогу. Главное – научиться брать ответственность за свои слова и очень внимательно относиться к любым обещаниям. Если вы не уверены в чем-то – не обещайте. Еще одно важное условие возврата доверия – внимательное отношение к тем ситуациям, в которых случилась ложь. Например, если жена застукала мужа на флирте в соцсетях, то пара может сесть и написать список действий, которые будут успокаивать обманутого партнера и оговорить срок, в течение которого эти действия будут выполняться. Так, муж может дать согласие на то, чтобы в течение месяца жена раз в неделю могла без предупреждения попросить его показать ей диалоги в мессенджерах. И в случае, если жена не обнаружит там никакого криминала, то у нее появится возможность вернуть себе безопасность и доверие к мужу.

Бывает и такое, что полностью восстановить доверие не удается. В этом случае Андрей Смирнов советует смириться, учесть прошлый опыт и искать новое окружение.

Стоит ли врать работодателю?

Это тема на самом деле очень популярна. Связано это с новыми формами собеседования, которые приходят в нашу рабочую жизнь, с развитием и распространением сервисов для поиска работы и сотрудников. Эта тема актуальна и для тех, кто не находится в поисках работы. О причинах опоздания, отсутствия на работе, увольнения многим также приходится врать.

«Для начала нужно помнить о том, что вранье всегда всплывает и практически всегда работает против того, кто соврал. Если вы соврете работодателю «на входе», то будьте готовы к тому, что в какой-то момент можете начать не справляться с объемом работы, ввиду чего у вас может возникнуть стресс, который отразится на вас же. При другом варианте вас рассекретят, и в лучшем случае уволят, а в худшем вы потеряете свою репутацию. При этом, если вы специалист в узкой сфере или на маленьком рынке, то такое развитие событий может быть для вас крайне нежелательно», – говорит Мила Кудрякова

Илья Анищенко даже провел опрос и выяснил, о чём чаще люди лгут на собеседовании:

И, как мы видим, самая популярная ложь связана с тем, что практически невозможно узнать, а именно причины увольнения и истинную мотивацию. Стоит или нет врать работодателю? Каждый решает сам. Но стоит помнить, ложь – это сильный стресс.

Кому стоит врать, а кому нет?

Всем, кроме себя, утверждает Илья Анищенко. Самообман – это любимое состояние нашей психики. Мы не хотим признаваться самим себе в своих ошибках, недостатках и просчётах. Боимся принять их и начать работать над собой.

«В идеале лучше не врать никому, но учитывая жизненные реалии, нужно всегда думать о последствиях лжи, и в зависимости от этого принимать решения. К примеру, маме не нужно говорить, что вас отправили служить в «горячую точку». Кроме измотанных нервов мамы, это ни к чему не приведет. Не надо говорить жене, что заскочил на чашечку кофе к старой подружке. Кроме нервотрепки дома ничего не будет, хотя и с подружкой ничего не было», – говорит Андрей Смирнов.

При каких обстоятельствах ложь неизбежна?

Секреты блефа

Ложь становится неминуемой, когда наказание или выгода очень велики. Илья Анищенко и Андрей Смирнов сходятся во мнении, что ложь во спасение неизбежна. Чаще всего для эмоционального успокоения наших родителей и близких. Когда врач или психолог видит, что у пациента плохой прогноз, он старается не говорить об этом прямо. Такая правда может добить человека. Наоборот полезнее внушить уверенность, что все обойдется и порой такое внушение действительно помогает выкарабкаться из крайне сложных и неоднозначных ситуаций.

Но какой бы ни была причина, ложь всегда останется ложью. Перед тем, как врать, Елена Ефименко предлагает задаться вопросом: «Действительно ли нет другого выхода?». Обман может причинить боль вашему собеседнику или же вам самому. Часто бывает, что соврешь один раз и тянет соврать еще и еще, здесь есть некая зависимость. Самой страшной ложью является предательство. Люди, которым врут постоянно, черствеют душой, теряют веру в человека и надежду на помощь ближнего.

Вы сами выбираете: лгать по-крупному или «приукрашивать» факты, главное, делать это осознанно и понимать, для чего вам это нужно. Однако стоит помнить, что всё тайное становится явным.

Ответ на вопрос, вынесенный в заголовок статьи, казалось бы, предопределен — правду необходимо говорить всегда, везде, всем! Но утверждения типа: «Честность превыше всего», «Лучше горькая правда, чем сладкая ложь» и т. п. далеко не всегда справедливы. Можно привести сколько угодно случаев, когда «правда» не права, не истинна в своем целевом значении — неоправданна. То есть тогда, когда она безжалостна по отношению к человеку, может быть, отчаянно пытающемуся сохранить собственное достоинство. Такая «правда» остается лишь на поверхности формально требуемого — «говорить правду!».

Вспоминается старая армянская притча.

Пришел как-то в дом к одному старику нищий человек, и старик принял его с любовью, угостил, а потом спросил:
— Кто ты, бедный человек?
И тот ответил:
— Я человек, говорящий правду, поэтому, куда бы я ни пришел, меня прогоняют.
И сказал старик:
— Это удивляет меня.
Поев, пошли спать. Утром встали, начали одеваться. Нищий увидел, что старик одноглазый, и сказал ему в лицо: ты, мол, кривой. И тут рассердился старик, выгнал его из дому, сказав: «Ты не находишь себе места и стал всем ненавистен, ибо не правду говоришь людям, а попрекаешь людей их недостатками».

Всякая правда чего-нибудь стоит, если она умна. Ум — это и умение считаться с другими, и умение сдерживаться, не проявлять своего отношения, своих чувств и мыслей в случаях, когда это неуместно. Ум — это способность быть у места своего мышления. Ну а «место» — это, конечно же, конкретное состояние другого человека, с которым стремишься взаимодействовать. Значит, одно из свойств ума — быть в контакте с объектом мышления, давать другому возможность контактировать с тобой.

Для того, чтобы быть умным-уместным, необходима чуткость, способность к сопереживанию. Быть с другим, оставаясь собой. Это подразумевает учет текущих психологических состояний человека, способность другого человека реально оценивать ваше психологическое состояние, осознание перспективной и ситуативной целесообразности правдивой информации о человеке…

Мы многого не знаем о мире вообще и о людях, нас окружающих, в частности. Люди разные. Есть среди них всегда добрые, чуткие, честные. Есть злые, бессердечные и бесчестные. Есть более или менее добрые, более или менее отзывчивые, более или менее правдивые (в зависимости от обстоятельств), и таких, по-видимому, большинство. Рассчитывать на то, что в своих встречах с людьми мы обязательно сталкиваемся только с какими-то крайними типами — добрыми или злыми, очевидно, неправомерно.

Новый для нас человек, с которым мы пытаемся наладить те или иные отношения, — это всегда неизвестность. «Другой» — это во многом тайна, загадка.

Поэтому между такими крайностями, как, например, правда и ложь, так же, как и между понятиями что и ничто, будущее и прошлое и тому подобными бинарными оппозициями, располагается область большей или меньшей неопределенности. А именно: будущее — настоящее — прошлое, что — нечто — ничто, правда — сокрытое, неясность — ложь.

Другой человек — не обманывающий, но и не говорящий правду о себе — сокрыт от нас, он для нас неясен. Он известен нам лишь частично, поверхностно — постольку, поскольку мы сами знаем о нем в меру собственного понимания, внимательности. Наше знание о нем неточно, и эта неточность и неопределенность есть гарантия и защита от нашей возможной недоброжелательной оценки. Совсем другое — ложь и обман; это уже не неопределенность с нашей стороны, а намеренное введение в заблуждение человека.

На протяжении всей нашей жизни мы сравнительно редко испытываем острое чувство бессилия или даже отчаяния от того, что другой человек (особенно близкий) не в состоянии проникнуть в нашу душу и непосредственно почувствовать и понять наше душевное состояние. И слава Богу, что это так, что не все наши мысли и чувства становятся достоянием любого другого, что душа наша прикрыта телесной (словесной) оболочкой, не давая постороннему взгляду проникнуть в наш внутренний мир. Как полушутя, полувсерьез утверждают некоторые философы, наш язык часто служит не для прояснения мыслей, а для сокрытия их.

Психологический анализ показывает, что известный моральный принцип «Человек должен говорить правду» в качестве правила межличностного общения должен быть переформулирован — Человек должен говорить правду лишь тем, кому должен. Предоставление другому человеку правды о себе — это акт доверия по отношению к нему, выражение уверенности в том, что другой не подведет, не употребит ее во зло.

Долг морально-психологического характера человек имеет, прежде всего, по отношению к тем, к кому испытывает доверие, на которых надеется. Чаще всего, это близкий человек — тот, кто чувствует и несет ответственность за вашу судьбу и которого вы таковым считаете. Человек, которому вы должны были бы говорить правду — это тот, которого вы можете не бояться, который не воспользуется полученным знанием против вас, и психологическое обязательство которого — заботиться о вас. Именно для того, чтобы лучше выполнить это свое обязательство, ему и необходимо точное знание вашего состояния и особенностей. Сообщая другому правду о себе (точное, достоверное знание), вы, тем самым, утверждаете его особое отношение к вам; отсюда и вытекает его особое право знать правду.

Однако в действительности мы очень часто окружены недоброжелательными свидетелями своих глубинных желаний и стремлений — ведь они слишком непохожи на «легальные» устремления человека, разрешенные для предъявления окружающей публике. Слишком нетипичны, «беспричинны» и непрактичны.

Недоброжелательны к ним и наши собственные установки, опыт, предписывающие, как надо жить. Наше внутреннее существо, кажется, вообще нелегально и нежелательно для других. Уникальность осмеивается и не принимается всерьез; она осмеивается не только другими, но и нами самими, потому что мы почти совсем не верим себе.

Мы всегда боимся других. Мы боимся себя. Боимся прощать другому его желания, опасаясь, что он осудит нас. Мы не прощаем тем, кто нас прощает. Мы отчаянно страшимся — не только «себя осуждающего» (сами же ведь лишим себя самого трепетного), но и «себя желающего» (что же я буду делать один со своими желаниями). Одинокое «я» ищет защиты и подтверждения.

Но слишком часто чужой взгляд оказывается безжалостным и отторгающим, когда мы обращаемся к нему за поддержкой. Человек сталкивается здесь с такой же несостоятельностью чужого «я», которому нечего предложить, кроме самого себя — то есть собственное несокрушимое и непреодолимое «эго», с его неизбежным противостоянием тебе, твоему «я».

Поэтому-то, если человек не предоставляет вам точную, определенную информацию (правду) о себе, то это означает, что он не рассчитывает на ваше доброжелательное отношение к себе, не предполагает, что вы чем-то отличаетесь от других, и потому, с какой стати вам брать на себя особые обязательства по отношению к нему. То есть, если человек возбуждает у другого чувство психологической опасности, то он лишает себя права на откровенность с противоположной стороны. С этого момента он, в лучшем случае, будет получать лишь приблизительную, неточную информацию о другом. В этом — проявление защитной реакции человека на возникшее чувство отчужденности и отсутствие психологической близости.

Таким образом, говорите правду тем, кому должны, но не тем, кому не должны. Ваше чувство дистанции подскажет вам степень правдивости с другим человеком.

Павел Тюрин
По материалам «Alter Ego»

Почемучка, Книги, Библиотека » Психология лжи » Почему люди лгут

© Сэм Харрис

Фрагмент книги Сэм Харрис. Ложь. Почему говорить правду всегда лучше. — М.: Альпина паблишер, 2015.

Ложь, даже самая маленькая, ― оружие страшной разрушительной силы. Под его ударами не устоят ни авторитет, ни многолетняя дружба, ни прочные отношения. Вы сами не заметите, как, увлекшись враньем, не сможете обходиться без него и потеряете самое дорогое ― доверие близких. Автор учит нас не попадаться лжи на крючок и убеждает, что открыто говорить правду гораздо выгоднее даже в самых сложных ситуациях.

Все, что описано в романах «Анна Каренина», «Мадам Бовари» и пьесе «Отелло», встречается и в жизни. Большинство человеческих пороков и случаев социального неблагополучия порождается и подпитывается ложью. Супружеская измена и другие виды предательства, финансовые махинации, правительственная коррупция, даже убийство и геноцид — все это подразумевает наличие у людей такого морального дефекта, как готовность лгать.

Ложь — это отказ сотрудничать с окружающими. Это одновременно и непонимание, и неготовность быть понятым. Лгать — значит собственноручно губить отношения.

Посредством лжи мы лишаем остальных людей возможности узнать наши взгляды на мир. И наша нечестность не только влияет на совершаемый ими выбор, но и определяет возможные альтернативы, причем порой совершенно непредсказуемо. Любая ложь — это покушение на независимость того, кого мы обманываем.

Если мы лжем кому-то одному, то потенциально переносим неправду и на многих других — даже на целые слои общества. Более того, мы обременяем себя последующей необходимостью поддерживать свой обман, и это может основательно усложнить нам жизнь. Можно уверенно утверждать: любая ложь омрачает наше будущее. Она требует дальнейшего «подкрепления». А правда не нуждается в таких жертвах и усилиях, ее достаточно просто повторить.

Ложь сильных мира сего оборачивается недоверием к правительствам и крупным корпорациям. Ложь слабых делает нас бесчувственными к страданиям других. Ложь сторонников теорий заговоров пробуждает сомнения в честности разоблачителей, даже когда те говорят правду. Ложь похожа на токсичные отходы, только в социальном плане: угроза отравиться этим ядом нависла над всеми нами.

Как изменятся ваши отношения, если вы решите никогда больше не лгать? Какая правда о вас неожиданно выйдет наружу? Каким человеком вы станете? И как сможете изменить тех, кто вас окружает?

На эти вопросы стоит найти ответы.

Зеркало честности

Как минимум одно исследование доказало, что 10% общения между супругами строится на лжих. В ходе еще одного исследования выяснилось: в 38% случаях разговоры между студентами колледжа содержат ложь. Обман — повсюду, причем сами лжецы называют отношения, выстроенные на обмане, менее приятными, нежели честное и правдивое общение. И в этом нет ничего удивительного: ведь доверие пробуждает самые позитивные чувства, а обман порождает подозрение и недоверие. Согласно исследованиям, люди ассоциируют все формы лжи с неполноценными отношениями — даже если речь идет о так называемой «белой лжи», призванной щадить чужие чувства.

Как только человек решает говорить одну только правду, он сразу обнаруживает, что людей, разделяющих такую позицию, практически не встретишь: их очень мало. Честные люди — отрада для души: они говорят только то, что думают. Они не скажут вам в лицо одно, а за глаза — другое. Они откровенно сообщат, в чем ваша ошибка, когда вы сваляете дурака, — и именно поэтому их похвалу никогда не примешь за банальную лесть.

Честность — это дар, которым можно поделиться с другими. Это источник силы и гениальной простоты. Если мы попытаемся говорить правду вне зависимости от обстоятельств, нам не нужно будет готовиться ни к одному разговору. Если в прошлом мы никому не лгали, то в настоящем и будущем нам не надо будет следить за своими словами, чтобы не «путаться в показаниях». В любой момент мы просто можем быть самими собой.

Взяв за правило быть честными со всеми, мы избавляем себя от многочисленных масштабных проблем, и все это ценой всего лишь маленького неудобства: говорить только правду. Не стоит, однако, усугублять это неудобство: совсем необязательно, чтобы собеседники слышали от вас в свой адрес одну лишь горькую правду, то есть только нелицеприятные вещи и оскорбления. Ведь вы просто хотите поделиться с ними информацией, которая, на ваш взгляд, должна быть им интересна.

Но чтобы научиться комфортно жить с такой позицией, потребуется некоторая тренировка. Придется изменить планы, отказаться от приглашений, которые вам неинтересны, вести переговоры по контрактам, обсуждать чужую работу — и все это будучи честным перед самим собой в отношении того, что вы думаете и чувствуете. Для этого придется хорошенько проанализировать собственную жизнь — ведь чтобы не лгать, нужно понимать, что является правдой в данный конкретный момент. Придется покопаться в себе: что вы за человек? Насколько придирчивым и мелочным вы стали со своей правдивостью?

Может быть, вы обнаружите, что некоторые из людей, которых вы называли своими друзьями, таковыми не являются: ведь вы постоянно лгали, чтобы избегать общения с ними, или не высказывали своего истинного мнения, опасаясь конфликта. И ради чего вы должны делать это дальше? Возможно, вы осознаете, что если станете честным, то отношения с некоторыми людьми сохранить не получится. Все мы связаны узами, которые приходится поддерживать, нравится нам это или нет: семья, родственники мужа или жены, коллеги, работодатели и т.д. И тактичность часто позволяет сглаживать конфликты. Придержать язык или перевести разговор на относительно безопасные темы — это совсем не ложь (к тому же вам не придется отрицать правду в будущем).

Честность помогает выявить любые сбои в вашей жизни. Вы связаны отношениями с агрессивным человеком? В таком случае, если вы прямо будете отвечать окружающим на вопрос «Откуда у тебя синяки?», это заставит вас быстро разобраться со сложившейся ситуацией. У вас проблемы с наркотиками или алкоголем? Ложь питает и укрепляет любую зависимость. Если мы перестанем лгать о том, что у нас все в порядке, то нам уже не удастся губить свою жизнь втайне от окружающих.

Говоря правду, мы раскрываем те стороны нашей личности, которые хотели бы улучшить, но не смогли. Помню, как в выпускном классе средней школы мне поручили выступить с прощальной речью. Я отказался, сославшись на то, что такой чести должен быть удостоен выпускник, проучившийся в школе дольше меня. Но я солгал. Правда была в том, что я до смерти боялся публичных выступлений и всеми способами старался уклониться от них. Тогда я был не готов признать этот факт, а моя ложь позволяла не признавать его еще многие годы. Но если бы я тогда сказал директору школы правду, возможно, он переубедил бы меня и я потом не упустил бы каких-то важных вещей в жизни из-за своей робости.

Большая ложь

Большинство из нас с болью в сердце понимает, что общественное доверие к правительству, корпорациям и прочим официальным учреждениям подорвано ложью. Из-за лжи разгорались или затягивались войны: инцидент в Тонкинском заливе (который дал правовое основание президенту Джонсону использовать армию США во вьетнамской войне) и ложные сообщения об оружии массового уничтожения в Ираке служат примерами того, как ложь повлекла за собой вооруженные конфликты, которых можно было бы избежать. Когда правда наконец вскрылась, внешняя политика США стала вызывать у огромного количества людей лишь растущий цинизм. Многие начали сомневаться в легитимности любой военной интервенции: какие бы мотивы при этом ни озвучивались, люди подозревали, что это — ложь.

Фармацевтические компании повсеместно критикуют за дезинформацию о безопасности и эффективности их лекарственных препаратов. Ложь принимает разные формы, но часто это, вне всяких сомнений, обычная фальсификация данных. Новые препараты часто сравнивают с плацебо, а не с традиционными средствами, а при сравнении с продукцией конкурентов нередко указывается неверная дозировка. Еще более вопиющий факт лжи — это сокрытие фармацевтическими компаниями неблагоприятной информации. Эпидемиолог Бен Голдэйкр сообщает о сокрытии более 50% данных об испытаниях некоторых лекарственных препаратов. Следовательно, результатам исследований, которые «доказывают» преимущества какого-нибудь нового медицинского препарата, не стоит слепо доверять.

Большая ложь порождает во многих людях недоверие к власть имущим. Поэтому, что бы официальные лица ни говорили по поводу изменения климата, загрязнения окружающей среды, питания, экономической политики, международных конфликтов, медицины и десятков других тем, подавляющее большинство аудитории выкажет удручающее сомнение в адрес даже самых надежных источников информации. Публичные выступления с завидной регулярностью подрываются теориями заговора (2).

  1. ted.com.
  2. Возникают определенные разногласия, поскольку эксперты занимают позиции по обе стороны той или иной важной проблемы. Прийти к согласию по некоторым вопросам так и не удается. Но в случаях, когда власть имущих ловят на лжи или сокрытии конфликта интересов, возникает совершенно ненужная путаница.

Взять хотя бы распространенный страх перед детской вакцинацией. В 1998 году врач Эндрю Уэйкфилд опубликовал в журнале Lancet исследование, связывающее вакцину от кори, свинки и краснухи (MMR) с аутизмом. Впоследствии его исследование было признано «изощренной фальсификацией», а его самого лишили медицинской лицензии1.

Бесчестность Уэйкфилда имела весьма плачевные последствия. А из-за другой большой лжи оказалось невозможным исправить нанесенный им вред. Ведь корпорации и правительство порой лгут — либо во избежание судебной ответственности, либо для того, чтобы в обществе не началась паника. Поэтому стало очень трудно распространять правду о вакцине MMR. Уровень вакцинации резко упал, в особенности среди образованных и состоятельных семей, в результате дети стали болеть и даже умирать.

Здесь мы, вероятно, имеем дело с феноменом человеческой психологии: даже если ложь развенчают, даже если докажут полную несостоятельность фактов, мы все равно будем верить в нее. Например, если в СМИ распространится слух, будто известный политик упал в обморок во время предвыборной речи, значительный процент людей запомнит этот факт как истинный — даже если впервые услышали о нем именно в контексте опровержения! В психологии такой парадокс называется «эффект мнимой правды». Знание порождает доверие.

Давайте представим такую ситуацию: идет война, вы должны обманывать врага, потому что распространение дезинформации поможет спасти невинные жизни. Но границу между этой ситуацией и примерами, описанными выше, провести бывает очень трудно — особенно если кроме врагов ты будешь врать и друзьям. Понять, был ли каждый конкретный случай лжи на войне «правильным», можно лишь с позиции прошедших лет. В условиях войны и шпионажа человеческие отношения не ставятся на первое место, поэтому обычные правила общения здесь неприменимы. В ту самую минуту, когда начинают рваться бомбы, ложь становится просто еще одним оружием в арсенале воюющей стороны.

Разумеется, все понимают, насколько важно и необходимо соблюдение государственной тайны. Однако я не могу привести ни одной причины, которая оправдала бы ложь правительства своему народу. Не могу представить ни одной ситуации, когда было бы необходимо сделать это. «Оправданный» обман на уровне руководства страны похож на мираж: когда вам кажется, что до него уже рукой подать, факты свидетельствуют об обратном. И вред, причиненный нераскрытой правдой, исправить уже нельзя.

Подозреваю, что ложь простительна разве что шпионам — при условии, если мы считаем шпионаж этически оправданным приемом. Говорят, будто шпионы обязаны лгать даже близким и друзьям. Я бы так жить не смог, учитывая даже важность и благородные цели моего дела. Работа шпиона представляется мне абсолютным жертвованием личными этическими принципами ради великой благой цели — настоящей или воображаемой. Это своего рода моральное самоуничтожение.

Но мне кажется, относиться к жизни шпионов можно как к полету в космос. Так же как нам нет нужды беспокоиться о плотности своих костей в условиях антигравитации, нам не стоит задумываться и о том, поставит ли наше очередное высказывание под удар национальную безопасность. Этика войны и шпионажа — это этика чрезвычайных обстоятельств. А значит, она ограничена в применении.

См. также:

  • Говорить правду или быть честным? Правда и ложь
  • Быть честным — тяжелая работа. Психология лжи
  • Как распознать ложь по невербальному общению

Cм. далее:

Почемучка: 38 интересных «Почему…»

Несистемное чтение

Карен Георгиевич, по-вашему, киноискусство — это все-таки волшебство, причем необъяснимое?

Карен Шахназаров: Если говорить о современном кино, то в нем очень мало искусства. Это скорее индустрия. Щелкаешь каналы, видишь тьму видеопродукции, ничего общего с искусством не имеющей. Это заполнение досуга. Настоящее же искусство — большая редкость, и сегодня это чувствуется остро. Но по большому счету, кому нужно «настоящее искусство»? Лев Толстой видел смысл искусства в стремлении художника к правде. Феллини уточнял: к истине. Но большей части людей сегодня никакая правда не нужна! Они ее не хотят, она их пугает. Людям нужно нечто утешающее либо отвлекающее. В кино они уж точно правды не ищут.

Первые эпизоды «Звездных войн» в свое время фурор произвели, а сейчас это как игры в детском саду… А есть картины, которые не устаревают

Почему?

Карен Шахназаров: Потому что правда жизни драматична, если не сказать трагична. Попытки открыть в жизни какой-то основной смысл нужны совсем немногим.

А самому художнику это зачем? По Толстому же: «Можешь не писать — не пиши»…

Карен Шахназаров: Думаю, у настоящего художника нет никакой мотивации в традиционном понимании этого слова. Он просто не может по-другому. Есть люди, которые просто обречены искать истину — с этим ничего не поделаешь. Дело не в «хочу — не хочу», они просто так устроены.

Значит, настоящий художник всегда обречен, его судьба всегда трагична?

Карен Шахназаров: Внешне все может выглядеть вполне благополучно, но внутренне судьба всегда драматична. Толстой был знаменит, обеспечен, но «бегство из рая», последние дни его жизни показали всю глубину его человеческого несчастья. По-моему, он не мог смириться с тем, что долгая жизнь так и не открыла ему никакой «правды». Но никакой окончательной правды нет — в этом проблема. Она всегда ускользает. Художник что-то открывает, а истина все равно уходит. Он обречен ее искать — в этом-то и драма. Разумеется, я говорю о художниках масштаба Пушкина, Достоевского, Толстого. Александр Сергеевич тоже не был счастливым человеком. Его дуэль с Дантесом — по сути, сведение счетов с жизнью. Викентий Вересаев в своей книге «Пушкин в жизни» писал, что поэт сам спровоцировал дуэль.

А как же «диплом рогоносца» — он же не мог не ответить на пасквиль в свой адрес?!

Карен Шахназаров: Инцидент был улажен. Тот же Вересаев описывает, как Пушкин повторно по собственной воле пошел на конфликт. Он сильно переживал, что не мог писать легко, как раньше. Может быть, исчерпал себя. На мой взгляд, этой дуэлью Пушкин убил себя сам.

Кстати, это родители вас приучили к чтению — книги «подкладывали»?

Карен Шахназаров: Нет, ничего не «подкладывали». Конечно, бывало, что отец рекомендовал — например, «Князя Серебряного» Алексея Толстого. Я помню, осилил полторы страницы, ничего не понимал тогда. Но когда начал читать по-настоящему, меня уже нельзя было остановить (смеется). Дома в библиотеке было многотомное собрание трудов французских историков Эрнеста Лависса и Альфреда Рамбо — в 10 лет я прочитал его почти целиком. И это оказалось увлекательно, как роман. Отец хорошо знал классику мировой литературы — я старался не отставать. Так и читаю всю жизнь.

Разве такое беспорядочное, «несистемное» чтение не вредит становлению личности?

Карен Шахназаров: Я вообще не системный человек. Не путайте с «неорганизованным» — когда я снимаю кино, я очень организованный. А в несистемности есть и плюсы, и минусы. Нет в жизни «законченной истины». И если я когда-то менял свои политические, художественные взгляды — это нормально. В главном я не менялся никогда.

Чувственный метод

Почему вы в режиссеры пошли, если во всем сомневаетесь? Хотели что-то донести до зрителя? Мечтали оставить свое «послание» человечеству?

Карен Шахназаров: Не могу сказать, что стал режиссером в результате какого-то потрясения от фильма или актерской игры. Привлекала сама киножизнь — казалась веселой. Сказать что-то зрителю, какой-то message — все это глупость полная. Жизнь богаче наших представлений о ней. Логику жизни мы не найдем, но поиски ее — занятная игра. Мне с тех самых пор хочется понять в жизни некоторые вещи. Какое «послание» к человечеству было у больших писателей? Какое послание в «Анне Карениной»? Да никакого. Толстой разворачивает панораму взаимоотношений мужчины и женщины. Нет ни плюсов, ни минусов. Людям обязательно надо объяснить: что хорошо, а что плохо. А тут никакой морали — и в этом прелесть «Анны Карениной». А у Достоевского — что такое «Братья Карамазовы»? Панорама человеческого характера. Что мне эта книга должна «сказать», чему «научить»? Об этом ни слова, и правильно. Это уже критики нам объясняют: «Алеша — идеальный человек» и т.д. Но мне гораздо интереснее Иван и Митя, и автор им симпатизирует. Они живые люди, а Алеша — придуманная конструкция.

И все же почему вы выбрали именно кино?

Карен Шахназаров: Лет в 12-13 я сильно заболел: лежал в постели с ужасными болями, не мог уснуть. И тогда мама стала рассказывать истории из своей жизни — просто, чтобы отвлечь меня от болезни. Она отличный рассказчик, так образно рисовала передо мной картины из деревенской жизни, что у меня было ощущение, будто смотрю кино. Несколько ночей рассказывала. И сейчас я понимаю, что это один из ключевых эпизодов моей жизни. Может быть, как раз эти мамины рассказы меня в кино и подтолкнули.

Многие картины начинались у вас с какого-то наваждения, воображаемой, мысленно увиденной сцены. Так в «Городе Зеро», например, всплыл эпизод с голой секретаршей. Все очень нерационально и чувственно. Так вы и пишете сценарии — не по готовой схеме, а по наитию?

Карен Шахназаров: Верно. Ищу, от чего можно оттолкнуться. Сцену, образ. В «Ядах, или Всемирной истории отравлений» сначала придумалась сцена с курицей, а потом уже появился сюжет. Но бывали и некие «импульсы» к написанию сценария. Как с фильмом «Цареубийца». В 1989 году прочитал в журнале «Родина» очерк «Принуждены вас расстрелять», посвященный расстрелу семьи Романовых и поискам места ее захоронения. Автором был сценарист Гелий Рябов («Рожденная революцией», «Государственная граница». — Ред.). Он прежде служил в милиции, был консультантом всесильного министра внутренних дел Николая Щелокова. Рябов, собственно, первым вскрыл захоронение, найденное по так называемой «записке Юровского». Его статья, по сути, и стала отправной точкой для сценария фильма. «Цареубийца» долго не получался, пока не пришла идея как-то соединить эту историю с материалом, который мы собирали для «Палаты № 6». Да, все это нерационально.

Космос и заговор

— Вы снимали разножанровые фильмы, включая военное кино, музкомедии и мелодрамы. Почему вы прошли мимо фантастики? Вас не волнуют инопланетяне?

Карен Шахназаров: В молодости я увлекался Гербертом Уэллсом, Жюлем Верном, но достаточно быстро к ним охладел. Человечество никогда не достигнет далеких планет, никогда не найдет во Вселенной подобных себе. Поэтому фантастика — не более чем сказка. По мне, интереснее русские народные сказки почитать. Мало кто знает, но в конце 1970-х я написал сценарий по повести братьев Стругацких «Трудно быть Богом». Встречался с Аркадием Натановичем, он предупредил: «Вам этот фильм поставить не дадут!» Но согласие дал. Считалось, что в повести содержатся намеки на советскую действительность. Думаю, что намеки действительно были. О моем сценарии еще на уровне редактора сказали: «Забудь!» Но после выхода в 1989 году фильма Петера Фляйшмана Аркадий Стругацкий сказал журналистам: «Лучший сценарий «Трудно быть Богом» сделал Шахназаров». Так что с фантастикой у меня все же была короткая встреча.

В «Белом Тигре» тоже много фантастического…

Карен Шахназаров: Тут как посмотреть: вроде фантастика, а вроде и нет. Я выстраиваю сюжет так, чтобы зритель увидел то, что захочет или сможет увидеть. Может быть, главный герой танкист Найденов просто сумасшедший? В моих фильмах все объяснимо — с крыльями никто не летает. Все по законам физики.

У Стругацких был такой термин — «прогрессоры». Это люди более развитых цивилизаций, которые прилетают к менее развитым, чтобы ускорить их прогресс либо остановить. А что за «прогрессоры» остановили нас в 1991 году? Это был чей-то заговор?

Карен Шахназаров: Ну, это, я бы сказал, фантастическое предположение. Хоть я и являюсь сторонником теории заговоров, мне так не кажется. Разумеется, когда речь идет о господстве над миром, возникает мысль о некой рукотворности происходящих вокруг процессов. Желающих уничтожить Советский Союз, конечно, было немало. И внутри, и снаружи — мы их знаем по именам. Но в то же время распад государства был объективным процессом. Причины разные — предательство элит тоже было, но не в первом ряду. Видимо, СССР просто не мог существовать дальше в той модели, в которой развивался. Многие события скрывают особый смысл, который мы, современники, не можем понять. Он откроется спустя время. Но меня другое мучает: а кто устанавливает, определяет этот «смысл»? Однозначного ответа пока никто не дал.

Но это все-таки не инопланетяне?

Карен Шахназаров: Не инопланетяне, но, может быть, и не люди. Мы не знаем, в какую сторону движемся, с какой целью — просто выполняем какую-то функцию в этом процессе. Угадать бы, какую именно функцию — вот задача, стоящая перед человеком. А выбор пути предопределен.

Гарантии счастья

Хорошо. Нам уже не надо, чтобы и на Марсе яблони цвели. Мы с головой уходим в интернет, соцсети, смартфоны. На звезды не смотрим, углубились в себя. Хотя и человек, и планета Земля вроде бы изучены вдоль и поперек.

Карен Шахназаров: Кто вам это сказал? И человек, и планета остаются загадкой. Мы перестали изучать человека — он стал неинтересен. На экранах много фантастики, отвлеченных историй — хорроры, комиксы, ужасы. А человек по-прежнему не знает себя самого.

Вам же не нравится капитализм как раз за равнодушие к человеку и отсутствие больших идей?

Карен Шахназаров: У капитализма были разные периоды: он осваивал земли, строил города, заводы и фабрики, порождал великих госдеятелей, промышленников, исследователей. И эти стадии сопровождались мощным искусством. Сейчас же капитализм превращает искусство в товар, воспроизводит массовую культуру. Раньше он опирался на религию — сейчас фактически ее отменил. Но жизнь не застывает на месте, посмотрим, что будет дальше.

А что может быть? И Маркс, и Ленин пророчили капитализму скорую смерть. Но их давно уж нет, а капитализм живее всех живых. Классики ошиблись?

Карен Шахназаров: Так история не закончена. Трудно сказать, что будет завтра. Но я лично считаю, что социализм вернется.

Как вы себе это представляете?

Карен Шахназаров: Вернется, причем не только у нас — во всем мире. И не потому, что социализм «лучше» капитализма. Системы появляются, когда они необходимы — это закономерный процесс. Жизнь заставит это сделать: население планеты растет, ресурсы Земли ограничены. Уровень потребления рано или поздно придется пересматривать. А это и есть, по сути, социализм.

Вы же только что сказали, что СССР себя исчерпал!

Карен Шахназаров: Но сам социализм не исчерпывается моделью, которая была в СССР. В 1930-1940-е годы существующая система позволила модернизировать страну, победить в самой страшной войне, восстановить промышленность. Но затем эта модель стала уступать капитализму в эффективности. Соединить социализм с эффективностью — вот главное сегодня. Не знаю, как это может быть сделано. Китайскую модель называют социализмом — насколько это соответствует действительности? Да, их успехи очевидны, но вопросов много.

Мы не знаем, в какую сторону движемся, просто выполняем какую-то функцию. Угадать бы, какую именно функцию — вот задача человека

В сущности, и капитализм, и социализм — формы устройства общества, которые соответствуют уровню развития производительных сил. В этом Маркс совершенно прав. Почему я считаю, что в ближайшей перспективе победит именно социализм? Сегодняшний мир с его сложнейшими технологиями уже не может контролироваться частником — так или иначе все больше сегментов производства должны переходить под контроль государства. Даже в тех же США уже идут подобные разговоры. Будет ли этот новый социализм веселее нынешнего капитализма? Кто знает.

А как же всеобщее счастье? То красные, то белые обещают, а все никак. Дождемся?

Карен Шахназаров: Это миф, демагогия, приманка для масс. Ни всеобщего счастья, ни благоденствия не будет ни при капитализме, ни при социализме. Всегда кому-то будет лучше, а кому-то хуже. Но так было при любом строе. Просто социализм — наиболее оптимальное устройство будущего с учетом развития производительных сил на Земле и роста населения.

А чем это грозит нашей стране?

Карен Шахназаров: Восприятие нашей страны как места, где можно что-то экспроприировать, в мире будет только нарастать. Пространства огромные, с пресной водой, лесами, нефтью, небольшим для такой территории населением. Для нашей страны это очень серьезный вопрос.

Виртуальный человек

Интернет как орган коллективной памяти поможет человечеству стать лучше?

Карен Шахназаров: Не вижу, что человек с интернетом стал лучше. Мне кажется, совсем наоборот. Сегодняшний человек полностью зависим от всякого рода клише, которые вбивают в голову посредством того же интернета. Информация манипулирует человеком — у меня этому фильм «Город Зеро» посвящен. В этом смысле уральский крестьянин XVII века был свободнее внутренне — им никто не мог манипулировать. А сегодня все становятся рабами информации.

Можно не смотреть и не читать всего, что мешает жить, разве нет?

Карен Шахназаров: Можно, но человек в основном как раз потребляет рекламу и всевозможные идиотские идеи, псевдонаучные теории. Все это вкачивается в головы круглыми сутками. Человек становится гамбургером, продуктом общепита. Высокое искусство возможно лишь там, где есть личность, есть разное восприятие жизни. А у нашего современника все усредненное — обыватель везде одинаков.

Усредненный и удовлетворенный потребитель — мечта любого современного политика?

Карен Шахназаров: В этом смысле Трамп — своего рода «гений». Мало того что он отлично знает массовую культуру, он сделал ее частью политики. С точки зрения здравого смысла его публичные заявления часто — полный идиотизм. Но это как раз понимает и принимает 80 процентов американского общества. Ему не нужны тонкости, сложности, нюансы. Обратите внимание: фразы у Трампа однозначны, коротки — пишет ли он в «Твиттере» или говорит. «Этот человек — негодяй». «Этот премьер двуличный». «Америка — самая великая страна». «Наши морские пехотинцы — лучшие в мире». Обыватель хорошо воспринимает такие речи. Главное в политике сегодня — говорить проще, короче и без тени сомнения. Все это между прочим и есть современный интернет.

Первый успех режиссеру принесли музкомедии. Среди них — «Мы из джаза». Фото: предоставлено пресс-службой Мосфильма.

Мрачноватая у вас картина вышла.

Карен Шахназаров: Нет, в интернете есть, конечно, плюсы — можно билеты купить, пиццу заказать. Для кино опять же хорошо — в Сети оно получило вторую жизнь. Но я не идеализирую этот вид искусства. Жило же человечество несколько тысяч лет без кино — может, лучше бы его и не было вовсе?

Неожиданно услышать такое от кинорежиссера. Самые популярные Google, YouTube, Instagram — платформы американские. Борьбу за умы мы проиграли?

Карен Шахназаров: Не бывает полностью проигранных войн. Что мешает нам пользоваться уже готовыми инструментами? Другой вопрос, знаем ли мы сами, что говорить людям, какие идеи транслировать? Мир никогда не стоит на месте. Я, например, в 1987 году был участником «Недели советского кино» в Китае. Помню, вернулся домой с полным ощущением: этой стране конец. Прошло 30 лет — а как все изменилось? Никогда ничего не поздно, если есть желание и воля. И если Бог на твоей стороне.

Истина напоследок

Эйзенштейн, Александров, Вертов, Роом, Пудовкин были первопроходцами, экспериментировали с изображением, со звуком, с цветом. Сегодня будущее кино связано лишь с безымянными технологиями: 3D-очки, VR-шлемы, интерактивный сюжет?

Карен Шахназаров: Суть кино все та же — это интересно рассказанная история. То же самое можно сказать и о литературе, и о театре. Да, будут технические изменения, эксперименты, но то, что касается реальных человеческих эмоций — пока человек существует, это будет главным. Пусть и не массовым. Тот же «Аватар» уже сегодня устарел, невозможно смотреть. Первые эпизоды «Звездных войн» в свое время фурор произвели, а сейчас это как игры в детском саду: коробки железные ездят… А есть картины, которые не устаревают. Например, «Пролетая над гнездом кукушки». Она по-прежнему интересна. Там настоящие человеческие отношения.

Но «Пролетая над гнездом кукушки» смотрит пять процентов зрителей, а «Звездные войны» — миллионы людей.

Карен Шахназаров: Это не имеет никакого значения. Жизнь определяет не большинство, а как раз те пять процентов, которые смотрят фильм Формана. Настоящее искусство всегда редкая вещь, но в итоге оно всегда выигрывает. «Братья Карамазовы» тоже читают те, кто определяет жизнь большинства. В этом нет никакого снобизма. Хочешь войти в число «избранных» — читай Достоевского!

Все-таки человечество движется к чему? К Апокалипсису?

Карен Шахназаров: Мы не знаем цели существования человека. Тут каждый выбирает сам, кто во что верит. Если ты веришь в существование Бога, в Творца, то цель должна быть. Просто нам она никогда не откроется, и смысл жизни — в попытке ее узнать. Если ты не веришь в Бога и веришь, что мир произошел из хаоса и является частью хаоса, то нужно разбираться с «теорией эволюции», очень странной, на мой взгляд.

А что с ней не так?

Карен Шахназаров: Она не объясняет главного — каким образом хаос мог перейти в некую систему? Хаос — это хаос. Откуда тогда взялись законы природы? Если законы есть, значит, они кем-то установлены? За ними должна стоять некая творческая воля? Для меня лично это главное доказательство наличия Творца — просто мы его не понимаем и никогда не поймем. Но раз есть Творец, значит, есть и Цель. Соответственно, есть свод моральных правил. А какие могут быть цели у людей, считающих, что нас окружает хаос? Только те, которые человек ставит себе сам.

Поэтому я считаю теорию эволюции не научной, а социальной, даже политической. Она оправдывает любые преступления, совершаемые человеком для достижения своих целей. Смысл теории эволюции сводится к банальному выживанию. Наукой это не назовешь. Правда непознаваема, но она есть. Доказательств никаких, в это можно только верить. Я лично верю, что истина существует. Но она дана только Богу.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере «РГ»


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *