Информационная война

Информационная война

Информационные войны в современном мире

Размещено на http://www.allbest.ru/

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования

Финансовый университет при правительстве Российской Федерации

Эссе

На тему: «Информационные войны в современном мире»

Выполнил: студент гр. КЭФ 1-8

Попов Е.В.

Проверил: к.б.н., д.г.н., профессор

Луговской А.М.

Москва, 2016 г.

1. Информационная война

2. Информационное оружие

3. Социально-психологическая составляющая информационной войны

4. Информационная война в современном мире

5. Методы манипулирования общественным сознанием в информационной войне

6. Противостояние России информационной войне

Заключение

1. Информационная война

Определить понятие «информационная война» достаточно трудно. Слишком много разных смыслов вкладывается в эти слова в зависимости от контекста их употребления. Информация — очень обширное понятие и затрагивает оно все сферы человеческой деятельности, и представляет собой ресурс, которым оперирует субъект в процессе принятия решений, в том числе и в войне. Война предполагает некую борьбу в рамках какой-либо цели (или ресурса). Информационная война, в таком случае, рассматривает любую информационную составляющую такой борьбы, и информация может являться здесь как самим ресурсом, так и средствами его получения.

В самом общем смысле информационная война — любая деятельность в информационном пространстве в рамках некоторых антагонистических целей (материальное превосходство; решение, принимаемое человеком или группой людей и пр.). Это составляет предмет информационного противоборства.

Взрыв нескольких гранат нельзя назвать войной, кто бы их не бросал. Взрыв нескольких водородных бомб — это уже и начатая и завершенная война. Информационную пропаганду 50-ых, 60-ых годов, которой занимались СССР и США, можно сравнить именно с несколькими гранатами. Поэтому никто не называет прошлое противостояние информационной войной, в лучшем случае оно заслуживает термина холодная война».

2. Информационное оружие

Чтобы контролировать и управлять происходящими процессами в обществе, используется информационное оружие, которое представляет собой средства уничтожения, искажения или хищения информации; средства преодоления систем защиты; средства ограничения допуска законных пользователей; средства дезорганизации работы технических средств, компьютерных систем.

Информационным оружием называют:

· компьютерные вирусы;

· логические бомбы (программные закладки);

· средства подавления информационного обмена в телекоммуникационных сетях, фальсификация информации в каналах государственного и военного управления;

· средства нейтрализации тестовых программ;

· различного рода ошибки, сознательно вводимые в программное обеспечение объекта.

«Стратегия применения информационного оружия носит исключительно наступательный характер». В реестре современных технологий сетевых войн и новых типов оружия есть оружие, применяемое в сфере идеологии, СМИ, образования, воспитания, культуры, пропаганды. Этим оружием является тщательно отобранная и дозированная информация, повторенная нужное количество раз по нужным информационным каналам.

Если оружие применяется, значит, существует противник, который его создает, активирует и направляет, и объект, на который оружие нацелено. Согласно результатам исследований, существует три основных объекта информационного поражения:

· жизненная сила страны,

· элита (по сути, управляющее начало государства)

· материальные объекты и инфраструктура.

Информационное воздействие действительно является оружием массового поражения и имеет очень много общего с ядерным оружием. Притом, что часто информационная атака носит неявный, скрытый характер, это оружие оказывает перманентное воздействие на огромное количество людей. Кроме того, для него характерен как немедленный, так и отложенный поражающий эффект, эффект закрепления и воспроизводства поражающего действия. Фактически тоже происходит при взрыве ядерного боеприпаса. Вначале — ударная волна, световое излучение, радиоактивное поражение, все это ощущается немедленно. Отложенное, закрепленное и воспроизводящееся воздействие — это длительное заражение местности, лучевая болезнь, генетические мутации, затрагивающие многие поколения живых организмов.

К эффектам информационного оружия, помимо сиюминутной убежденности в достоверности некоего навязываемого факта, относится и полный аналог заражения и ментальных и социальных мутаций. Это заражение подрывной идеологией может вызывать распространяющиеся на многие годы последствия, например перерождение элиты, потерянное поколение, поколение несбывшихся надежд, изменения в менталитете населения.

Наступательный характер информационного оружия во многом определяет лицо информационной войны и позволяет определить потенциального информационного агрессора. А это значит, что объем информации, целенаправленно передаваемый от одной страны к другой, и является мерой информационной агрессивности. При этом неважно, какой характер имеет передаваемая информация. К осмыслению этого утверждения надо подходить с иными, непривычными мерками и исходить из того, что в эпоху информационных технологий, когда социальная среда перенасыщена информацией, безопасность системы уже начинает определяться не только теми знаниями, которые данная система получает о противнике, но и, может быть даже в первую очередь, теми знаниями, от восприятия которых ей удалось уклониться.

информационный война манипулирование общественный

3. Социально-психологическая составляющая информационной войны

Для нашего времени характерно резкое увеличение объемов информации. В последние тридцать лет произведено больше информации, чем за пять тысяч лет до этого. Подсчитано, что один экземпляр газеты «Нью Йорк Таймс» содержит больше информации, чем было доступно жителю Англии семнадцатого столетия за всю его жизнь. Естественно, что человеческие механизмы переработки и хранения информации, созданные задолго до необходимости перерабатывать такие объемы, претерпевают серьезные перегрузки, создавая в ответ те или иные системы защиты себя. В информационной войне можно выделить две составляющих: техническую и социально-психологическую. К технической составляющей относятся:

· компьютерные сети и телекоммуникации,

· электронные СМИ,

· несанкционированный доступ к данным противника.

Соответственно выделяется два типа информационного оружия:

· оружие, воздействующее на технические средства;

· оружие, оказывающее воздействие на людей.

К первому типу оружия относятся средства радиоэлектронного воздействия с помощью электромагнитных, акустических и инфракрасных излучений, компьютерные вирусы, специальные программы — «логические бомбы», позволяющие разрушать или нарушать работу компьютерного оборудования противника. Второй тип информационного оружия, является «предметом исследований психологов и социологов и не поддается точному определению».

В информационной войне отсутствуют видимые разрушения. Общество не приводит в действие имеющие в его распоряжении защитные механизмы и фильтры. Чувство опасности, которое в иных ситуациях действует безотказно, не срабатывает. Интенсивное информационное воздействие на страну в течение нескольких месяцев может привести к смене власти в ней, причем население даже не ощутит, что на него оказывается давление.

Теоретические основы ведения информационных войн заложил в 1948 г. американский социолог и психолог Г. Лассуэлл, создав «теорию зависимости», или, как он сам ее называл, «теорию волшебной пули». Согласно этой теории, человек беззащитен перед информационным воздействием. СМИ манипулируют человеком по своему усмотрению, и он ничего не может им противопоставить. Информационные воздействия проникают в голову человека подобно «волшебной пуле» и вызывают в мозгу необратимые разрушения. Теория зависимости оказала заметное влияние на дальнейшее развитие социально-психологических теорий информационной войны, некоторые из которых упомянуты ниже.

Канадский философ и культуролог Маршалл Маклюэн разработал «теорию средства», которая заключается в том, что новые информационные технологии (печать, радио, кино, телевидение, Интернет) приводят к сменам парадигм восприятия и понимания человеком окружающего мира. Работа, в которой он изложил свою теорию, так и называется — «Средство есть сообщение». Появление печати изменило пропорции в наших ощущениях в пользу зрения, что в свою очередь не могло не повлиять на мышление, сделав его линейным, последовательным, логическим. Распространение телефона, который имитирует короткую дистанцию общения, изменило практику ведения боевых действий. Например, Александр Македонский не мог позвонить персидскому царю Дарию и уладить все разногласия. Голос по радио ближе к живому голосу, чем крупный план на экране к живому лицу. Телевидение возвращает человека к естественному («первобытному») состоянию, одновременно превращая мир в «глобальную деревню». Воздействовать на массовое сознание можно, изменяя, например, угол съемки, применяя длиннофокусный объектив или крупный план.

Важную роль в современных информационных войнах играет коммуникативный резонанс. Коммуникативный резонанс — это явление массового сознания, когда эффект от информационного воздействия значительно превышает первоначально затраченные усилия. Коммуникативный резонанс возникает, когда содержание информационного воздействия соответствует ожиданиям масс. Например, государственный и политический деятель нацистской Германии-Геббельс для того, чтобы добиться коммуникативного резонанса, представлял Гитлера студентам и интеллектуалам как художника и архитектора, ветеранам напоминал, что он солдат Первой Мировой Войны, а сентиментальным людям говорил, что Гитлер обожал детей.

4. Информационная война в современном мире

За прошедшие столетия способ коммуникации людей изменился. Если раньше структура человечества, связи между людьми и государствами, в основном определялись территорией, местом проживания, то сейчас эта структура все в большей и большей степени определяется структурой телекоммуникационных систем. Структура человечества все более полно находит свое отражение в структуре глобальной телекоммуникационной системы, позволяющей почти мгновенное информационное взаимодействие между любыми элементами системы.

Сегодня информационная война — это уже напрямую война цивилизаций, это столкновение различных базовых целей, знаний, теорий. В настоящее время как никогда актуальна проблема противостояния крупнейших мировых держав именно на информационном фронте. По результатам социологических вопросов большее количество россиян считают США главным противником России в этой войне. И это вполне верно. На сегодняшний день развитые страны во главе в США,-которые считают себя главенствующей мировой державой, все успешнее осваивают технологии информационной войны, которая получила еще одно название- «сетевая». Ее главная цель-установить контроль над важными процессами (политическими, экономическими, социальными, духовными) и поддерживать его как можно дольше. Явным проявление такого рода политики становиться американизация, или глобализация, что, по сути, является одним и тем же.

Во время «холодной войны» и особенно после падения «железного занавеса» против России велась усиленная информационная агрессия, направленная на введение западной шкалы ценностей и закрепление в общественном сознании потребительских моделей жизни. В основу были положены психологические исследования русского национального характера, и информационное воздействие строилось с учетом таких его слабостей, как низкая способность к самоорганизации, почтительное отношение к Западу и властям, недостаток инициативы и пр. В результате «холодная война» переросла в «теплую», а затем привела к этнической катастрофе русского народа.

С помощью «заражения» массового сознания определенными идеями: рыночной экономики, правового государства, разделения властей и т.д. — одним словом, всего того, что принято называть либерализмом Запад отвлекает Россию от действительной модернизации государства и права.

«Мозговые центры» США, российская правящая элита и поддерживающая ее часть интеллигенции активно заняты сегодня созданием политических мифов. Их цель-привить чуждую идеологию, основанную на отрицании самобытности российской цивилизации. Разработка таких мифов является одним из основных средств ведения информационной войны, так как любой миф использует силу воображения, а потому прекрасно подходит для управления большими массами людей. Миф не чувствителен к доводам разума, его нельзя отрицать с помощью логики.

Новые политические мифы не возникают спонтанно, а создаются в соответствии с определенным планом и правилами, как и любое другое современное оружие. Благодаря появлению СМИ процесс возникновения мифов резко ускорился. Внедряясь в сознание, мифы как бы управляют людьми и заставляют их действовать против своих же интересов.

5. Методы манипулирования общественным сознанием в информационной войне

С конца1940-х — начала 1950-х гг. исследования ученых-психологов и социологов были востребованы ЦРУ (США). В научно-исследовательских структурах и университетах в США и Англии разрабатывались методы наиболее оптимального и эффективного воздействия на человеческое сознание и социальное поведение. Они были сначала опробованы в 1950-1970-е гг. в США, а с 1960-х гг. — и в Западной Европе. США и были полигоном, где все эти методы и технологии (сексуальная и наркотическая революции, субкультуры хиппи и рокеров и т.д.) показали блестящие результаты с точки зрения поставленных заказчиками задач по разрушению социальной ткани и привычных ценностей общества.

Метод «управления кризисами» использовался в период тщательно спланированных социальных экспериментов, когда информационная волна темы уличных банд или агрессивных сект держала в напряжении население крупных мегаполисов США в 1970-1980-е гг. Соответственно, тестировалась социальное самочувствие и реакция городских обществ, и были получены весьма обнадеживающие (заказчиков эксперимента) результаты. Городские общества в США на завершающей стадии эксперимента попросту отворачивались от проблем и всяких попыток их разрешения на конструктивной основе.

Метод «стратегии устрашения» направлен на подавление морального духа общества. Суть ее заключается в том, что нужно держать человека в состоянии неопределенности относительно его текущего положения и того, что может его ожидать в будущем, провоцируя, таким образом, неуверенность и внутренний конфликт.

Существует огромное количество методик о которых человек даже не подозревает, но суть их остается в том же — формирование нового общественного сознания и нового типа человека, вполне соответствующего ожиданиям транснациональных корпораций и мировой финансовой олигархии: человека, которым легко манипулировать, удобного объекта эксплуатации, узкопрофессиональной личности с инфантильными рефлексами.

6. Противостояние России информационной войне

«Доктрина информационной безопасности РФ» которая была утверждена 9 сентября 2000 года Президентом Российской Федерации В.В. Путиным представляет собой совокупность официальных взглядов на цели, задачи, принципы и основные направления обеспечения информационной безопасности РФ. Этот официальный документ дает определение информационной безопасности: «Под информационной безопасностью Российской Федерации понимается состояние защищенности ее национальных интересов в информационной сфере, определяющихся совокупностью сбалансированных интересов личности, общества и государства».

В Доктрине впервые закреплены общие методы обеспечения информационной безопасности страны. Они подразделяются на правовые, организационно-технические и экономические. Может быть, создание такого документа 11 лет назад ознаменовало начало борьбы в этой неравной информационной войне.

Самое сложное в этой войне то, что уже сам русский народ настолько является носителем западной точки зрения, что не верит ни в свои собственные возможности ни в перспективы собственного развития. Так российский политический деятель, диссидентка, правозащитника, независимая журналистка В. И Новодворская высказалась в своем интервью: «Русские…это спившийся, обленившийся и никчемный народец. Он уже ни на что не способен и только зря занимает свое место на земле. К тому же он и генетически вырождается, сокращается поголовье. Поэтому для общественного блага было бы лучше, если бы территорию России отдали под опеку ООН, а еще лучше, если бы ее оккупировали американцы, заселили ее нормальными людьми, колонизовали и цивилизовали…мы здесь не на цивилизованном Западе…очень важно научиться стрелять первыми, убивать».

Понятно, что существуют глобальные сети вещания, как и технические носители — распространители этой информации. Очевидно, что генерируется специнформация, и можно увидеть удивительную разницу между фильмами, которые тиражируются в Америке, и кинолентами, поставляемыми из США в Российскую Федерацию. Ни секрет, что в стране есть лидер общественного мнения и властью создана сеть в форме единой партии, которая покрывает всю страну и транслирует эту информационную атаку.

Никаких контрдействий со стороны российского государства, его органов и систем, функций, никаких нормативно-правовых поддержек этих государственных обстоятельств не предпринимается. Возьмем, к примеру, соотношение числа зарубежных фильмов и фильмов отечественного производства. Отечественные фильмы составляют примерно четверть от числа фильмов зарубежного производства в нашей стране. Ситуация очевидна. Во Франции, например, иностранных фильмов по законодательным основаниям допускается в прокат не более 15% от общего объема кинопроката в стране. Арсенал западных методов информационной войны дополняют многочисленные ток-шоу, передачи, программирующие сознание целевых групп и больших сообществ в направлении, заданном контркультурой революцией и толерантным отношением к греху, — легитимации культа силы, потребительства и индивидуализма и отрицания в целом духовной и социальной природы человека.

На уровне действующей Конституции, которая тоже является инструментом информационного воздействия на Россию, абсолютизирована свобода слова. Это неслучайно сделано без какой-либо ответственности за последствия. Цензура запрещена, хотя, согласно мнению экспертов, ее введение оказало бы положительное влияние на состояние общества. Идеология государства — ее национальная мировоззренческая, ценностно-мотивирующая идея — также запрещена. Органов по контролю над содержанием массово-информационного воздействия нет.

Российское правительство, в отличие от некоторых других стран, вообще не занимается Интернетом. Интернет живет по своим законам.

Основой принципа функционирования информационного оружия является программа самоуничтожения, присущая любой сложной информационной самообучающейся системе. Само информационное оружие это алгоритм, активизирующий у системы-противника программу самоуничтожения.

Основным противником в «войне новой эпохи» я считаю США, которые явно позиционируют свое государство как мирового лидера, которому не хочется иметь конкурентов. Здесь имеет место продуманная скрытая и очень изощренная политика, результатом которой в итоге является убеждение среди граждан, как США, так и России, что Америка является идеальным государством с прекрасно функционирующей политической системой и счастливым, ни в чем не нуждающемся населении. Мы смотрим фильмы, которые пропагандируют американский образ жизни, слушаем американскую музыку, играем в их компьютерные игры, которые построены на тех же методах манипулирования сознанием, учим их язык, который вытеснил остальные языки из списка международных, мы сами делаем все, чтобы быть похожими на них, мы убиваем в себе чувство патриотизма, стремимся уехать из родной страны в «страну больших возможностей». На чем может быть основана политика противостояния этой войне, если все наше население при всем ее осознавании не хочет даже жить на родине.

Чтобы ни говорило нам наше правительство о том, что нет повода для волнения и о принятии различных мер, я считаю, что оно не уделяет этой проблеме должного внимания и не способствует прекращению информационной войны, последствия которой достаточно предсказуемы.

Заключение

Исходя из вышесказанного, следует отметить, что информационная война в действительности носит крайне острый характер в современном обществе, а проблема ее решения остается до сих пор не достаточно изученной, активных мер по ее разрешению со стороны России практически не предпринимается. Для уменьшения воздействия информационной атаки на Россию совершенно необходимым является введение четкой политики регламентирующей работу всех СМИ (особое внимание должно быть уделено Интернет сети) на территории РФ, сокращения числа фильмов иностранного производства транслируемых по телевидению и поступающих в прокат и ужесточение визового контроля на границе государства.

Усугубляет проблему то, что социально-психологическая составляющая информационной войны уже сформировала отношение к ней у большей части населения России на подсознательном уровне. В течение последнего десятилетия воздействие на сознание человека резко усилилось в связи с широким распространением Интернет сети, которая разрушила границы между странами и стала мощнейшим оружием в манипулировании сознанием. Количество пользователей интернета в России составляет около 60 миллионов человек, это огромная цифра, если учитывать, что население России на начало 2011 года насчитывало 141,8 миллиона человек. Говоря об информационной войне в Интернет пространстве можно даже выделить ее разновидность такую как «сетевая» война. Поменять психологические установки в сознании человека очень трудно, если учесть, что оно формировалось годами, поэтому глупо пытаться изменить стереотипный образ о России, если ее население, правительство с его политикой не готово уделить этой проблеме достаточно внимания.

Размещено на Allbest.ru

Введение.

В современном мире информатизация играет ключевую роль в этапе развития цивилизации. Она ведет к созданию единого мирового информационного пространства, в рамках которого производится накопление, обработка, хранение и обмен информацией между субъектами этого пространства (людьми,организациями,государствами). Это пространство требует унификации информационных и телекоммуни-кационных технологий всех стран-субъектов информационного сообщества. Это дает возможность мощным державам с высоким научно-техническим и промышленным потенциалом усиливать свое политическое, экономическое и военное превосходство за счет лидерства в информатизации.
В настоящее время осуществляется глобальная информационно-культурная и информационно-идеологическая экспансия Запада, осуществляемая по мировым телекоммуникационным сетям (Internet) и через средства массовой информации. Многие страны вынуждены принимать специальные меры для защиты своих сограждан, своей культуры, традиций и духовных ценностей от чуждого информационного влияния. Возникает необходимость защиты национальных информационных ресурсов и сохранения конфиденциальности информационного обмена по мировым открытым сетям, так как на этой почве могут возникать политическая и экономическая конфронтация государств, новые кризисы в международных отношениях. Поэтому информационная безопасность, информационная война и информационное оружие в настоящее время оказались в центре всеобщего внимания.

Существуют три цели информационной войны:
контролировать информационное пространство, чтобы его могли использовать, защищая при этом свои военные информационные функции от вражеских действий (контринформация).
использовать контроль за информацией для ведения информационных атак на врага
повысить общую эффективность вооруженных сил с помощью повсеместного использования военных информационных функций.
Следует отличать информационную войну от компьютерной преступности. Любое компьютерное преступление представляет собой факт нарушения того или иного закона. Оно может быть случайным, а может быть специально спланированным; может быть обособленным, а может быть составной частью обширного плана атаки. Напротив, ведение информационной войны никогда не бывает случайным или обособленным (и может даже не являться нарушением закона), а подразумевает согласованную деятельность по использованию информации как оружия для ведения боевых действий.
Доказано, что наибольшие потери вооруженные силы несут от применения против них “несилового” информационного оружие и, в первую очередь, от воздействия поражающих элементов, действующих на системы управления и психику человека. Информационное оружие воздействует на объекты знаковых систем или их материальные носители.
К средствам информационного оружия относят:
? уничтожения, искажения или хищения информационных массивов;
? преодоления систем защиты;
? ограничения допуска законных пользователей;
? дезорганизации работы технических средств, компьютерных систем.
Атакующим информационным оружием сегодня можно назвать:
? компьютерные вирусы, способные размножаться, внедряться в программы, передаваться по линиям связи, сетям передачи данных, выводить из строя системы управления и т. п.;
? логические бомбы — программные закладные устройства, которые заранее внедряют в информационно-управляющие центры военной или гражданской инфраструктуры, чтобы по сигналу или в установленное время привести их в действие;
? средства подавления информационного обмена в телекоммуникационных сетях, фальсификация информации в каналах государственного и военного управления;
? средства нейтрализации тестовых программ;
? различного рода ошибки, сознательно вводимые противником в программное обеспечение объекта.
Следующее определение дается директором информационных войск Министерства обороны:
«Информационная война состоит из действий, предпринимаемых для достижения информационного превосходства в обеспечении национальной военной стратегии путем воздействия на информацию и информационные системы противника с одновременным укреплением и защитой нашей собственной информации и информационных систем”.
Составные части информационной войны:
1) психологические операции — использование информации для воздействия на аргументацию солдат врага.
2) Электронная война — не позволяет врагу получить точную информацию
3) дезинформация — предоставляет врагу ложную информацию о наших силах и намерениях
4) физическое разрушение — может быть частью информационной войны, если имеет целью воздействие на элементы информационных систем.
5) меры безопасности — стремятся избежать того, чтобы враг узнал о наших возможностях и намерениях.
6) прямые информационные атаки — прямое искажение информации без видимого изменения сущности, в которой она находится.
Информационная война нацелена на все возможности и факторы уязвимости, неизбежно возникающие при возрастающей зависимости от информации, а также на использование информации во всевозможных конфликтах. Объектом внимания становятся информационные системы, а также информационные технологии, используемые в системах вооружений.
Информационная война имеет наступательные и оборонительные составляющие, но начинается с целевого проектирования и разработки своей «Архитектуры командования, управления, коммуникаций, компьютеров и разведки», обеспечивающей лицам, принимающим решения, ощутимое информационное превосходство во всевозможных конфликтах.
Оборонительной стороной информационной войны являются меры безопасности, имеющие своей целью защитить информацию — не позволить противнику провести успешную информационную атаку на наши информационные функции. Современные меры защиты, такие как операционная безопасность и коммуникационная безопасность — типичные средства по предотвращению и обнаружению косвенных действий врага, направленных на наши военные информационные функции. Напротив, такие меры защиты, как компьютерная безопасность включают в себя действия по предотвращению, обнаружению прямых информационных действий врага и организации контрдействий.
Исследователи выделили характерную особенность человеческого восприятия, заключающуюся в том, что человек лучше усваивает ту информацию, которая похожа на уже существующие у него представления.
Основные средства ИВ ориентированы на этот феномен. Любые манипуляции и пропагандистские компании основаны на “эффекте резонанса”, когда «имплантируемая» информация, направленная на изменение поведения общности, маскируется под знания и стереотипы, уже существующие в конкретной социальной общности на которую направлена пропагандистская компания.
Целью манипуляции является асинхронизации представлений группы-адресата с помощью «эффекта резонанса» и перевод ее на другие модели поведения, ориентированные на совершенно иную систему ценностей.
«Эффект резонанса» достигается, когда тому или иному факту, проблеме или психологической установке придается искусственно преувеличенное значение, которое по мере продвижения в культурное ядро, диссонирует и разрушает существующую в обществе систему ценностей.
Информационное превосходство определяется как способность собирать, обрабатывать и распределять непрерывный поток информации о ситуации, препятствуя противнику делать то же самое. Оно позволяет иметь реальное представление о боевой обстановке и дает интерактивную и высокоточную картину действий противника и своих войск в реальном масштабе времени. Информационное превосходство является инструментом, позволяющим командованию в решающих операциях применять широко рассредоточенные построения разнородных сил, обеспечивать защиту войск и ввод в сражение группировок, состав которых в максимальной степени соответствует задачам, а также осуществлять гибкое и целенаправленное материально-техническое обеспечение.
Деструктивное воздействие на системы управления и принятия решений достигается путем проведения психологических операций (Psychological Operations, PSYOP), направленных против персонала и лиц, принимающих решения и оказывающих влияние на их моральную устойчивость, эмоции и мотивы принятия решений; выполнения мероприятий по оперативной и стратегической маскировке (OPSEC), дезинформации и физическому разрушению объектов инфраструктуры.

Последствия информационной войны

Почему надо защищать информационную систему от информации? Потому что любая поступающая на вход системы информация неизбежно изменяет систему. Целенаправленное же, умышленное информационное воздействие может привести систему к необратимым изменениям и к самоуничтожению.
Поэтому информационная война — это нечто иное, как явные и скрытые целенаправленные информационные воздействия систем друг на друга с целью получения определенного выигрыша в материальной сфере.
Исходя из приведенного определения информационной войны, применение информационного оружия означает подачу на вход информационной самообучающейся системы такой последовательности входных данных, которая активизирует в системе определенные алгоритмы, а в случае их отсутствия — алгоритмы запусков алгоритмов.
Создание универсального защитного алгоритма, позволяющего выявить в системе факт начала информационной войны, является алгоритмически неразрешимой проблемой. К таким же неразрешимым проблемам относится выявление факта завершения информационной войны.
Однако, несмотря на неразрешимость проблем начала и окончания информационной войны, факт поражения в ней характеризуется рядом признаков, присущих поражению в обычной войне. К ним относятся:
1) включение части структуры пораженной системы в структуру системы победителя (эмиграция из побежденной страны и в первую очередь вывоз наиболее ценного человеческого материала, наукоемкого производства, полезных ископаемых);
2) полное разрушение той части структуры, которая отвечает за безопасность системы от внешних угроз (разрушение армии побежденной страны);
3) полное разрушение той части структуры, которая ответственна за восстановление элементов и структур подсистемы безопасности /разрушение производства, в первую очередь, наукоемкого производства, а также научных центров и всей системы образования; прекращение и запрещение разработок и производств наиболее перспективных видов вооружения);
4) разрушение и уничтожение той части структуры, которая не может быть использована победителем в собственных целях;
5) сокращение функциональных возможностей побежденной системы за счет сокращения ее информационной емкости (в случае страны: отделение части территории, уничтожение части населения).
Обобщив перечисленные признаки, можно ввести понятие «степень поражения информационным оружием», оценив ее через информационную емкость той части структуры пораженной системы, которая либо погибла, либо работает на цели, чуждые для собственной системы.
Информационное оружие даст максимальный эффект только тогда, когда оно применяется по наиболее уязвимым от него частям ИСС. Наибольшей информационной уязвимостью обладают те подсистемы, которые наиболее чувствительны к входной информации — это системы принятия решения, управления. На основании сказанного можно ввести понятие информационной мишени. Информационная мишень — множество элементов информационной системы, принадлежащих или способных принадлежать сфере управления, и имеющих потенциальные ресурсы для перепрограммирования на достижение целей, чуждых данной системе.
Исходя из определения информационной мишени, намечаются основные направления работ, как по обеспечению се безопасности, так и по повышению ее уязвимости. Например, для того, чтобы повысить уязвимость противника, следует максимально расширить его информационную мишень, т.е. подтолкнуть его на включение в мишень как можно больше равноправных элементов, причем желательно открыть доступ в сферу управления таким элементам, которые легко поддаются перепрограммированию и внешнему управлению.
Заставить противника изменить свое поведения можно с помощью явных и скрытых, внешних и внутренних информационных угроз.
Причины внешних угроз в случае целенаправленного информационного воздействия (в случае информационной войны) скрыты в борьбе конкурирующих информационных систем за общие ресурсы обеспечивающие системе допустимый режим существования.
Причины внутренних угроз — в появлении внутри система множества элементов, подструктур, для которых привычный режим функционирования стал в силу ряда обстоятельств недопустимым.
Скрытая угроза — это неосознаваемые системой в режиме реального времени входные данные, угрожающие ее безопасности.
В информационной войне наибольший приоритет отдается скрытым угрозам, так как именно они позволяют взращивать внутренние угрозы и целенаправленно управлять системой извне. Информационную самообучающуюся систему можно назвать тотально управляемой, а поведение ее полностью прогнозируемым на интервале времени , если известен алгоритм информационного воздействия (например, методика обучения), позволяющий привести систему в любой момент времени t є к требуемому от нее результату.
Основными исходными данными для решения задачи по прогнозированию поведения ИСС в условиях информационного внешнего управления ею являются знания о ее знаниях и целях.
Информационные войны в современную эпоху.

Война в Осетии. Кто выиграл информационное сражение?

Пока российские миротворцы вместе с югоосетинскими ополченцами боролись против грузин за контроль над Цхинвали, в СМИ началась своя война — информационная. Опрошенные «Газетой.ru» журналисты и эксперты сходятся во мнении, что получить достоверную информацию из зоны конфликта было сложно почти всем, включая экстрапрофессионалов, и приходилось довольствоваться чужими комментариями и оценками.
Тема конфликта в Южной Осетии стала новостью номер один на фоне летнего затишья в информационном поле. Интерес к Олимпиаде, начавшейся в Пекине уже после обстрела Цхинвали и вступления в конфликт российских миротворцев, сильно ослаб.
Впрочем, если российские телеканалы перешли почти на военный режим сразу же с начала обстрела Цхинвали в ночь на 8 августа, мировые СМИ обратили пристальное внимание на этот сюжет только после того, как в конфликт вмешались российские миротворцы. В пятницу, 8 августа, когда в столице Южной Осетии шли бои, все федеральные телеканалы России каждые два-три часа выходили в эфир со специальными выпусками новостей.

США

В Америке телеканалы начали рассказывать о событиях в Южной Осетии как о вторжении России на территорию Грузии. Поначалу телеканал CNN сопровождал свои выпуски новостей заголовком «Россия вторглась в Южную Осетию». Затем название непризнанной республики было изменено на Грузию. Именно в прямом эфире CNN транслировались заявления и пресс-конференции грузинского президента, который о ситуации в стране сразу же говорил на английском. Соответственно, и информация о пострадавших приводилась только с грузинской стороны, в том числе и бессчетном количестве сбитых российских самолетов.
То, что показывал CNN, активно обсуждалось российскими блогерами. Некоторые из них заметили, что в каких-то сюжетах кадры разгромленного Цхинвали выдаются американцами за картинку из Гори.
Фотографией одного разгромленного здания в грузинском городке Гори два дня подряд свои тексты о Гори и Цхинвали иллюстрировала The New York Times.
Американская The Wall Street Journal в понедельник опубликовала статью грузинского президента, в которой он винил в развязывании военных действий Россию и объяснял, что Москва угрожает не только Грузии, но и европейским демократическим ценностям в целом.

Европа

Континентальные европейские СМИ изначально более взвешенно подошли к конфликту, хотя сочувствие вызывала больше Грузия. Хотя бы потому, что в последние дни многие газеты писали о том, что Саакашвили допустил трагическую ошибку, втянувшись в конфликт. «Его никто не поддержит — ссориться с Россией никто не хочет», — писали европейские журналисты.
Британская телекомпания ВВС предоставляла зрителям точки зрения обеих сторон, правда, на первое место выводились бомбежки в Гори, а не в Цхинвали. Еще одна британская телекомпания — Sky News — сняла кадры работающих «Градов» близ Цхинвали, и именно эта картинка долго была единственной.
Немецкий журналисты отметили, что война на Кавказе стала темой номер один для почти всех немецких СМИ, а многие издания даже выделили для освящения военных действий дополнительные полосы.
«Что касается того, кто выиграл идеологическую войну, то я заметил такую тенденцию: если сначала писали о том, что напала Грузия, то по ходу развития конфликта все больше акцентировали внимание на том, что Россия — это агрессор, который напал на маленькую и беззащитную Грузию»
И заметили, что «в целом симпатии немецких журналистов на стороне Грузии».

Россия

Российские телеканалы, которые явно либо опосредованно являются государственными, с самого начала рассказывали больше о том, что происходит в Южной Осетии. Реакция грузинской стороны становилась известна в основном по сюжетам о заседаниях Совета Безопасности ООН.
Появлялись и обзоры прессы, в которых журналисты давали понять, что западные СМИ откровенно врут, необъективны и мало что понимают, что же происходит на самом деле.
Единственный информационный российский телеканал «Вести-24» транслировал все выступления военных, министров, президента и других спикеров в прямом эфире.
Кадры прячущегося среди охранников Саакашвили были не только продемонстрированы всеми каналами в сопровождении ехидных комментариев, но и послужили поводом для психиатрического анализа личности грузинского президента. Это был пример самой неприкрытой пропаганды.
Еще один российский телеканал Russia today, вещающий на английском языке, также в основном сообщал о событиях в Цхинвали. А одной из заставок стала надпись на черном фоне «Osetian genocide».

Грузия

Грузия с первого же дня фактически объявила блокаду российским СМИ. С 9 августа на территории страны было прекращено вещание российских телеканалов, а зайти на грузинские сайты практически невозможно. Впрочем, порою это было связано и с многочисленными хакерскими атаками. Кроме того, в Грузии были заблокирован доступ к сайтам с расширением .ru.
Грузинские СМИ разнообразием не баловали: в основном, поставлялись указания руководства страны. Заявления российской стороны, а также югоосетинской не транслировались.
В такой же стилистике грузинские журналисты рассказывали о том, что страна находится в осадном положении и вот-вот российские войска дойдут до Тбилиси. Как писали русскоязычные блоггеры, в основном находящиеся за рубежом, грузинские телеканалы подробно живописали «зверства» российских военных. О том, что они бомбят детские сады, больницы, дома и убивают мирное население. Регулярно сообщалось об обстреле Россией все новых населенных пунктов в Грузии.
Югоосетинские ополченцы назывались или «сепаратистами», или «бандформированиями», которые вместе с российскими миротворцами устраивали «этнические чистки» грузинского населения.

Итоги информационной войны

В том, что идет информационная война, мало кто сомневался. Однако Грузия к ней подготовилась более тщательно.
Во-первых, журналисты с обеих сторон конфликта столкнулись с трудностями при доступе к непосредственной информации. «Западным журналистам не дают нормально работать в регионе — они не только не могут покинуть пределы Владикавказа, но даже передвигаться по лагерям для беженцев. Специальную аккредитацию сложно получить.
Отсюда выходит, что работают в основном с официальными пропагандистскими заявлениями.
Представитель одного из российских телеканалов в беседе с «Газетой.ru» также назвал не совсем правильным, что российские власти больше готовы работать со своими же СМИ, чем с западными журналистами.
У российских журналистов похожие проблемы возникли в Грузии. Телевизионщик рассказал, что российские тележурналисты сталкиваются с большими ограничениями в Грузии — их почти никуда не пускают.
Российские телеканалы не могут воспользоваться кадрами с грузинской стороны, находящимися в базе крупнейшего европейского агентства Eurovision. В адрес агентства поступило письмо, подписанное директором грузинского телеканала «Рустави-2». «Мы информируем вас, что из-за нынешней ситуации, из-за обострившихся отношений между Грузией и Россией руководство «Рустави-2″ решило ограничить допуск российских телеканалов к нашим трансляциям. Мы также просим ограничить техническую поддержку российских телеканалов на территории СНГ», — говорится в письме, копия которого есть в распоряжении «Газеты.ru». «Мы сожалеем, что это решение было принято, и надеемся на понимание этих ограничений», — заключает Чиковани. По данным «Газеты.ru», некоторых смягчений все же удалось добиться, но полностью это решение не отменено.
Во-вторых, СМИ участников конфликта и их союзников естественно солидаризировались с властями. «СМИ с обеих сторон тиражируют самые различные официальные заявления, действительно переполненные пропагандой. И российские, и западные СМИ приводят какие-то цифры о раненых, погибших, но нет никаких подтверждений этим данным.
Что касается российских телеканалов, то главное отличие их информационной политики — сообщения направлены внутрь страны, для манипулирования сознанием не мира, а собственного электората, считают собеседники. «Это пропаганда в традиции Советского Союза. Очень манипуляционный подход», — полагает Райтшустер. «Российские СМИ ориентированы больше на своих граждан и страны СНГ», — считает и Локшина.
Грузия в этом смысле выглядит более эффектно. «Грузия долгое время в отличие от русских ухаживала за западными журналистапми. Они были более открытыми, с большим уважением относились, особенно к американским журналистам.
«Это очень плохо, что западные СМИ заведомо приняли сторону Грузии, так как, на мой взгляд, грузины на все 100% виноваты в развязывании войны», — сожалеет Эймс. По мнению российского журналиста Евгения Киселева, Саакашвили помогло то, что он был более активен и выступал сразу на английском языке. «Как говорят на журналистском сленге, его синхроны охотно брали и на CNN, и на ВВС
Киселев констатировал, что «государственные российские телеканалы, естественно, выиграли информационную войну на своей территории». «Так же как они выигрывали до сих пор все политические и военные компании начиная с осени 1999 года. И тогда, и сейчас российские телеканалы оказались наиболее мощным инструментом обработки общественного мнения в нужном властям духе», — заключил он. Локшина не стала подводить итоги баталий СМИ: «В информационных войнах не бывает победителей — только проигравшие».
Заключение
В настоящее время мир поворачивается к высоко заряженному полю битвы идей. Это уже не тот мир, в котором материальная база являлась предметом ожесточенного соперничества. В этом формирующемся мире ключ к успеху будет в умелом управлении информационными возможностями и ресурсами, т.е. стратегическом планировании и управлении.
В наши дни особое внимание следует уделить роли связей с общественностью в международных конфликтах, в том числе и геополитического характера, поскольку в последние годы наряду с классическими видами оружия все чаще применяется информационно-пропагандистское, в основе которого — работа с различными средствами массовой информации.
В заключение еще раз подчеркну, что информационная война — это война алгоритмов и технологий; это война, в которой сталкиваются именно структуры систем, как носители знаний. Это значит, что информационная война — это война базовых знаний и ведется она носителями этих самых базовых знаний. На современном этапе, когда базовые знания человечества аккумулированы в рамках различных современных цивилизация, информационная война олицетворяет собой войну цивилизаций за место под солнцем в условиях все сокращающихся ресурсов. Открыто говорить о приемах и методах информационной войны сегодня необходимо потому, что, во-первых, осмысление того или иного приема информационной войны позволяет перевести его из разряда скрытых угроз в явные, с которыми уже можно бороться, во-вторых, факт наличия теории информационной войны должен предостеречь потенциальную жертву от идеалистически наивного восприятия как внешнего, так и собственного внутреннего мира.
и т.д……………..

Проблема информационного конфликта в современном обществе Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

УДК 316.48 ББК 87

ПРОБЛЕМА ИНФОРМАЦИОННОГО КОНФЛИКТА В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

А.А. Плотников

Аннотация. В статье рассматривается сущность и структура информационного конфликта в современном обществе как одной из актуальных и, тем не менее, малоисследованных проблем. Необходимость исследования приведенного типа конфликта связана, в первую очередь, с высокой частотой их возникновения в обществе. Не менее важным является возможность использования этого знания для проведения высокоэффективной внешней политики путем внедрения информационных конфликтов на территории других государств и применения техник манипуляции массовым сознанием. В статье представлен анализ составляющих элементов конфликта, таких как объект, субъект информационного конфликта, методы его инициации и регулирования; раскрыто влияние данного типа конфликтов на сознание людей, а также предложены пути управления информационным конфликтом. Отдельное место уделено признакам классификации информации, являющейся объектом информационного конфликта.

Ключевые слова: информация, информационный конфликт, социальные конфликты, конфликтология, средства массовой коммуникации, манипуляция сознанием.

THE PROBLEM OF INFORMATION CONFLICT IN MODERN SOCIETY

J 11 trnl

2 / 2014

Преподаватель ^

Мы живем в обществе информационных технологий, и наряду с огромными возможностями наше общество приобрело сопоставимые им по величине проблемы. Сейчас уже сложно представить человека, которого не затронуло бы влияние глобального киберпространства. По статистике, собранной сайтом internetworldstats.com за 2013 год, треть населения планеты активно пользуется глобальной сетью, причем в более развитых регионах, таких как Северная Америка, Европа и Азия, количество пользователей Интернета приближается к отметке в 70% . Современные информационные системы стали неотъемлемой частью всех окружающих нас областей: промышленности, транспорта, управления, массовых коммуникаций, образования, медицины и т.д. Это говорит о том, что все они реализуют общую функцию, а именно, информационное обеспечение процессов. Таким образом, можно говорить о формировании новой информационной парадигмы, с каждым годом все больше проникающей во все существующие сферы наук.

Особенное влияние данная парадигма оказывает на гуманитарные и общественные науки. Информационные технологии позволили вывести процесс коммуникации людей на новый уровень, средства массовой ин-

формации также претерпели огромные изменения. Каждый пользователь глобальной сети, нередко сам того не подозревая, является целью массовой пропаганды, будь то коммерческих или социальных организаций. Изменилась и ментальность населения, его отношение и реакция на происходящие в мире события. Конечно, хотя факторы постоянной коммуникации и информационного потока в какой-то степени и позволили людям адаптироваться, сделав их более избирательными, эмоционально устойчивыми и менее доверчивыми, они все же подвержены влиянию информационных атак.

Под информационной атакой понимается процесс психологического воздействия на определенную аудиторию средствами массовых коммуникаций. Например, для того, чтобы составить положительное мнение о коммерческом продукте или развязать вражду между двумя социальными группами. Последний пример подводит нас вплотную к понятию информационного конфликта. Согласно «Словарю конфликтолога» А.Я. Анцупова, конфликт информационный — это социальный конфликт в сфере производства и распространения информации, одним из субъектов которого являются журналисты или средства массовой информации . С.Б. Давлетчина несколько иначе

ЕК

толкует термин информационный конфликт. Она понимает его как разновидность конфликтного противоборства, ведущегося за контроль над информационными потоками с целью завоевания информационного пространства и использования его в своих интересах и целях при одновременном блокировании или подавлении интересов соперника и недопущении осуществления им своих информационных целей . Как видно, обе дефиниции весьма расходятся, поэтому попробуем разобраться в сути этого явления и сформулировать определение, учитывающее разные аспекты изучаемого явления.

В первую очередь необходимо определиться с объектом информационного конфликта. Из названия видно, что объектом такого типа конфликтов является информация, но какая именно? По-видимому, информация, представляющая интеллектуальную, духовную, нравственную или практическую ценность для субъектов конфликта. Информация, способная вызвать противоречия у субъектов на почве их интересов или взглядов, изменить их субъективное представление о вещах, вызвать сильные эмоции или даже нанести психологическую травму. По своему виду эта информация может быть осмысляемая, то есть логически упорядоченная внутри сознания субъекта, или не осмысляемая — влияющая на его подсознание. Не вдаваясь в теорию восприятия, отметим, что последний вид информации, зачастую, оказывает намного большее влияние на субъект, при этом и его производство является более сложным процессом . Сама информация, или сведения, полученные субъектом из глобальной сети,

может классифицироваться по-разному, в зависимости от выбранных признаков, в данном случае, необходимо исходить из социальных. По моему мнению, можно выделить пять признаков классификации информации, являющейся объектом информационного конфликта:

По распространенности: локальная (замкнутая) и глобальная. Информация может относиться к конкретной группе субъектов, относящихся к определенной территории или организации. Как правило, такая информация редко выходит за ее пределы, так как не представляет ценности для остальных. Глобальная информация затрагивает аспекты общественной жизни, которые могут быть применимы к любым субъектам, и зачастую распространяется по вирусному принципу.

По стадии возникновения: первичная и вторичная. Первичная — это оригинальный источник, вторичная — реакция субъекта на него.

По способу отображения. Информация может быть представлена в графическом, текстовом, звуковом и даже осязательном виде, а также в их различных комбинациях. Этот признак относится к эффективности восприятия информации.

По степени целостности: полная и неполная. Полная информация создает законченный информационный образ, неполная — лишь обрывок, оставляя субъекту возможность собственного домысла.

По функции. Информация может выполнять различные функции, такие как познавательная, пропагандистская, призыва к действию и др.

Приведенная классификация достаточно подробно структурирует объ-

2 / 2014

Преподаватель XXI

ект информационного конфликта, позволяет определить принципиальные зависимости и факторы, влияющие на его протекание. Еще одно интересное свойство информации — истинность. Зададимся вопросом: какая информация является истиной? Аристотель считал, что истина есть интенциональное согласие интеллекта с реальной вещью или соответствие ей. Чаще всего понятие истинности относится именно к информации логической или верифицируемой, то есть имеющей логико-теоретическое или эмпирическое доказательство. Похожий термин — объективность информации или знания — обозначает информацию, принадлежащую объекту или предмету и отражающую его реальные свойства, такая информация лишена онтологического и гносеологического аспектов суждения. Противоположностями приведенных выше качеств являются неистинность (ложь) и субъективность (предвзятость). Грамотно спланированные информационные атаки могут спекулировать истинно-364 стью информации, позволяя достигать требуемой цели за счет манипулирования массовым сознанием.

К субъектам информационного конфликта относятся средства массовой информации, с одной стороны, и целевая аудитория, с другой. Очевидно, что первая сторона является инициирующей и заинтересованной. Тщательно спланированная информационная атака вызывает противоречия у целевых социальных групп, тем самым позволяя манипулировать ими в своих интересах. Таким образом, информационный конфликт — это тип социального конфликта, возникающий между целевыми социаль-

ными группами в результате информационной атаки, инициатором которой являются СМИ. Хотя данное определение не включает в себя мотиваций сторон, оно дает лаконичное представление о происходящем процессе и его взаимосвязях. Как известно, люди живут не только в объективно существующем мире вещей, но и в субъективном мире идей, искусственно порожденным культурой. Сейчас уже сложно сказать, какой из этих двух миров преобладает и имеет большее значение для нашей жизни, ибо уже доказано, что нечто, созданное лишь мыслью, материализуется в реальных событиях и действиях.

Определив информационный конфликт, перейдем к значению термина «манипуляция». Оксфордский словарь английского языка трактует манипуляцию как «акт влияния на людей или управления ими с ловкостью, особенно с пренебрежительным подтекстом, как скрытое управление или обработка». Другое определение раскрывает смысл этого явления как «вид применения власти, при котором обладающий ею влияет на поведение других, не раскрывая характер поведения, которое он от них ожидает». Также манипуляторами называли фокусников-иллюзионистов, которые с помощью ловкости рук обманывали чувства восприятия зрителей. Суть манипуляции в данном случае лежит в обмане аудитории и получении из этого практической выгоды. Как мы уже сказали, к теме этой статьи имеет отношение лишь манипуляция сознанием людей через средства массовой коммуникации .

Информационный конфликт — лишь один из аспектов этой глобаль-

ной проблемы, но ни в коем случае его нельзя назвать менее существенным. Это весьма эффективный механизм манипуляции, который зарекомендовал себя повсеместно. По сути, почти все события революционного характера начинались с противоречий отдельных социальных групп, спланированные специальными организациями и озвученные умелыми ораторами или иными средствами коммуникаций. И эта проблема существенно обострилась с приходом информационных технологий, глобальная доступность информации стала мощнейшим оружием современности. В наше время, когда достаточно одной только провокации никому неизвестных до этого Pussy Riot, чтобы вызвать международный общественный резонанс, утверждать новые государственные законы и поднимать толпы митингующих людей. Сегодня, когда из-за тщательно спланированных информационных атак, государства теряют свои территории, разжигаются кровопролитные гражданские революции и меняется глобальная экономическая картина.

Пожалуй, одним из первых проявлений информационного конфликта является вооруженный конфликт между США и Ираком. Если его анализировать в военном плане, то его развитие во многом отличается от предшествующих военных конфликтов. Действия американских глав государства часто выглядели нелогичными и необоснованными, а непосредственные причины данного противостояния были и вовсе размыты. Но если мы обратимся к экономическим аспектам, то, безусловно, можно сказать, что иракская компания была эффективной с точки зрения

бизнеса. Таким образом, богатейшие нефтяные месторождения перешли под контроль «миротворцев». Но самое интересное то, что перед сторонними наблюдателями, в том числе и жителями Соединенных Штатов Америки, был разыгран настоящий спектакль: кадры противостояния, большие цифры потерь американской армии, фиктивная напряженность и даже пропаганда патриотизма. Все это стало возможно благодаря СМИ, тщательно подготовленные материалы просто отводили внимания зрителей от ключевых, «неблагородных» мотивов, подменяя их тем, что воспринималось более лояльно.

Данный ход поспособствовал значительному разряжению внешнеполитической обстановки, а те немногие вспышки недовольств, которые имели место быть, не смогли обрести достаточного общественного резонанса. А.В. Манойло классифицирует данную ситуацию как информационно-психологическую войну нового поколения. Определяя информационное противоборство как наиболее общую категорию социальных отношений, автор придерживается следующей точки зрения: к информационному противоборству можно отнести любые формы социальной и политической конкуренции, в которых для достижения конкурентного преимущества предпочтение отдается средствам и способам информационно-психологического воздействия. Видно, что понятие информационной войны включает в себя весь спектр конфликтных ситуаций в информационно-психологической сфере — от межличностных конфликтов до открытого противостояния социальных систем. Особое вни-

2 / 2014

Преподаватель XXI

мание уделяется перспективе развития данного направления, по прогнозам социологов ожидается, что уже в недалеком будущем, информационные войны будут главным инструментом международных противоборств, а в открытых вооруженных конфликтах уже не будет нужды .

Одним из самых сложных направлений в области изучении информационных конфликтов является эффективное управление конфликтом такого типа. На первый взгляд, при имеющихся ограничениях для социолога такая задача является трудновыполнимой. Ведь субъекты информационного конфликта, пожалуй, имеют самые размытые границы и не всегда можно точно определить, как та или иная информация будет интерпретирована целевой аудиторией. Как уже было сказано ранее, общество имеет способность адаптации к информационным атакам, становясь менее восприимчивым и доверчивым, но ведь и развитие техник информационной манипуляции не стоит на месте. Поэтому надеяться лишь на одну адаптивную способность крайне нерационально.

Какие техники могут применяться для управления или даже предотвращения информационных конфликтов? Пожалуй, самый эффективный, хотя и утопичный способ борьбы заключается в предварительной фильтрации всей поступающей через СМИ информации. Противореча принципам демократии, он также имеет законодательные и организационные трудности технического характера, поэтому вряд ли может быть применим в полной мере. Другим эффективным способом управления информационным конфликтом яв-

ляется ведение контрпропаганды. Наконец, проанализировав информационную атаку, оценив ее потенциальную угрозу (например, получив реакцию целевой аудитории или опираясь на опыт прошлого), социолог может составить программу по регулированию информационного конфликта. Здесь можно использовать возникшее еще во времена эллинов искусство или технику толкования текстов — герменевтику. В наши годы сфера ее применения намного расширилась — текст стал частью более общего понятие знака, а из знаков, в общем-то, и состоит вся современная коммуникация. Поэтому, в принципе, мы всегда должны интерпретировать, истолковать любое сообщение, в какой бы знаковой системе оно ни было представлено . Применяя системно-информационный анализ конфликта, мы можем установить потенциальные интерпретации информации, формирующей модели конфликтной ситуации. Сам процесс конфликтного взаимодействия представляет собой не что иное, как обмен информацией между всеми основными и второстепенными участниками конфликтной ситуации. Причем часто инициатор информационного конфликта в результате данного обмена получает положительную обратную связь. Информационное воздействие участников конфликта друг на друга производится с целью коррекции поведения сторон в нужном направлении. Ключ к пониманию конфликтов лежит в исследовании информационной среды, в условиях и под воздействием которой они возникают, развиваются и завершаются. Эффективность управления информационны-

ми конфликтами зависит от того, 6 какую информацию передать конфликтующим сторонам. Основным моментом является приведение сторон к единой точки зрения на сло- 7 жившуюся проблему, максимально устранив все альтернативные интерпретации объекта фактического конфликта. Зачастую, правильное толкование сообщения, заложенного в 1. информационной атаке, позволяет полностью устранить конфликтную ситуацию или хотя бы перефокуси- 2 ровать векторы агрессии на фактического инициатора информацион- 3 ного конфликта .

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ 4.

И ЛИТЕРАТУРЫ

2. Анцупов, А.Я. Словарь конфликтолога 6 / А.Я. Анцупов, А.И. Шипилов. -СПб. : Питер, 2006. — 528 с.

3. Давлетчина, С.Б. Словарь по конфликтологии / С.Б. Давлетчина. — ВСГТУ, 2005. — 100 с.

4. Стратонович, Р.Л. Теория информации / Р.Л. Стратонович. — М. : Сов. радио, 1975. — 424 с.

5. Кара-Мурза, С.Г. Манипуляция сознанием / С.Г. Кара-Мурза. — М. : Экс-мо, 2000. — 864 с.

Манойло, А.В. Государственная информационная политика в условиях информационно-психологической войны / А.В. Манойло, А.И. Петренко, Д.Б. Фролов. — М. : Горячая линия, 2003. — 541 с. Лихачева, Э.В. Конфликтология в социальной работе. Курс лекций / Э.В. Лихачева. — Балашиха, 2011. — 198 с.

Плотников Андрей Андреевич, аспирант кафедры методологии, истории и философии науки Нижегородского государственного технического университета им. Р.Е. Алексеева, Styleperson@mail.ru

Как защититься от информационной войны?

Информационная война используется в разных сферах, но ее цель всегда остается постоянной: повлиять на общественное мнение. Вести противодействие информационной войне бывает непросто, ведь манипуляции и пропаганда разрабатываются опытными специалистами. Чтобы не стать жертвой информационного влияния, следует рассматривать по интересующему вопросу мнения разных людей и задействовать разносторонние источники информации. Разбираясь в сложной ситуации, стоит ответить на такие вопросы:

  1. Какова обратная сторона медали данного вопроса?
  2. Кому может быть выгодно воздействие с помощью данной информации?
  3. Насколько рассматриваемый вопрос раскрыт с разных сторон?
  4. Есть ли логическая цепочка и доказательства по данному поводу или же ведется прямое внушение, принуждение и воздействие на эмоции?

Благодаря современным технологиям информационные войны нашего времени могут вестись по всему миру. При этом появилась возможность создавать реальность, не соответствующую действительности. Современные мировые информационные войны ведутся как между государствами, так и внутри государства, между политиками, компаниями, организациями, религиозными деноминациями. Основным оружием в информационной войне выступают СМИ. Полный контроль над ними позволяет подать обществу лишь ту информацию, которая сформирует необходимый взгляд на проблему.

Все боевые действия в современном мире освещаются в СМИ таким образом, чтобы показать необходимость ведения войны и сформировать негатив у противоборствующих сторон. Недавние военные конфликты в Сирии и Украине являются яркими тому примерами. Информационная война и терроризм также напрямую связаны между собой. Разобраться в том, что же на самом деле происходит между противоборствующими сторонами, обычному человеку не представляется возможным.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *