Истина как цель познания

Истина как цель познания

Познание, практика, истина

Лекция 15. Познание.

1.Познание, практика, истина.

2.Чувственное и рациональное познание.

Учебная цель: изучить знаменитый вопрос «что есть истина?»; концепции истины, понятия объективная истина, абсолютная истина, вечная истина; критерий истины; выделить этапы становления гносеологии.

Ключевые слова: познание, практика, истина.

В марксистской философии познание трактуется как деятельность людей, направленная на постижение свойств предметов и явлений объективного мира – природы, общества, человека, а также свойств человеческого сознания и сути самого познавательного процесса. Объектом познания выступает как объективная, так и субъективная реальность. Указывается, что познавательная и мыслительная деятельность людей неразрывно связаны между собой, постоянно переходят друг в друга. Их можно разделить только в абстракции в целях их анализа, учитывая при этом характер их связи.

Если сознание толкуется как способность практически действующих и взаимодействующих между собой людей отражать мир и таким способом познавать его и мыслить о нем, то познание характеризуется как непосредственный процесс отражения мира и воспроизведения его в человеческих ощущениях, восприятиях, представлениях и понятиях.

В марксистской гносеологии указывается на сложный и противоречивый характер процесса познания. Выделяются такие ступени познания как чувственная (познание через ощущения, восприятия, представления) и рациональная (познание путем понятийного мышления, суждений, умозаключений). Подчеркивается диалектическая взаимосвязь данных ступеней познания.

Чувственная ступень познания рассматривается как низшая ступень отражения человеком объективного мира с помощью органов чувств. Ощущения характеризуются как отражения отдельных свойств предметов и явлений. В восприятии эти свойства предстают в их взаимосвязи, в силу чего создается целостный образ предметов и явлений. Представление выражает факт, что человек может, благодаря своей памяти, воспроизводить в своем сознании отсутствующие в данный момент предметы, если ранее он их видел или воспринимал иным образом.

Рациональная ступень познания. Понятие представляет собой обобщение, выделение наиболее существенных свойств тех или иных явлений. Смысл понятий раскрывается в суждениях, представляющих собой определенную связь понятий, составляющую некое утверждение или отрицание. Умозаключение характеризуется как логическое действие, в ходе которого из одних суждений (посылок) выводятся другие. Умозаключения делятся на индуктивные и дедуктивные.

Раскрывая взаимодействие в познавательном процессе чувственной и рациональной ступеней познания, марксистская философия характеризует суть данного взаимодействия. Чувственное познание как бы поставляет первичный мыслительный материал, который затем осмысливается в формах логического познания. В результате раскрываются сущность тех или иных явлений, их закономерные связи и отношения. Под влиянием логического мышления совершенствуется процесс чувственного отражения предметов и явлений действительности.

При анализе процесса познания неизбежно встает вопрос об истине. Согласно марксистской философии, суть данного вопроса в том, чтобы определить, насколько получаемые знания соответствуют действительности, т.е. происходящим в мире реальным процессам. Она исходит из того, что человеческие знания о мире отражают свойства самого этого мира, его предметов и явлений, их связи и отношения. Поэтому содержание этих знаний не зависит ни от отдельных людей, ни от человечества.

Истина толкуется в марксистской философии как процесс. Это значит, что человеческие знания о мире постоянно развиваются. Познание идет от явления к сущности, к открытию фундаментальных законов. Этот процесс отразился в понятиях истины относительной и абсолютной. Относительная истина есть частичное, неполное знание. Под абсолютной истиной понимается исчерпывающее знание об объекте. Это знание не опровергается дальнейшим развитием науки.

С точки зрения марксизма, основой и целью познания является общественная практика. Она направляет познавательный процесс в соответствии с потребностями и интересами людей. На их основе определяются цели познавательной деятельности людей. Практика выступает и как критерий истины. В практической деятельности людей проверяется соответствие их знаний объективной действительности.

Истина как цель познания. Критерии истины.

Конечной целью всей познавательной деятельности является истина.

Вопрос об истине — один из центральных в теории познания. Платон и Аристотель считаются родоначальниками концепции истины. В их представлении истина есть соответствие мыслей действительности, и может быть достигнута сравнительно просто. То есть имеется некоторый интуитивно ясный и не вызывающий сомнений критерий, позволяющий установить, соответствуют мысли реальности или нет. Это убеждение основывается на вере в возможность приведения мыслей в простое однозначное соответствие с действительностью. Однако совсем не очевидно, что у человека действительно присутствует такая возможность; напротив, это скорее недостижимый идеал познавательного процесса.

В реальности человек в процессе познания постоянно сталкивается с большим количеством проблем, само существование которых опровергает классическую концепцию истины, как-то:

· Проблема природы познаваемой реальности и субъективности мышления. Человек в своем познании непосредственно имеет дело не с объективным миром “самим по себе”, а с миром в том его виде, как он им чувственно воспринимается и осмысливается. То есть в человеческом понимании истины изначально заложена субъективность, а из этого утверждения появляются различные вопросы, например: разные люди мыслят по разному – значит ли это, что и истина у всех разная? Может ли быть такое, что для какого-то количества людей понимание истины общее? И, естественно, как достичь этой общности и необходимо ли это?

· Проблема характера соответствия мыслей реальности. Классическая концепция истины в ее “наивной” форме рассматривает это соответствие как простое копирование реальности мыслями. Исследования соответствия знаний действительности показывают, однако, что это соответствие не является простым и однозначным. Ведь всегда есть свойства предмета, которые, возможно, люди просто не могут понять непосредственно. Наши знания о таких свойствах сводятся лишь к показанию приборов, но разве это является абсолютным копированием реальности? Значит, такой очевидности, о которой говорят приверженцы классической теории, может и не быть.

· Относительность и абсолютность истины.Каждый человек в своём суждении об истине всё же сугубо субъективен, и поэтому необходимо разграничивать понятие общей, иными словами, абсолютной истины от понятия истины каждого конкретного индивида. А в классической теории такое разграничение фактически отсутствует.

В настоящее время наиболее известны следующие концепции:

· истинно то, что полезно (прагматизм);

· истинное суждение — продукт компромисса (конвенционализм);

· истинно только психологическое состояние личного переживания (экзистенциализм).

В диалектико-материалистическом подходе выделены понятия объективной, абсолютной и относительной истины.

Объективная истина соответствует объективному миру, который лежит вне человека и не зависит от него. Поэтому объективно-истинное знание неопровержимо. Объективная истина не есть нечто застывшее. Она находится в постоянном развитии, становится более полной с каждым новым научным открытием.

Относительная истина — это знание, которое приближенно и неполно воспроизводит объективный мир. Приближенность и неполнота, эти специфические свойства относительной истины, органически присущи человеческому познанию, так как человек, познавая мир, фиксирует свое внимание на одних его сторонах и отвлекается от других.

Абсолютная истина складывается из относительных истин, но это никогда не достижимое знание о действительности в целом. Абсолютная истина содержит в себе предпосылки для дальнейшего развития познания.

Принцип конкретности — один из главных принципов диалектического подхода к познанию. В соответствии с данным принципом требуется учитывать все условия, в которых находится объект познания, рассматривать его связи, свойства и тенденции его развития.

Благодаря истине совершается переход от незнания к знанию или от знания менее полного и точного к знанию более полному и точному. Вопрос об истинности наших знаний, то есть об их соответствии действительности, имеет практическую основу.

Критерии истины. Природа заблуждений

Представления об истине восходят к истокам философского мышления. Эта проблема ставилась одновременно с проблемой о заблуждении еще в античной философии.

Так как истина всегда в той или иной форме, в той или иной степени «облеплена», окружена заблуждением и содержит его в себе.

Таким образом, из-за необходимости определения степени соответствия между представлениями человека и реальным миром произошла необходимость поиска наиболее строгого критерия истины, то есть признака, по которому можно было бы определять истинность того или иного знания.

Разные учёные рассматривали критерий истины по-разному, во многом в зависимости от принадлежности к той или иной научной школе. Критерий истины – это то, что удостоверяет объективную истинность познания. Однако такое понимание «критерия истины» почти всегда вызывало возражения:

Аристотель, пытаясь разрешить возникшие противоречия, утверждал, что «не все представляемое истинно». Но тогда возникает задача отделить ложное от истинного. В качестве критерия он вводит закон непротиворечия, согласно которому невозможно, чтобы отрицание и утверждение в одном и том же отношении и в одно и то же время были ложными или истинными. То есть все вещи не могут быть одновременно истинными или ложными.

Философы Нового времени так или иначе связывали свое понимание вопроса с идеями Аристотеля. Но одновременно философия Нового времени исходила из разума, который все освещает и определяет истинность или ложность существующего. «Разум, – писал Декарт, – универсальное орудие, могущее служить при самых разных обстоятельствах». Этот же гимн разуму проявляется и в философии Гегеля: «Что разумно, то действительно; и что действительно, то разумно». Так, усматривал истину и ее критерий в интеллектуальной интуиции. Первое правило метода Декарта требует принимать за истинное все то, что воспринимается в ясном и отчетливом виде и не дает повода к какому-либо сомнению, что вполне самоочевидно. Критерий истинности, по Декарту, наиболее действен через отчетливость, которая позволяет четко различать факты и обеспечивать ясность. Иначе говоря, обеспечивать силу переживания. Например, ясность сама по себе, в случае сильной и разлитой по всему телу, но четко не локализованной боли, еще не означает отчетливости. «Может быть ясным восприятие, не являющееся отчетливым, но не существует отчетливого восприятия, которое не было бы одновременно ясным». А интуиция в качестве критерия истины – это состояние умственной самоочевидности. Однако признать разум в качестве критерия истины не представляется возможным уже потому, что он становится судьей себе самому. Получается, что истинность знания, полученного разумом (мышлением), проверяется самим разумом.

Альтернативная точка зрения предложена сенсуалистами. Так, идеалистический сенсуализм выдвигает четыре критерия истинности. Первый из них исходит из яркости или тусклости ощущений. Однако градация того или другого весьма субъективна и неустойчива. Второй заключается в одновременности приблизительно одинаковых восприятий у нескольких людей (так называемая интерсубъективность). Этот критерий тоже несостоятелен, ибо апелляция к мнению даже большинства не освобождает знание от заблуждений. Например, очень долгое время считалось, что Земля неподвижна, и что Солнце вращается вокруг нее. Третий состоит в согласованности ощущений. Но та же мысль о покое Земли была согласованной, однако, от этого она не стала истинной. Четвертый критерий дополняет третий: истинной бывает не всякая согласованность, но только такая, которая проста, обозрима и удобна для усвоения. Это фактически то положение, которое позже получило название «принципа экономии мышления». Такая «Экономия» бывает двух видов: объективно оправданной и чисто субъективной. Краткость и точность теории имеет определенное значение, если теория к тому же верно отражает объективную реальность. Такой известный философ, как Беркли, является сторонником субъективистской «экономии», ибо для него «экономичнее» ощущать сами ощущения, нежели ощущать объективно существующие реальные объекты.

Кант считал, что единый критерий истины относительно содержания знания не может быть дан. Его просто нет. Критерий истины может быть найден лишь в отношении формы знания. Им могут быть необходимые и всеобщие правила логики. Все, что этим правилам противоречит, ложно. Но и этот критерий недостаточен, ибо могут быть знания, сообразные с формами логики, но противоречащие предмету знания. Поэтому логика может определять лишь ложность, но не истинность определённого высказывания. Критерием истины могут служить следствия, выводимые из научных положений (понятий). «Чем больше имеется истинных следствий из данного понятия, – говорит Кант, – тем больше признаков его объективной реальности».

Но у этой концепции тоже выявлялись недостатки. Поэтому стало ясно, что критерий истины должен быть объективным, то есть не зависящим от разума (сознания) человека.

В настоящее время становятся популярными следующие критерии:

· Научная истина. Научная истина — это знание, которое отвечает двойному требованию: во-первых, оно соответствует действительности; во-вторых, оно удовлетворяет ряду критериев научности. К этим критериям относится: логическая стройность; эмпирическая проверяемость, в том числе проверка временем; возможность предсказывать на основе этих знаний новые факты; непротиворечивость тем знаниям, чья истинность уже достоверно установлена и прочее. Эти критерии, разумеется, не следует рассматривать как нечто неизменное и раз навсегда данное. Они являются продуктом исторического развития науки и в будущем могут пополняться. Такое понимание истины вообще необыкновенно важно для развития науки, так как, если данные, полученные с помощью конкретной науки, соответствуют всем вышеперечисленным критериям, можно сделать вывод о полезности таких данных. То есть появляется стимул для дальнейшего развития науки.

· Истина в повседневной жизни. Проблема критерия истины имеет большую важность даже в повседневной жизни людей, так как является одной из основ системы мировоззрения человека. Отвечая на вопрос о том, что же является критерием истины, человек во многом определяет свое собственное место в мире и свои идеалы и ценности .Для многих понятие «истинность» (как правосудие, справедливость и полнота знаний) тесно связано с понятиями «искренность, спокойствие, благополучие, счастье». Так образом эта так называемая повседневная истина является высшей социальной и личной ценностью.

Истина.

Главная цель познания — достижение научной истины.

Применительно к философии истина является не только целью познания, но и предметом исследования. Можно сказать, что понятие истины выражает сущность науки.

Философы давно пытаются выработать такую теорию познания, которая позволила бы рассматривать его как процесс добывания научных истин. Основные противоречия на этом пути возникали в ходе противопоставления активности субъекта и возможности выработки им знания, соответствующего объективному реальному миру. Но истина имеет множество аспектов, она может быть рассмотрена с самых различных точек зрения: логической, социологической, гносеологической, наконец, богословской.

Что же такое истина? Истоки так называемой классической философской концепции истины восходят к эпохе античности. Например, Платон считал, что “тот, кто говорит о вещах в соответствии с тем, каковы они есть, говорит истину, тот же, кто говорит о них иначе, — лжет”. Долгое время классическая концепция истины доминировала в теории познания. В главном она исходила из положения: что утверждается мыслью, действительно имеет место. И в этом смысле понятие соответствия мыслей действительности совпадает с понятием “адекватность”. Иными словами, истина — это свойство субъекта, состоящее в согласии мышления с самим собой, с его априорными (доопытными) формами. Так, в частности, полагал И. Кант. Впоследствии под истиной стали подразумевать свойство самих идеальных объектов, безотносительных к человеческому познанию, и особый вид духовных ценностей. Августин развивал учение о врожденности истинных идей. Не только философы, но и представители частных наук сталкиваются с вопросом, что понимать под действительностью, как воспринимать реальность или реальный мир? Материалисты и идеалисты понятие действительности, реальности отождествляют с понятием объективного мира, т.е. с тем, что существует вне и независимо от человека и человечества. Однако и сам человек — часть объективного мира. Поэтому, не учитывая этого обстоятельства, прояснить вопрос об истине просто невозможно.

С учетом имеющихся в философии направлений, принимая во внимание своеобразие индивидуальных высказываний, выражающих субъективное мнение того или иного ученого, истину можно определить как адекватное отражение объективной реальности познающим субъектом, в ходе которого познаваемый предмет воспроизводится так, как он существует вне и независимо от сознания. Следовательно, истина входит в объективное содержание человеческого знания. Но коль скоро мы убедились, что процесс познания не прерывается, то возникает вопрос и о характере истины.

Ведь если человек воспринимает объективный мир чувственным образом и представления о нем формирует в процессе индивидуального познания и своей мыслительной деятельности, то естественен вопрос — каким образом он может удостовериться в соответствии его утверждений самому объективному миру? Таким образом, речь идет о критерии истины, выявление которого составляет одну из главнейших задач философии. И в данном вопросе среди философов согласие отсутствует. Крайняя точка зрения сводится к полному отрицанию критерия истины, ибо, по мнению ее сторонников, истина либо отсутствует вообще, или же она свойственна, кратко говоря, всему и вся.

Идеалисты — сторонники рационализма — в качестве критерия истины полагали само мышление, поскольку оно обладает способностью ясно и отчетливо представить предмет. Такие философы, как Декарт, Лейбниц исходили из представления о самоочевидности первоначальных истин, постигаемых с помощью интеллектуальной интуиции. Их доводы опирались на возможности математики объективно и беспристрастно в своих формулах отображать многообразие реального мира. Правда, при этом возникал другой вопрос: как, в свою очередь, убедиться в достоверности их ясности и отчетливости? На помощь здесь должна была прийти логика с ее строгостью доказательства и его неопровержимостью.

Так, И. Кант допускал только формально-логический критерий истины, в соответствии с которым познание должно согласовываться со всеобщими формальными законами рассудка и разума. Но и опора на логику не избавила от трудностей в поисках критерия истины. Оказалось не так-то просто преодолеть внутреннюю непротиворечивость самого мышления, выяснилось, что порой невозможно добиться и формально-логической согласованности суждений, выработанных наукой, с исходными или вновь вводимыми утверждениями (конвенциализм).

Даже стремительное развитие логики, ее математизация и разделение на множество специальных направлений, а также попытки семантического (смыслового) и семиотического (знакового) объяснения природы истины не устранили противоречий в ее критерии.

Субъективные идеалисты — сторонники сенсуализма — усматривали критерий истины в непосредственной очевидности самих ощущений, в согласованности научных понятий с чувственными данными. Впоследствии был введен принцип верифицируемости, получивший свое название от понятия верификация высказывания (проверка его истинности). В соответствии с этим принципом всякое высказывание (научное утверждение) только тогда является осмысленным или имеющим значение, если возможна его проверка. Главный упор при этом делается именно на логическую возможность уточнения, а не на фактическую. К примеру, в силу неразвитости науки и техники мы не можем наблюдать физические процессы, идущие в центре Земли. Но посредством предположений, опирающихся на законы логики, можно выдвинуть соответствующую гипотезу. И если ее положения окажутся логически непротиворечивы, то ее следует признать истинной. Нельзя не принять во внимание и другие попытки выявить критерий истины с помощью логики, характерные в особенности для философского направления, именуемого логическим позитивизмом.

Сторонники ведущей роли активности человека в познании пытались преодолеть ограниченность логических методов в установлении критерия истины. Была обоснована прагматическая концепция истины, согласно которой сущность истины следует усматривать не в соответствии ее с реальностью, а в соответствии с так называемым “конечным критерием”. Его же предназначение — в установлении полезности истины для практических поступков и действий человека. Важно отметить, что с точки зрения прагматизма сама по себе полезность не является критерием истины, понимаемой как соответствие знаний действительности. Иными словами, реальность внешнего мира недоступна человеку, поскольку человек непосредственно имеет дело именно с результатами своей деятельности. Вот почему единственное, что он способен установить — не соответствие знаний действительности, а эффективность и практическая польза знаний. Именно последняя, выступая в качестве основной ценности человеческих знаний, достойна именоваться истиной. И все же философия, преодолевая крайности и избегая абсолютизации, приблизилась к более или менее верному пониманию критерия истины. Иначе и быть не могло: окажись человечество перед необходимостью поставить под сомнение не только последствия сиюминутной деятельности того или иного человека (в отдельных, и нередких, случаях весьма далеких от истины), но и отрицать собственную многовековую историю, жизнь невозможно было бы воспринимать иначе, как абсурд. Только понятие объективной истины, опирающееся на понятие объективной реальности, позволяет успешно развивать философскую концепцию истины. Подчеркнем еще раз, что объективный или реальный мир существует не просто сам по себе, но только когда речь идет о его познании.

Как познать истину?

Познать Истину

Давно уже не секрет, что мы не одни в сонме миров, которые названы параллельными. Мир, в котором мы существуем, относится к мирам частотных вибраций. Нам выделен определенный узкий диапазон частотных вибраций, в котором мы можем существовать. Это примерно, как в радиоволновом эфире. Здесь есть множество радиостанций, но каждая имеет свой частотный диапазон и каждая живет «своей жизнью». Наши пять органов чувств, которые даны человеку здесь, на планете Земля, очень далеки от совершенства, а потому настолько же далеки и от Истины Божьей. Эти чувства преобразуются и заносятся в память, анализируются нашим умом и на таком основании делаются логические выводы. И если мы руководствуемся только нашим умом, то мы имеем только лишь «карту-план» нашего мира, который вырисовывается сообразно нашему восприятию, притом у каждого по-своему. Но… карта – не есть мир! И если наши пять чувств даны для определения материальной стороны мира, то наш дух, который был дан нам Всевышним от начала, знает все, начиная от сотворения Адама и, возможно, даже от сотворения мира.

Назрел вопрос, чем же нам лучше пользоваться умом или духом и что предпочтительнее? Одно без другого, – совершенно не возможно! Беда в том, что такое понятие как «ум» нам дано, и то не всем, не говоря о понятии духа. Дух говорит нам обо всем постоянно, но… мы его не слышим из-за того, что доверяемся полностью нашим пяти органам чувств и на основании (словоформ) своего ума (логословомешалки) – делаем свои выводы об истине. Говорят, что люди, рожденные на Востоке, мыслят преимущественно образно, а потому они ближе к истине.

Тогда, спрашивается, как мы можем приблизиться к Истине, если и вовсе нам не дано познать ее в этом мире? Давайте обратимся к Библии — источнику мудрости и познания всего.

Иисус сказал ему: Я есмь путь и истина и жизнь (Ин.14,16)

Пилат сказал Ему: что есть истина? (Ин.18,38)

Иисус говорит на уровне духа, что Он и есть Истина. Пилат, который судил Христа – говорит на плотском (душевном) уровне нашей жизни земной. И если Пилат не понимал, что Истина есть только у Бога, и это не дано понять плотским людям мира, то мы, Его возлюбленные видим, что только во Христе, по вере, мы можем принять Истину не умом, но духом.

Например, мало кто обращает внимание, чем изначально ценен кувшин, амфора. Ум ищет и видит вековые события, связанные с этим предметом, орнамент чеканки, рисунка, но упускает самое важное. Ведь кувшин ценен своей пустотой, емкостью для жидкостей, существованию которым он и обязан.

Другой пример, насколько велика, широка и обильна река Волга. Какие разливы, какая мощь судоходства, какая в ней чудесная рыба и водный мир. Но мало кто вспоминает, что эта мощь и величие начинаются с малого ручейка на Валдайской Возвышенности и мало кто задумывается о том, что если Всевышний именно здесь, наложит запрет, то не станет и всей Волги-реки.

Как красива лодка-гондола, которая величаво плывет по лону венецианских вод, радуя красотой наш глаз. Но если бы не было воды? Как красиво летит косяк гусей. Но если бы не было воздуха?

Как красиво всё на планете Земля? Но, если бы не было Всевышнего?

Скорее всего, — Всевышний дает благословение тем людям, которые могут видеть истоки всего сущего в этом мире потому, как это и есть точки отсчета дистанции от истины, к которой мы можем приблизиться в духе.

Истина рядом, но она может быть не видна из-за того, что наш ум не ищет истока (корня) вещей, событий, а видит результат, исход. Мы часто забываем что зерно, которое таится под землей, дает корень ростку, а потом появляется его наземная часть. Мы ждем, пока не появится то, что нам нужно для этой жизни – плод, уже готовый к употреблению. Мы часто забываем, что одно зерно, умирая, дает жизнь сотни зерен. Мы часто забываем, что Иисус, однажды умерев плотью, дал рост жизни в духе великому множеству верующих в Него!

Знаете ли вы, что Пасха — это не кулич, который надо освятить один раз в году. Это нечто посерьезнее! Пасха — это Христос, агнец Божий, закланный за грехи всего мира.

Исход евреев из страны рабства греха — Египта, это результат, а первопричина этого в том, что если бы этот духовный народ еще некоторое время побыл в этом море греха, то его уже спасти бы не удалось, и он бы стал плотским. Здесь корень – уход от смерти.

Теперь давайте вспомним, что однажды, в начале нашей эры, наша планета Земля настолько утопала в грехе, что ее нужно было бы уничтожить, а потому Всевышний посылает Сына своего Христа Мессию. Иисус берет все грехи мира и несет на крест. С этого времени идет очищение планеты Земля от греха, потому, что уверовавшим в Христа Мессию, прощается грех. Отец отдал на смерть своего Сына Единородного для того, чтобы Земля не сгорела в огне. Одним словом, корень всего – уход от смерти.

«Неплохо», допустим, похитить религию, которая идет от сотворения мира, преобразовав ее начальные постановления и праздники, заменив ее устои, наполнить ее «электоратом» своих святых, и из нее сделать свою, зато — родную? Не кажется ли вам, что это идет модификация на генеалогическом уровне того самого корня зерна, от которого идет стебель, а потом и плод. Кто позволил изменять постановления Всевышнего? Но, мы знаем, что основа зерна была, есть и будет потому, как она от Всевышнего и её никому не удастся видоизменить и уничтожить!

Есть такие физические и химические коэффициенты этого мира, которые называются константами (постоянными величинами). Кажется, что они содержат этот мир. Но, стоит лишь Всевышнему изменить некоторые из них и – мир рухнет! Кирпич и бетон – превратится в песок, земля – в желеобразную массу, а вода – в кровь, которая свернется. Воздух – в огонь.

Я нарисовал эту ужасную картину, чтобы каждый человек подумал насколько близка наша смерть во грехе и насколько велика наша зависимость от Всевышнего. Дни лукавы, грех – это смерть. Уход от смерти — прощение греха, спасение, познание истины и только во Христе Боге!

Аминь.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *