Как бороться с эмоциональным выгоранием?

Как бороться с эмоциональным выгоранием?

Врачи из российского Фонда профилактики рака запускают новый сервис консультирования по вопросам COVID-19. За два дня проект собрал более миллиона рублей. Он планирует оказывать помощь пациентам и врачам, чтобы те быстрее передавали опыт и знания по коронавирусу. Сервис планируют запустить через неделю, а пока DW поговорила с автором проекта, основателем фонда Ильей Фоминцевым.

DW: Вы не инфекционист, ваш фонд занимается онкозаболеваниями. Почему столько людей поддержали вашу инициативу сделать сервис по борьбе с коронавирусом?

Илья Фоминцев: Скажем так: я не знаю пока ни одного фонда профилактики коронавируса. Если бы он даже появился, ему бы понадобилось какое-то время, чтобы заработать репутацию. Нашему фонду в апреле будет 10 лет. Плюс наш фонд изначально создан врачами, что довольно редко встретишь в России. Многие люди знают, что у нас огромный опыт организации здравоохранения. Да, мы специализируемся по онкологии, но в целом мы просто хорошие управленцы, которые занимаются сложными проектами.

Илья Фоминцев

А если на наши ресурсы добавить какие-то инфекционные компетенции, мы очень легко переориентируемся на борьбу с коронавирусом. С моей точки зрения как управленца — разницы ни малейшей. Те же самые процессы. Сервис для онкобольных как работал, так и будет работать. Просто сделаем на тех же технологиях еще один, но уже против коронавируса.

— Что будет делать ваш новый сервис?

— В первую очередь, мы соберем базу данных о коронавирусе для пациентов. И отдельно — для врачей. Все гайдлайны по коронавирусу и переводы последних исследований о лечении COVID-19 там выложим, будем постоянно их обновлять. Во-вторых, здесь будут вебинары для врачей и реаниматологов, которые смогут обучать друг друга.

Также пациенты смогут консультироваться с врачами онлайн. Это нужно, чтобы разгрузить скорую помощь и неотложку от людей с незначительными симптомами. Сейчас мы набираем врачей-волонтеров разных специальностей. За два дня — больше сотни заявок. Их будут обучать врачи-вирусологи и контролировать качество их ответов пациентам. Планируем запуститься уже через неделю.

У меня есть мысль открыть сбор средств для того, чтобы как минимум обеспечить врачей средствами индивидуальной защиты.

— Их не хватает?

— Я как раз это сейчас изучаю. Но, судя по опросу, который я провел в группе «Неотложные состояния» — это сообщество на Facebook, в котором 14 тысяч врачей — в стране остро не хватает средств индивидуальной защиты — из-за перекупщиков и взлетевших цен, а также из-за того, что многие просто не считают это нужным. Нет костюмов, респираторов, очков. Ничего нет. А ведь еще нужны капнографы, пульсоксиметры, работающие мониторы для ИВЛ (аппарат для искусственной вентиляции легких. — Ред.),кислородные концентраторы и прочее.

— А закон не запрещает передавать такие закупки в больницы?

— Если устав больницы позволяет, почему нет. Ну и что-то мне подсказывает, что, когда начнется уже активная фаза эпидемии, многие больницы сделают исключение, даже если устав не позволяет эту помощь принимать. Гораздо хуже будет, если мы вообще ничего не закупим и не предоставим.

— Я слышала от педиатра Федора Катасонова , что топ-менеджеры госкомпаний пытаются купить себе ВИП-палаты и забронировать ИВЛ. Как думаете, это правда?

Одноразовых медицинских масок в России уже не хватает

— Это не слухи. Позавчера мне звонил топ-менеджер очень крупной компании и на полном серьезе рассказывал, что да, они пытались купить ИВЛ для своих топов. Не вышло правда — их просто не было нигде. Но да — пытаются покупать и ставить в свои же частные клиники.

— А как обстановка с ИВЛ для обычных граждан?

— Я честно говоря не до конца выяснил, что там с рынком ИВЛ. Но знаю, что сейчас ИВЛ очень сложно купить — Европа перестала их выпускать в принципе, и даже закупленные ИВЛ оттуда нельзя вывезти. Закон Евросоюза запрещает из-за этой ситуации с коронавирусом. Те, что остались, выросли в цене — они сейчас как золото стоят. Это нефть падает, а ИВЛ растет.

— В сети очень много видео из итальянских больниц, где пациенты лежат в переполненных палатах и коридорах с подключенными ИВЛ. В России так же будет?

— Да, если эпидемия будет такая же — будет точно так же. Систем ИВЛ, скорее всего, не хватит, как, собственно, и итальянцам. Потому люди, которые в них нуждались до коронавируса, никуда не денутся. А политравма, а инфаркты, а инсульты? ИВЛ же никто не закупает просто так, это не рояль в красный уголок.

— В какой момент вы поняли, что коронавирус — это «не просто грипп»?

— Незадолго до пандемии я съездил в Америку, провел там весь февраль. Я разговаривал по поводу этого вируса со многими врачами, и они были очень серьезно обеспокоены. Потом я стал смотреть за графиками по разным странам и в какой-то момент понял, что это все реальная история, что России этого не избежать.

Я поднял тревогу, написал несколько постов, а теперь вот делаем сервис. Коронавирус не кончится локальными вспышками, и нам действительно грозит эпидемия. Настоящая. Даже если заразится 30 процентов (самая минимальная оценка), наша система здравоохранения сложится как карточный домик. Не предусмотреть такой сценарий — это преступление. Надо бить во все колокола. Мы уже многое пропустили на самом деле.

— Когда еще не было поздно?

Жительница Санкт-Петербурга в защитной маске

— Месяц назад. Вопрос даже не в этом: сейчас система здравоохранения в России управляется так, что она сама по себе очень неповоротливая. Особенно в условиях коронавируса. Попробуйте купить что-то для больницы через федеральный закон №44 о госзакупках — полгода будете это делать. В Москве вроде как, говорят, сейчас удалось фактически отменить на время коронавируса этот закон. Но Москва — это не Россия, не думаю, что где то еще смогут себе позволить такую вольность — взять и отменить федеральный закон. Если люди не самоорганизуются, ничего не будет вообще. Основная проблема будет с неповоротливостью, с бесконечными «боимся того, боимся сего» и «как бы чего не вышло». Но оно уже вышло.

— Что можно сделать, чтобы система стала более поворотливой?

— Сейчас ничего нельзя сделать, поверьте мне. Здесь же еще проблема с настроем врачей во всей стране. Очень многие медики на полном серьезе говорят: «Коронавирус — это распиаренный грипп». Я прямо хочу их спросить: «А что, если нет? У вас есть «план Б»?». Весь мир готовится, а вы тут самые умные».

Москва в этом плане лучше всех готова к вирусу. Я вижу легкую панику в департаменте здравоохранения, который теперь даже по ночам работает. Но это даже хорошо — значит, они шевелятся. А в Санкт-Петербурге и в регионах — все на расслабоне. Не видно никаких системных мероприятий.

— То есть вы не удивитесь, если Москву закроют на карантин?

— С чего бы это я удивился? Если будет расти число заболевших, это оправданная мера. Любое сокращение социальных контактов замедлит распространение вируса.

— Что вы можете посоветовать людям, пока ваш новый проект еще не заработал?

— Воспользуйтесь Гугл-переводчиком и прочитайте сайт департамента контроля над заболеваниями США. Там отличные рекомендации и масса информации. Самая свежая информация — там. Ну, и у нас на сервисе, когда запустим, тоже будет самая свежая.

Смотреть видео 14:39Введите слово и нажмите «Найти синонимы». Поделиться, сохранить:

Найдено 5 синонимов. Если синонимов недостаточно, то больше можно найти, нажимая на слова.

Синонимы строкой Скрыть словосочетания
,

С тем же началом: напряженная работа

С таким же окончанием: ведется работа, ручная работа, проведена работа, удаленная работа, курсовая работа

Слова по отдельности: напряженная, работа

Другие слова на букву н

Синонимы к словам и словосочетаниям на букву:
А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я

Поделитесь, если помогло

Наверх На главную

  • Средняя частота фразы «напряженная работа» на миллион употреблений: 9 раз. Количество букв/символов: 18.
  • Поиск занял 0.011 сек. Вспомните, как часто вы ищете, чем можно заменить слово? Добавьте sinonim.org в закладки, чтобы быстро искать синонимы, антонимы и предложения (нажмите Ctrl+D), ведь качественный онлайн словарь синонимов русского языка пригодится всегда.

Случайные слова и фразы: прижимной, тревоживший душу, увеличивший свою ценность

Стрессы и высокий темп жизни сопровождают большинство из нас в течение всего года. Весной к этому нередко добавляется хроническая усталось, вызванная нехваткой солнечного света и витаминов. Всё это может повлечь за собой так называемый синдром профессионального выгорания. От потери интереса к профессии не застрахованы даже самые успешные специалисты.
Чтобы некогда любимая работа не превратилась в каторгу, прислушайтесь к советам Superjob.ru.
День сурка
Едва оторвав голову от подушки, Вы вяло бредёте в ванную, с ужасом вспоминая, что сегодня только вторник, а значит, до выходных ещё далеко. Стоя в пробке по пути в офис, мысленно ругаете узкие дороги, сломанные светофоры и невнимательных пешеходов. Уже через час после начала работы чувствуете усталость, любое дело требует от вас серьёзного напряжения. Вас всё раздражает – коллеги, начальник, отчёты, электронные письма и даже ручка с логотипом фирмы. Вы всё чаще посматриваете на часы в ожидании вечера…
Наконец, рабочий день закончился. Проведя в пробке или метро ещё пару часов, вы возвращаетесь домой, но справиться с плохим настроением не удаётся даже в кругу семьи. Вы отправляетесь спать с печальным осознанием того, что завтра всё повторится сначала.
Узнали себя? Работа больше не радует, а общение с перспективными клиентами не вдохновляет? Если вы чувствуете, что жизнь превратилась в сплошной день сурка, то, скорее всего, налицо так называемый синдром профессионального выгорания – истощение эмоциональных ресурсов работающего человека на фоне хронической усталости и стресса. Менеджеры по персоналу называют это явление демотивацией.
Группы риска
Кто же больше остальных рискует «сгореть» на работе? Есть несколько групп риска. Во-первых, это специалисты, ежедневно работающие с людьми, — учителя, врачи, журналисты, пиарщики, менеджеры по работе с клиентами, рекрутёры, продавцы и т. д. Согласитесь, непросто каждый день из года в год встречаться с самыми разными представителями человечества, внимательно выслушивать их и стараться им помочь, не всегда получая благодарность в ответ.
Во-вторых, «сгореть» на работе могут интроверты, то есть те, кто держит в себе все свои переживания, не выплескивая эмоции на окружающих. Оказавшись в стрессовой или неудобной для себя ситуации, такой человек долго не будет выражать недовольство, накапливая негатив. Естественным следствием этого часто становятся хроническая усталость и профессиональное выгорание.
Наконец, ещё одна категория работников, которым грозит эмоциональное выгорание, — перфекционисты, то есть те, кто всегда стремится выполнить свою работу лучше всех. «Красный» диплом университета, успешные самостоятельные проекты, победы в профессиональных конкурсах – всё это даётся перфекционистам не за красивые глаза, а становится результатом ежедневного напряжённого труда. Несколько лет работы практически без выходных нередко оборачиваются синдромом профессионального выгорания.
Кто хорошо отдыхает, тот хорошо работает
Итак, если вы заметили у себя такие признаки, как раздражение по отношению к некогда любимой работе, неприязнь к коллегам, ощущение рутинности, хроническая усталость, бессонница или, наоборот, сонливость, вялость, то самое время заняться своим состоянием. В противном случае (как ни печально, но это научный факт) ежедневные стрессы могут привести к серьёзному ухудшению здоровья – систематическим головным болям, гастритам, гипертонии, проблемам с сердцем и т. д.
Как не допустить этого и вернуть себе простые радости – вдохновение перед началом нового дела, удовлетворение от сделанного, настоящий драйв от работы? Начать программу собственной реабилитации лучше всего с отдыха. Как давно вы были в отпуске – с путешествиями, морем, вкусной едой и солнцем? Кстати, доказано, что длительное отсутствие солнца само по себе провоцирует у людей депрессию. Что уж говорить о психическом состоянии офисных обитателей, иногда месяцами «загорающих» под светом компьютерного монитора!
Так что по возможности отправляйтесь в отпуск. Пляж или лыжные прогулки с детьми, одинокая рыбалка или спа-салон с подругой, покорение горных рек или экскурсии по городам и странам – есть много способов получить новые впечатления и восстановить силы. Выбирайте тот, который больше по душе.
Учиться, учиться и учиться
Хорошее средство против профессионального выгорания – повышение образовательного уровня. Подумайте, каких знаний не хватает вам в работе. В каком направлении вам хотелось бы развиваться? Например, если ваша специальность – PR и вы отвечаете за связи с общественностью в инвестиционной компании, почему бы не подняться на ступень выше, получив ещё и экономическое образование? Учёба не только прогонит хандру, но и откроет новые горизонты в вашей деятельности, даст возможность карьерного роста.
Если второе высшее образование вам не требуется, задумайтесь о тренингах, курсах повышения квалификации, семинарах, разговорных языковых клубах и т. д. Иногда даже банальные курсы английского дают потрясающий заряд энергии: вы знакомитесь с новыми людьми, поднимаете свой языковой уровень, а заодно и отдыхаете от работы, ведь смена деятельности – это лучший отдых. К тому же инвестиции в образование – самые надёжные.
Обновить рабочее место
Гораздо более простой, но на удивление действенный способ борьбы с профессиональным выгоранием – изменить своё рабочее место. Можно предложить поменяться местами коллеге, можно просто немного передвинуть свой стол и стул. Выбросьте ненужные бумаги, наведите порядок в компьютерных папках, протрите пыль там, где этого не делает уборщица, и вы удивитесь, насколько легче станет дышать.
По возможности, если это не запрещено правилами компании, добавьте к этому приятные мелочи – например, комнатное растение в горшке, фотографию близких и т. д. Находиться на работе станет гораздо приятнее. Конечно, одной уборкой на рабочем месте борьба с профессиональным выгоранием не ограничивается – этот метод хорош в сочетании с другими.
Заняться спортом
Учёные доказали: регулярные занятия фитнесом способствуют выработке гормонов радости. Найдите в своём насыщенном графике время для спорта. Пусть это будет то, что вы любите – восточные танцы или йога, плавание или волейбол. Радость движения преобразит вашу жизнь – появится больше сил, в том числе и для работы. Даже если у вас нет возможности регулярно посещать спортклуб, не отказывайте себе хотя бы в пеших прогулках, велосипеде или роликах. Отдохнете, зарядитесь энергией, а там и рабочий настрой появится.
Поговорить с начальником
Если вы чувствуете, что, несмотря на все принятые меры, идти на работу по-прежнему не хочется, что былые трудовые подвиги вам не под силу, возможно, пришло время для откровенного разговора с руководителем. Наверняка он уже заметил ваше настроение и снижение эффективности вашего труда. Объясните, что устали от однообразия (или, напротив, от чрезмерного разнообразия) в работе, хотите что-то изменить в своей жизни, засиделись на одном месте…
Адекватный начальник оценит вашу откровенность, тем более что мотивация персонала, скорее всего, входит в его обязанности. Шеф вполне может вам помочь: например, предоставить больше возможностей для творчества, отправить в интересную командировку, поручить новый проект – словом, сделать так, чтобы вы могли максимально проявить свои таланты и ощутить сопричастность успеху компании.
Сменить работу
Наконец, последнее, самое радикальное средство от профессионального выгорания – смена работы. Иногда лучше пожертвовать местом в компании, чем довести себя до состояния абсолютного неприятия профессии. Так что если, несмотря на предпринятые усилия, вы не видите для себя перспектив, устали от рутины, не чувствуете возможностей для самореализации, возможно, пришла пора разместить резюме на сайтах по трудоустройству. И найти работу, которая будет доставлять вам удовольствие.

«Профессиональное выгорание» – это словосочетание знакомо каждому руководителю, но далеко не все осознают его серьёзность. Между тем, этой весной произошло знаковое событие: на прошедшей в Женеве Всемирной ассамблее здравоохранения ВОЗ официально признала синдром эмоционального выгорания профессиональным заболеванием, а также внесла его в Международную классификацию болезней.

Причём ВОЗ, как водится, не в первых рядах: министерства здравоохранения некоторых стран уже несколько лет предпринимают определённые шаги по борьбе с выгоранием. Например, во Франции действует закон Эль-Хомри, который позволяет работнику во внерабочее время игнорировать попытки работодателя связаться с ним. Даже в Японии, где верность компании – одна из основ национального мировоззрения, летом 2018-го был принят закон, ограничивающий сверхурочную работу 5-ю часами в сутки. Да, это всё ещё 13 часов в день, но для Страны восходящего солнца и это – большой шаг вперёд.

Что касается России… конечно, Трудовой кодекс у нас защищает работников – как минимум, де-юре – но по факту в большинстве случаев никто даже не думает о проблеме профессионального выгорания. До тех пор, конечно, пока сотрудник не «ломается», что всегда происходит внезапно и не вовремя. Проведённое Working Knowledge исследование показывает: из-за стрессового состояния персонала работодатели ежегодно теряют порядка 125-190 миллиардов долларов – и это в США, где данному вопросу уделяют серьёзное внимание! В России цифра, в пересчёте на отдельную компанию, будет ещё выше.

Мы рекомендуем застраховаться от подобных потерь заранее, тем более, что позаботиться о своих работниках не так сложно, как кажется. В этой статье мы расскажем, как бороться с профессиональным выгоранием сотрудников на работе и как победить синдром профессионального выгорания, пока не стало слишком поздно.

Для начала: признайте ответственность

Очень важно понимать, что профессиональное выгорание – это не личная проблема того или иного сотрудника, а последствия недочётов в организации труда. Даже в самом определении, данном ВОЗ, говорится: «Выгорание – это синдром, возникающий в результате воздействия хронического стресса на рабочем месте».

Можно выделить три фактора, которые дают наиболее серьёзную нагрузку на психику:

  • Плохая организация рабочего времени;
  • Чрезмерное вовлечение в задачи других работников;
  • Тенденция к повышению нагрузки на самых способных сотрудников.

В российской бизнес-культуре всё это – обычное дело даже для достаточно крупных компаний. Так не пора ли что-то менять?

Три простых действия, которые помогут защитить персонал от выгорания

Итак, для того, чтобы свести вероятность эмоционального выгорания ваших сотрудников практически к нулю, достаточно простых и прозрачных изменений в системе повседневной работы.

Шаг 1: измените отношение к стрессу

«Преодоление» – это часть русской истории и русской культуры. Сталкиваясь с плохими условиями работы или со слишком сложными задачами, наши люди стискивают зубы и движутся вперёд, преодолевая все проблемы… до поры до времени. Постоянный стресс приводит к тому, что человек расходует весь свой ресурс, после чего он уже не может восстановиться – сотрудник «сломан».

Донесите до своего персонала, что вы ждёте от них хорошей работы, но, при этом, не хотите доводить людей до переутомления. Да, время от времени могут возникать авральные ситуации, в которых каждый должен сделать всё возможное для достижения цели, но основная часть рабочего процесса выстраивается таким образом, чтобы всё было спокойно. Пусть ваши сотрудники поверят, что они действительно могут говорить с вами о своём состоянии – о перегрузках, о стрессе, о несправедливом распределении задач.

Если вы видите, что какой-то из сотрудников близок к выгоранию, задайте ему три вопроса:

  1. Возможно, есть какой-то проект, который отнимает гораздо больше времени, чем стоило бы?
  2. Возможно, какие-то незначительные задачи постоянно отвлекают от важной работы?
  3. Возможно, часть обязанностей было бы справедливо передать другим людям?

Донесите до персонала понимание: честный ответ на эти вопросы ничем им не грозит. Да, вы будете сравнивать мнение людей с объективной статистикой по их работе – об этом поговорим ниже – но, в любом случае, озвучивать свои проблемы – это нормально. А вот стресс – это не норма, и ваша общая цель заключается в том, чтобы избавиться от него.

Шаг 2: отсеките всё лишнее

Речь идёт о бизнес-процессах, устоявшихся практиках и принципах повседневной работы – обо всём, что может мешать вашим людям, создавая для них дополнительные источники стресса. И в верхней части этого списка находится «корпоративная коллаборация». Собрания, планёрки, внутренняя переписка, общение по телефону – ваши сотрудники тратят колоссальное время на взаимодействие, на вовлечение в задачи друг друга, вместо того, чтобы просто решать эти задачи.

Из-за этого у многих людей возникает ощущение, что совместная работа – это главное, и времени на выполнение по-настоящему важных обязанностей просто не остаётся. Одно из исследований, проведённых RescueTime, показывает: в среднем офисные сотрудники проверяют почту каждые 6 минут – и порядка 20% рабочего времени уходит именно на такие проверки с быстрыми ответами на вопросы коллег. Если добавить сюда мессенджеры, планёрки и т. п. мероприятия, то до 70-80% производительности сотрудника просто уходит в никуда.

Речь не идёт о том, чтобы отказаться от совместной работы целиком – просто её нужно перестроить:

  1. Проверяйте каждую запланированную встречу: действительно ли она необходима? Если сомневаетесь, вычёркивайте собрание из списка. Если оно по-настоящему нужно, ставьте событие на время, когда оно не помешает работе – лучше всего, после обеда;
  2. Введите нормальное время ответа на электронные сообщения – например, 1 час. И донесите сотрудникам, что концентрация на основной работе важнее, чем внутренняя переписка.

Этого уже будет достаточно для того, чтобы ваши специалисты смогли больше времени и внимания уделять собственным обязанностям: их продуктивность вырастет, а уровень стресса в компании снизится.

Шаг 3: убедитесь в том, что люди действительно эффективно используют своё время

Плохой тайм-менеджмент – бич офисной работы, причём не только в России. Люди постоянно на что-то отвлекаются: новости, чаты, соцсети, просто приятные мысли об отпуске и т. д. Каждое такое отвлечение сдвигает сроки выполнения работы, и, через какое-то время, сотрудник обнаруживает, что он оказался в авральной ситуации. А это – стресс, прямой путь к выгоранию.

Выше мы уже говорили, что для успешного руководства компанией вам нужно чётко представлять, какая нагрузка ложится на каждого вашего сотрудника. Сейчас добавим к этому утверждению тот факт, что необходимо однозначно понимать, когда человек работает, а когда – нет.

Если вы добьётесь того, чтобы ваши люди перестали отвлекаться от работы, продуктивность каждого сотрудника возрастёт в разы. То, на что раньше уходило по 7-8 часов – причём в полуавральном режиме и панике – будет делаться за 4 часа максимум. Но сами по себе люди на такие изменения не пойдут.

Мы предлагаем использовать для контроля над ситуацией Kickidler: систему учёта рабочего времени, которая даёт максимально полную информацию о деятельности каждого работника. Вы будете знать, когда человек сел за компьютер, когда был активен, а когда – нет, какими приложениями пользовался и как долго. За счёт этого вы сможете:

  • Выявить прокрастинаторов и усилить контроль над ними;
  • Обнаружить людей, которые перерабатывают – и разобраться, почему им приходится это делать;
  • Оценить распределение нагрузки между сотрудниками каждого отдела.

В конечном счёте, программа контроля сотрудников Kickidler предоставляет в ваше распоряжение все инструменты, необходимые для оптимизации времени. Остаётся ими воспользоваться. И, что примечательно: такое усиление контроля в конечном счёте приведёт к снижению уровня стресса в компании – люди начнут успевать делать свою работу в срок, в комфортных условиях. А значит, вы сможете забыть о том, что профессиональное выгорание вообще существует.

Трудности в работе

С трудностями, возникающими в процессе работы, дело обстоит так же, как… с крапивой. Если вы робко и нерешительно дотрагиваетесь до нее, то тотчас чувствуете обжигающую боль, а если хватаете энергичным, твердым движением, она вас не поранит.

Пожалуй, самая распространенное препятствие в работе – неспособность ее начать. Так же, как при необходимости сдвинуть какое-то дело с «мертвой точки», это препятствие следует преодолевать посредством верного, утверждающего внутреннего настроя.

Во-первых, надо преодолеть свой ложный паралич, попытавшись увидеть иллюзорность этой неспособности начать. Кто этого не сделает, уподобится тому работнику, который на призыв товарищей помочь, отвечает: «Не могу», а на вопрос: «Почему?», говорит: «А у меня руки в карманах!» Именно такого рода бывают многие трудности, возникающие в работе. Нередко в таких случаях мы внутренне как бы «держим руки в карманах», неосознанно путая «не могу» и «не хочу». Особенно когда речь идет о неприятной или кажущейся тяжелой работе, возникает негативная реакция, и человек внушает себе, что он не способен сделать то, что ему не нравится, к чему не лежит его душа.

Во-вторых, нужно преодолеть иллюзию неспособности и сходные с ней «мертвые точки», возникающие, когда на каком-то новом этапе вы говорите: «Больше не могу». Надо приучить себя начало новой работы или новой ее фазы мысленно «прицеплять» к своей ежедневной рабочей «электричке», словно это просто очередной вагон. Новую задачу вы соединяете с тем, что уже выполнили, рассматриваете ее как звено в цепочке достигнутого. Порыв, оставшийся от прежнего этапа, вы переносите на новую работу и продолжаете действовать так, словно новая работа – всего лишь остаток прежней. Как только вы этого достигаете, «мертвая точка» остается позади.

В-третьих, подобные препятствия можно преодолеть, сузив, ограничив трудности, кажущиеся непреодолимыми. Отделите от них все то, что к ним, собственно, и не относится. При этом надо обратить серьезное внимание на три важных момента:

1. Анализ и снижение значимости препятствия, а также осознанное отделение от него всего, что, по сути, к нему не относится.

2. Быстро определить суть, ядро проблемы, разрубить «гордиев узел» и непосредственно вслед за этим

3. использовать все то, что не относится к самому препятствию, как разгон, как трамплин для преодоления препятствия.

Весь этот мыслительный процесс отнимет всего лишь несколько мгновений. Надо молниеносно отделить существенное от несущественного, с несущественным тотчас расправиться, а все остальное – взять штурмом.

Теперь перейдем к другому, более глубоко сидящему злу: нежеланию работать.

«Работа у меня сейчас не идет!» – это лишь одна из многих уловок, с помощью которых мы избавляемся от угрызений совести. Эти, часто довольно изощренные с психологической точки зрения, уловки говорят нам, что речь идет о ложном настрое по отношению к предстоящей работе.

Именно этот ложный настрой крадет у нас силы, необходимые для того, чтобы сразу и без напряжения приняться за дело. Фраза «работа не идет», за которой скрывается «я не могу», а если заглянуть поглубже – «я не хочу», – пробуждает в подсознании растущее чувство отвращения, неспособности. Эти мысли подкрепляются воспоминаниями о похожих случаях, где мы оказывались несостоятельными вплоть до своеобразного душевного паралича. Словом, кажущаяся неспособность осилить работу, словно крышка гроба, опускается над нами.

Ученик Школы жизни будет в данном случае следовать мудрому совету Овидия: «Principiis obsta!» – «Противодействуй в начале!»

У Овидия вся строфа целиком звучит так:

«Противодействуй (болезни) в начале! Поздно думать о лекарствах, когда болезнь укоренилась от долгого про-медления».

Как с этим справляется ученик Школы жизни? Лишь почувствовав отвращение к какой-либо деятельности, он начинает приободрять себя:

«Дело-то пустяковое. Принимайся поскорее!»

Свое сопротивление он сознательно подавляет позитивными мыслями, а с их помощью пробуждает силы, жизнерадостность и способность выполнить работу легко и успешно. Он преодолевает нежелание работать, усиливая интерес к делу, пытаясь пробудить в себе некий спортивный задор, позволяющий воспринимать любое дело как нечто занимательное, увлекательное. Все это, к примеру, может происходить таким образом:

Человек в каждом конкретном случае сосредоточивает внимание только на том, что он делает в данный момент, все прочее его совершенно не заботит, при этом он приучается видеть только приятное в той своей деятельности, которой сейчас занят.

После нескольких упражнений это получается очень хорошо. Благодаря чему выполняемая часть работы удается легко, а вместе с ней и вся работа в целом выходит лучше. Да и самая сложная задача не покажется обременительной, если ее постараться разделить подобным образом и каждую часть сознательно озарить светом.

Ведь когда мы воспринимаем работу как мучение, то и делаем ее мучительно. Мы всегда наполняем свою деятельность собственным к ней отношением. Если мы мысленно представляем ее легкой, то она и будет такой легкой, что еще и нас за собой поднимет. Таким образом, мы следуем правилу: Легко относись к частностям, тогда и целое окажется легким!

При этом избегайте любого сознательного напряжения. Живой интерес нельзя вызвать принуждением. Его пробуждают деликатно, холят как нежное чувство. Но там, где возник интерес, растут сила, бодрость и радость от работы, и тут все уже становится по плечу, все идет к удачному завершению.

Привычные дела можно всякий раз выполнять по-новому, находя в этом радость открытия. Даже в скучной работе можно обнаружить новые возможности, сделать ее с той или иной стороны элегантнее, искуснее, проще, быстрее или лучше. Нужно только суметь взглянуть на свою работу с любовью. Тогда в глубинах вашей души забьет таинственный волшебный источник и окружающий мир обретет новый лик.

Как известно, полезный противовес монотонной рутинной работе, – занятие любимым делом. Еще греческий философ Демокрит указывал на такую возможность: «Добровольная работа позволяет лучше переносить работу принудительную».

Но «любимое занятие» – это средство побочное, окольный путь. Идти напрямую всегда лучше. И тут верна будет простая истина: чтобы облегчить работу, надо ее хоть немного любить. Попробуем пробудить к своей работе добрые чувства. И тогда мы переживем чудесное превращение, известное нам по многим сказкам, где чудище, к которому смело подходит добросердечная девица и в порыве любви обнимает его, превращается в прекрасного юношу, который ведет возлюбленную под венец.

Действительно, ведь даже самая занудная работа, если мы ее приветствуем и тем самым извлекаем на свет то доброе, что в ней таится, может совершить с нами сказочное превращение.

В любой работе таится всякое – и хорошее и отталкивающее. Мудрец бесстрастно проходит мимо того, что вызывает в нем отвращение. Он старается черпать силы в источниках радости и наполняет свой труд любовью. Он знает, что нет такой работы, к которой нельзя было бы пробудить интерес, которая не могла бы послужить отправной точкой будущих достижений.

Спящая красавица из сказки уснула, уколов себе руку веретеном. Этот укол и есть то самое чувство отвращения, которое порой мы испытываем к скучной, монотонной работе. Если мы мужественно преодолеем такого рода «уколы», то разбудим в себе сказочную красавицу одним поцелуем. Внесем в свою работу любовь. Правда, уже с самого начала необходимо ее выполнять именно так, словно мы ее действительно любим! Тогда она раскроет свои сказочные глаза, и нам улыбнется удача.

Усталость во время работы можно преодолеть схожим образом. Она возникает как следствие перенапряжения мышц либо неправильной организации труда и нерациональной методики работы. В последнем случае принято говорить о том, что человек «перетрудился».

Когда говорят, что человек «переработал», – причиной тому почти никогда не бывает избыток усилий. По большей части это неверный способ работы. Перетрудившийся работает нерационально, без плана, непродуманно, без четкой цели – и тем самым создает себе трудности, в которых работодатель не виноват. И что удивляться потом усталости, то есть некоему состоянию, при котором работа дается со все большим усилием, с таким чувством, что ты должен сильно напрягаться, не видя должного результата. Ощущаемое усилие утомляет. В дальнейшем такая усталость приводит к истощению сил, а это означает утрату быстроты реакции, снижение работоспособности как души, так и тела. Все это нередко становится причиной несчастных случаев.

Мышцы человеческого тела в действительности почти не знают усталости – если, конечно, от них не требуют чего-то невозможного. То же верно относительно нервов и мозга. Мы устаем не из-за тела, а из-за души. Можно за несколько мгновений представить себя таким усталым, что трудно будет даже пошевелить рукой. Всякий знает, что усталость усиливается, как только начинаешь о ней думать, и убывает, когда переключаешься мыслями на что-то интересное. Когда мы с радостью делаем свою работу, мы способны, не прилагая больших усилий, сделать больше, чем прежде, поскольку как бы «отключаем» в себе способность утомляться.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *