Медлительные люди

Медлительные люди

Ирина Бурмистрова – заядлый любитель городской жизни, московский журналист и ленивый велосипедист, а по совместительству в меру сознательная мать и жена. Обожает джаз, ненавидит окраины и много впечатляется по поводу и без, о чем и рассказывает в своей колонке на m24.ru.

Фото: YAY/ТАСС

Я стояла на кухне у брата и о чем-то болтала. «Ты знал, что огурцы, обжаренные в соевом соусе, — это очень вкусно?» – спросила я. Он удивился. Я повернулась к окну и начала неторопливо втыкать в питомца его жены — гигантскую улитку в усеянном мхом аквариуме на подоконнике. Не успела я воткнуть, наконец, чем она меня так занимает, как брат поставил на стол тарелку. Пока я собиралась с мыслями, он пожарил те самые огурцы и сервировал блюдо.

Мой брат — быстрый человек, а я медленный. Пока он прочитывает всего Гумилева, я потихоньку настраиваюсь на обед. Не сказать, чтобы я была совсем слоупоком, на работе я даже вполне скоростная. Но в быту, по сравнению с ним или, например, со свекровью… В то время как я выбираю, с какой ложечки покормить ребенка, она успевает вымыть посуду, приготовить селедку под шубой и собрать шкаф на чердаке. Может, я и утрирую, но самую малость.

Нам, людям нерасторопным, часто бывает неловко в обществе активных и шустрых. Мы на телесном уровне начинаем ощущать, как время проходит через наши пальцы, ступни и головы. Мы чувствуем себя нюнями. Мы иногда просто не успеваем ответить на вопрос: пока мы думаем, что нельзя затягивать паузу, быстрые собеседники переводят тему. В компании обычных людей со средней скоростью мы ощущаем себя совершенно нормально, но с теми… Мы каждое мгновение видим себя их глазами, подгоняем и от этого теряемся еще сильнее. Нам неудобно из-за того, что нам требуется больше времени, чтобы что-то усвоить. (Кажется, я поняла, что роднит меня с той улиткой. А вы, наверное, поняли раньше)

Фото: ТАСС/DPA/Frank May

Говорят, что все женщины долго собираются. Это неправда. У меня есть знакомые, которые могут выскочить из дома через пять минут после того, как проснулись, и только по дороге вспомнить, что забыли умыться или надеть лифчик. Долго собираются те, кто много сомневаются. Кто не может решиться, все время хочет чего-то особенного, чего нет в природе или, по крайней мере, в холодильнике и гардеробе. Кому нужно года три, чтобы допереть до смысла крутящегося в голове стихотворения, и лет пять, чтобы хотя бы начать долгий процесс прощения оступившихся товарищей, неугодивших родственников и малознакомых негодяев. Кому важно услышать слова одобрения хоть от собственного внутреннего цензора, чтобы начать движение. У кого между «хочу сделать» и «делаю» целая пропасть — время, необходимое для того, чтобы удостовериться, что мы этого действительно хотим.

«Я в консерне», — говорил мой коллега, когда я работала копирайтером в одном замечательном пиар-агентстве. Мы бываем, и часто бываем в консерне по пустякам.

Конечно, медлительность нельзя путать с заторможенностью. В начальной школе у нас была девочка по имени Света, она была самой медленной в классе. Она не была глупой или умственно отсталой, хотя по нашим разговорам и взглядам такое вполне можно было заключить. Просто у нее уже тогда, в период бодрого раннего детства, была другая скорость. Как-то раз мама Светы решила завести ей друзей и пригласила на день рождения дочери почти всех девочек класса. Вместо привычных игр, торта и конфет там предлагали салаты, горячее и, кажется, сладкое, к которому все уже почти уснули. Праздник проходил так же долго и утомительно, как Света собиралась с мыслями у доски. Я до сих пор помню ту смесь удивления и скуки, скуки и удивления, и времени, проходившего сквозь пальцы, ступни, вот это вот все. Кажется, нам всем тогда стало понятно, откуда у девочки мямление и стариковские тормоза — ее так растили.

Фото: ТАСС/YAY/Scott Griessel/Creatista

Наша медлительность не об этом. Она о сложности даже самого очевидного выбора, нерешительности и сомнениях, о необходимости перебирать бесконечные варианты. О плотном тумане мироздания, из которого нужно вычленить образ, слово, звук или смысл, даже в самых простых вопросах. В ней есть что-то поэтичное и драматичное. Есть даже своя красота.

Люди медленные не хотят быть и выглядеть неуверенными. Они не станут писать в ночи всем доступным контактам: «Что делать, что делать, о боже мой, что?» и не поставят статус «Я в панике» в социальных сетях. Они подождут, пока паника — или тот молочный туман — рассеется, и тогда с уверенностью скажут, сделают и ответят. И если вы не будете сверлить их взглядом и вздыхать, то в этом осознанном ответе может оказаться жемчужина.

В английском языке есть такое чудесное выражение: take your time. Оно как раз для нас: не подгонять себя, не упрекать и не суетиться. Каждому нужно свое время и своя порция терпения окружающих, чтобы совершить грациозное движение вперед. Может, если мы расскажем вам об этом, то перестанем чувствовать себя неловко из-за ерунды.

Сюжет: отЛичные впечатления Ирины Бурмистровой

Ольга Маркова Автор Freelance.Today

Фрилансер должен обладать многими навыками, которые просто незаменимы в его работе. Например, это общая грамотность, усидчивость, умение планировать свою работу и многое другое.

Но все мы люди, и у всех нас есть свои недостатки. У фрилансеров есть проблемы, психологического характера, которые могут здорово испортить рабочий процесс и репутацию в целом.

Например, о прокрастинации и творческом выгорании мы уже писали. Сегодня же речь пойдет о медлительности.

Что это такое?

Помнится, еще работая в школе, я любила наблюдать за тем, как трудятся дети на уроке. Вот Машенька уже дописывает упражнение, а Петя еще только начинает писать первое предложение. И дело не в том, что у них разный уровень знаний или владения речью, что кто-то старается, а кто-то нет. Весь секрет в том, что девчушка по своей природе быстрая, шустрая и все выполняет в считанные секунды. Парень же всегда долго собирается и все делает медленно.

Разница темпераментов? Привычка? Наверное, и то, и другое.

Так и фрилансеры. Кто-то может писать статью на 1000 знаков полдня, а у кого-то такой текст вылетает буквально за полчаса. Причем если потом сравнить качество обоих работ – оно будет на одном уровне.

Медлительность – это серьезная преграда на пути к успеху. Медленный фрилансер часто доводит дело до дедлайна, пропускает выгодные предложения, не успевая ухватить их за более быстрыми коллегами по цеху.

Медленный человек не только очень долго выполняет работу. Он также не умеет расставлять приоритеты, откладывает более важные вопросы на потом (т.е. подвержен прокрастинации), часто забывчив и несобран.

Причины медлительности

В чем же причина такого совершенно неприятного явления? Их может быть несколько.

— особенности темперамента. Все мы помним еще со школьного курса биологии, что у людей есть четыре типа темперамента: холерик, сангвиник, флегматик и меланхолик. Если два первых все делают быстро, то последние двое никуда не спешат по жизни.

Но весь фокус в том, что ни у одного человека не может быть «чистого темперамента» — каждый из нас обладает в той или иной степени чертами сразу нескольких типов. Это следует помнить и научиться активировать сильные стороны своей натуры.

— выполнение неприятной работы. Если приходится выполнять задание, к которому не лежит душа, большинство из нас провозится с ним очень долго, находя себе оправдания и переключаясь на «более важные» дела. Это входит в свои права Ее Величество Прокрастинация.

— выполнение сложной работы. Тут те же причины – человек боится неудачи, начинает находить оправдания и способы решить задачу более легким или обманным способом; в итоге на решение проблемы уходит неоправданно много времени.

— страх выглядеть глупо. У нашего народа даже пословица на этот случай есть: «Кто спешит, тот людей смешит». Вот и делаем мы все медленно, с расстановкой, чтобы выглядеть более профессионально и набить себе цену. Хотя, казалось бы – сделай все быстро и возьми новый проект, больше заработаешь!

— обычная лень и привычка все дать спустя рукава. Это я даже комментировать не стану.

Опасность медлительности

Медлительность в сфере фриланса не всегда повышает ваш уровень в глазах заказчика. Скорее, все происходит с точностью наоборот.

Многим заказчикам проект нужен «еще на вчера» или «внезапно», и они хотят увидеть результат уже спустя несколько часов после того, как дали вам задание. В таком случае медленный фрилансер может остаться с носом, или, в лучшем случае, только с предоплатой.

Основные неприятности, с которыми постоянно сталкивается никуда не спешащий фрилансер:

— можно попросту не успеть взять проект. Наши отечественные биржи в большинстве своем устроены по принципу: «Кто первый встал, того и тапки». Тот, кто успеет первым отписаться на проект, чаще всего и выбирается исполнителем, в большинстве случаев это именно так. Если ты написал заявку 25-ым, 50-ым, вероятность мала, что тебя заметят.

— медленная работа – признак скорого дедлайна. Это закон. Если долго копаться с заказом – можно быстро увидеть на почте скопление возмущенных писем от заказчика и просто не успеть в срок сдать готовую работу.

— долгие ответы в скайпе и на почту тоже не нравятся многим клиентам. Им может показаться, что вы либо заняты посторонними делами, либо просто их игнорите. Поверьте, они не забудут упомянуть это в отзыве о вас.

— медленная и долгая работа = отсутствие личной жизни и нормального отдыха. Если обычный фрилансер тратит на работу около 7 часов в день, то медленный может возиться и 12 часов, и все равно все до конца не доделает. Как итог – расписание работы: компьютер – кровать – компьютер. А там и до творческого выгорания недалеко, и до общей усталости.

Как ликвидировать медлительность

С медлительностью нужно и можно бороться. Конечно, от нее никуда не денешься тогда, когда осваиваешь новые навыки и еще не довел все до автоматизма. Но если вы все медленно делаете всегда – с этим пора что-то делать.

Я попробую подсказать вам несколько действенных методов, которые предлагают ведущие мировые психологи:

— первый и самый действенный способ – это планирование. Составляя план, вы не будете отвлекаться на ненужное, и все будете выполнять в срок. Разбейте сложные неприятные дела на несколько простых задач – и вы не заметите, как тяжелая работа будет сделана за несколько часов, а не за неделю!

Я сама пользуюсь этим методом постоянно, хотя и не отношу себя к медленным людям. Я все делаю быстро, но есть много объективных факторов, которые постоянно отвлекают – и, как результат, я часто рискую не сдать работу в срок. Например, маленький ребенок, который считает своим основным заданием по жизни – оттащить маму любой ценой от компьютера. В итоге статья может быть начатой еще утром, а дописанной – поздно вечером. Коллеги по цеху часто удивляются тому, что я пишу план публикаций заранее и работаю строго по нему – зато я не трачу попусту рабочее время, пока ребенок спит, на поиск тематики – я сразу приступаю к работе и все успеваю.

— в качестве второго способа я бы посоветовала вам брать время на выполнение задачи с запасом. Если вы знаете, что потратите на работу два часа, но склонны к медлительности – берите три часа. Но не расслабляйтесь при этом, ориентируйтесь именно на два часа, как на оптимальное время выполнения! Так и вы успеете, и заказчик не будет нервничать попусту – наоборот, вас похвалят за оперативность.

— принимайтесь за выполнение дел в духе соревнования. Это еще один неплохой психологический метод. Например, на выполнение определенной работы вы тратите час. Задайте себе планку повыше: «А успею ли я сделать это за 50 минут?». Но ориентируйтесь не только на время – от скорости не должно страдать качество!

— «глаза боятся, а руки делают» — заставьте себя начать дело, каким бы сложным оно не казалось. Вы и сами не заметите, как доделаете все до конца и в срок, увлекшись интересным проектом.

Успевайте все и будьте успешны!

Быстрые и медленные люди

v_s_e_horosho — 06.03.2015 В детстве я считала, что маме просто немного не повезло — она по сравнению с остальными членами нашей семьи, быстрыми и резкими как вода в унитазе, очень, очень, просто невероятно медленная.
Потом, когда я уже выросла и начала присматриваться ко всем окружающим меня людям, оказалось, что медленных людей гораздо больше, чем быстрых. Впрочем, средних тоже хватает, но для меня они все тоже медленные.

Еще позже я открыла для себя, что между быстрыми и медленными людьми идет негласное противостояние: быстрые все время подгоняют медленных и подвергают их всяческому осмеянию, а медленные, в свою очередь, сердито и насмешливо критикуют быстрых, пытаясь их хоть немного притормозить и одернуть.
А еще, оказывается, очень большое счастье, когда тебя окружают люди, живущие с тобой на одной скорости. Это так важно! Я даже не подозревала, как сильно может раздражать человек, который завтракает по 40-50 минут, моется в душе по полтора часа, сидит в сортире не менее часа, и все вот такое. Таким был мой первый муж, и временами мне казалось, что я схожу с ума, ожидая, пока он соберется и мы наконец сможем вместе выйти из дома.
А вот папа гораздо быстрее меня. Он и двигается, и думает на повышенной (по сравнению с моей) скорости; есть с ним за одним столом — то еще занятие: слежу за тем, как мгновенно в нем исчезает еда, и чувствую себя невероятной копушей, хотя нисколько таковой не являюсь. То же и по работе. Мало кто, несмотря на его возраст, может угнаться за ним, когда он, например, окучивает картошку или пропалывает грядки. Меня охватывает отчаяние, когда я пытаюсь хотя бы сравняться с ним — чаще всего безуспешно.
Сегодня вдруг поняла, какой сильный восторг я испытываю, работая в паре с человеком таким же скоростным, как я. Такая работа (на пару с моей начальницей, стремительной и все понимающей с полуслова) приносит гораздо больше удовлетворения, чем работа в одиночку, или работа с медленным и основательным напарником, которому все приходится долго и подробно разъяснять, каждый свой шаг и ход мысли. Редкая радость.
Семен у нас тоже быстрой породы. Я воспринимала это как должное — он очень похож на деда, даже в таких мелочах, как скорость и неряшливость. Быстро соображает, быстро отвечает на вопрос, редко тупит, стремительно одевается и умывается по утрам. Роняет все изо рта во время еды, покрывает пространство вокруг себя крошками и каплями пролитой еды.
А вот Соня, дочка быстрой мамы и не менее стремительного папы, частенько раньше подтормаживала. Пару лет назад я отследила, что это ее торможение вызывает у меня невольную досаду, с которой мне очень трудно справиться. А недавно, на днях, я заметила, что она… ускорилась. Как будто разогналась с возрастом. И теперь мы все живем с одинаковой скоростью, и это здорово. Только бедная моя мама за нами не поспевает, и всегда ругается, когда остается за столом единственным едоком, а мы уж давно прикончили десерт и лениво отдуваемся. Зато мы, когда она одевается для какого-нибудь совместного мероприятия, мучтельно ожидаем ее, все одетые с ног до головы и даже немного запарившиеся, в коридоре, притопывая ногами и прихлопывая руками, будто стараясь ее хоть немного ускорить — впрочем, абсолютно тщетно.
Сегодня она сказала — иногда мне кажется, что я, медленный и печальный слон, живу в семье бешеных гончих. И так ее вдруг стало жалко.

#люди, #Психология, #медитация, #благодарность, #нетерпеливость, #медлительность, #мозг
Пишет Chelsea Wald
Высокая скорость общества сломала ваши внутренние часы.
Не так давно я диагностировала у себя новое состояние, которое называется «тротуарная ярость». Оно наиболее ярко проявляется, когда дело доходит до человека, который медленно идёт по улице. В прошлом месяце, когда мы с подругой отправились поужинать в ресторан, я словила себя на мысли о том, что мне не стоит ходить с ней куда-либо, если я хочу… попасть туда!
Вы также можете оценить себя по «Шкале синдрома пешеходной агрессивности», инструменту, разработанному психологом из Гавайского университета Леоном Джеймсом. Когда вы идёте в толпе, вы замечаете за собой, что «действуете враждебно (пристально смотрите со злобным выражением лица, приближаетесь или движетесь быстрее, чем ожидалось)» и «питаете мысли о насилии»?
Ярость, вызванная медлительностью, не ограничивается тротуаром, конечно же. Медленные водители, медленный Интернет, медленные очереди в магазинах – всё это сводит нас с ума. Даже эта статья может показаться вам слишком долгой. Так что я перейду к делу. Медлительность сводит нас с ума потому, что быстрый темп общества исказил наше ощущение времени. Вещи, которые наши прадедушки и прабабушки сочли бы невероятно эффективными, теперь сводят нас с ума. Терпение – это добродетель, которая была поражена в эпоху Твиттера.
Когнитивисты утверждают, что терпение и нетерпеливость некогда были связаны с эволюционной целью. Они представляли собой баланс «инь и янь», тонко настроенный внутренний таймер, который, когда мы слишком долго ждала чего-то, говорил, что мы должны двигаться дальше. Когда таймер срабатывал, наступало время прекращать поиски на непродуктивном участке или отказываться от неудачной охоты.
«Почему мы настолько нетерпеливы? Это наследие нашей эволюции», – говорит Марк Уиттман, психолог из Института пограничных областей психологии и психического здоровья во Фрайбурге, Германия. Нетерпеливость сделала так, чтобы мы не умерли от того, что потратили слишком много времени на одно неблагодарное занятие. Оно дало нам импульс действовать.
Но всё хорошее ушло. Быстрый темп развития общества вывел наш внутренний таймер из равновесия. Он создаёт ожидания, которые не могут быть вознаграждены достаточно быстро – или вообще вознаграждены. Когда события развиваются медленнее, чем мы ожидаем, наш внутренний таймер играет с нами злые шутки, растягивая ожидание, вызывая гнев, несоразмерный задержке.
«Связь между временем и эмоциями является сложной, – говорит Джеймс Мур, нейробиолог из Голдсмитского колледжа при Лондонском университете. – Многое зависит от ожидания – если мы ожидаем, что для чего-то потребуется время, мы можем принять это. Разочарование часто является следствием того, что ожидания нарушаются».
«Время тянется, – говорит Уиттман. – Мы злимся».
Общество продолжает набирать скорость, как гонщик на трассе. В своей книге «Социальное ускорение: новая теория современности» Гартмут Роза сообщает нам, что скорость человеческого движения от ранних времён до наших дней увеличилась в 100 раз. В ХХ веке скорость коммуникаций возросла в 10 миллионов раз, а передача данных – примерно в 10 миллиардов раз.
В начале 1990-х годов психолог Роберт Левин создал практичный прибор и отправил своих студентов по всему миру с целью измерить «пульс» 31 крупного города. Они засекали время, за которое случайные люди преодолевали расстояние 60 футов (18 метров). В Вене (Австрия) пешеходы проходили его за 14 секунд, однако в Нью-Йорке они делали это за 12 секунд. В 2000-х годах психолог Ричард Уайзман обнаружил, что скорость ходьбы во всём мире увеличилась на 10 процентов.
Темп нашей жизни связан с культурой. Исследования показывают, что ускоряющиеся темпы развития общества разрушают наше терпение. Во время испытаний психологи и экономисты спрашивали участников, предпочитают ли они небольшое количество чего-то сейчас или большое количество позже: скажем, 10 долларов сегодня против 100 долларов через год или две порции вкусной пищи сейчас против шести порций через 10 секунд.
Испытуемые – как люди, так и животные – часто соглашаются на «сейчас», даже когда это не оптимальный вариант. Одно исследование показало, что знакомство людей с «главными символами культуры нетерпеливости» – символами фастфуда, такими как золотые арки Mcdonald’s –увеличивает скорость их чтения, заставляет отдавать предпочтение продуктам, экономящим время, и делает их более склонными выбирать маленькие награды сейчас, а не большие позже.
Наше неприятие медлительности особенно очевидно, когда речь идёт о технологиях. «Сегодня всё является эффективным, – говорит Уиттман. – Мы всё меньше и меньше способны ждать, проявляя терпение». Теперь мы едва ли не настаиваем, чтобы веб-страницы загружались за четверть секунды, тогда как загрузка за две секунды нас вполне устраивала в 2009 году, а в 2006 году это и вовсе занимало четыре секунды. По состоянию на 2012 год, видео, которые не загружались в течение двух секунд, имели мало надежды стать вирусными.
Конечно, мы не умрём, если сайт не загрузится немедленно. Но в состоянии того, что, вероятно, является похмельем от нашего прошлого, когда мы могли и поголодать, если нетерпеливость не подстёгивала нас действовать, это действительно может ощущаться таким образом. «Люди ожидают, что вознаграждение придёт с какой-то скоростью, а когда оно не приходит, это вызывает раздражение», – утверждает эволюционный антрополог Александра Розати, эксперт по приматам, который заканчивает постдокторантуру в Йельском университете, прежде чем присоединиться к факультету в Гарварде.
В результате получается менее чем добродетельный цикл. Ускоряющийся темп общества сбрасывает наши внутренние таймеры, которые затем чаще срабатывают в ответ на медленные вещи, погружая нас в постоянное состояние ярости и импульсивности. Конечно, ваш пробег может варьироваться, но в целом «мы становимся всё более и более импульсивным обществом», как утверждает Уиттман.
Недавние исследования указывают на возможность того, что этот цикл может ухудшиться. Когда мы с моей медлительной подругой шли по улице черепашьим шагом, я начала бояться, что мы опоздаем в ресторан и упустим забронированный столик. Но когда мы добрались до ресторана, мы опоздали всего на пару минут. Моё ощущение времени исказилось.
Почему? Ярость может саботировать наш внутренний таймер. Наше восприятие времени субъективно: оно может пролететь в мгновение ока, а может растянуться на целую вечность. И сильные эмоции влияют на наше чувство времени больше всего, как объясняет Клаудия Хаммонд в своей книге «Искажённое время: раскрытие загадок восприятия времени». «Точно так же, как теория относительности Эйнштейна говорит нам, что абсолютного времени не существует, нет и абсолютного механизма измерения времени в мозге», – пишет она.
Время тянется, когда мы напуганы или встревожены, объясняет Хаммонд. Арахнофобы переоценивают время, проведённое в комнате с пауком; пугливый парашютист-новичок – время, проведённое в полёте над землёй. Люди, попавшие в автомобильные аварии, сообщают о том, что события для них разворачивались в замедленном темпе. Но это не потому, что наш мозг ускоряется в таких ситуациях. Время искажается потому, что наши переживания слишком интенсивны. Каждый момент, когда мы находимся под угрозой, кажется новым и ярким. Этот физиологический механизм выживания усиливает нашу осознанность и «упаковывает» больше воспоминаний, чем обычно, в короткий промежуток времени. Наш мозг обманывают, заставляя думать, что прошло больше времени.
Более того, наш мозг – в частности, островковая доля, связанная с моторными навыками и восприятием – может частично измерять течение времени, интегрируя множество различных сигналов нашего тела, таких как сердцебиение, прикосновение нежного ветерка к нашей коже и жгучий жар ярости. В этой модели мозг судит о времени, подсчитывая количество сигналов, которые он получает от тела. Поэтому, если сигналы приходят быстрее, за определённый интервал мозг будет считать больше сигналов, и поэтому будет казаться, что интервал занял больше времени, чем на самом деле.
«У нас нет определённых часов в мозге, но у нас есть постоянное, непрерывное ощущение нашего тела, которое обновляется каждую секунду, и мы используем это как информацию, когда мы спрашиваем себя, сколько времени в диапазоне секунд прошло», – говорит Уиттман. Когда мы напуганы – а также встревожены или несчастны – наши тела посылают больше этих сигналов в мозг, который считает больше секунд, чем должен. Десять секунд кажутся пятнадцатью, час – тремя.
Спешка общества может повлиять на наше ощущение времени и эмоции по-другому. Нейробиологи, такие как Мур, показали, что время, кажется, пролетает быстрее, когда у нас есть прямая связь с последующим событием, когда мы чувствуем, что вызвали определённый результат. Они называют этот опыт «временной привязкой». «И наоборот, – говорит Мур, – когда мы не имеем или чувствуем, что не имеем, контроля над событиями, происходит обратное: внутренние часы ускоряются, то есть мы воспринимаем интервалы как более длинные».
Можем ли мы предотвратить гнев, вызванный медлительностью, и возродить терпение? Да. Однако нам нужно найти способ сбросить наши внутренние таймеры и вернуть истинное ощущение времени. Мы можем попытаться силой воли отбросить наши чувства, но это лишь усугубит всё. Таким образом, всё, что вам нужно сделать – это понаблюдать за поведением шимпанзе в лабораторных экспериментах. Розати говорит, что в ожидании отсроченного вознаграждения, даже по собственному выбору, «они проявляют отрицательные реакции. Они царапаются, что является признаком стресса для приматов, и могут даже биться о стену в своего рода истерике». Эти шимпанзе – ваш мозг в ожидании.
В подходе, основанном на силе воли, есть ещё один недостаток. Использование нашей силы воли для одной вещи, кажется, делает нас более восприимчивыми к следующему искушению, как утверждает психолог из Северо-восточного университета Дэвид Дестено, который признается, что является одним из тех, кто «вздыхает в очереди в Starbucks». Если он будет использовать всё свое самообладание, чтобы молча стоять в очереди, он может заказать два шоколадных пирожных, когда доберётся до стойки.
Исследования показывают, что медитация и осознанность – практика сосредоточения на настоящем – помогают справиться с нетерпеливостью, хотя не совсем ясно, почему. Возможно, те, кто медитирует, лучше справляются с эмоциональными последствиями нетерпеливости потому, что они больше привыкли к нему.
«Люди, которые медитируют, становятся друзьями с дискомфортом», – говорит Итан Никтерн, старший преподаватель медитации из Нью-Йорка. – Медитация позволяет принимать настоящий момент таким, какой он есть, не пытаясь изменить ситуацию».
Однако, по словам Дестено, регулярная медитация – это не то, что нетерпеливые люди с охотой согласятся практиковать. Он предлагает бороться с эмоциями при помощи эмоций. Он обнаружил, что благодарность – это кратчайший путь к большему терпению. В одном из исследований он установил, что люди, которые выполнили упражнение, написав о том, за что они благодарны, были более склонны отказаться от маленьких вознаграждений сейчас ради больших вознаграждений позже. Подсчёт ваших благословений – даже если они не имеют ничего общего с текущим ожиданием – может напомнить вам о ценности быть членом кооперативного человеческого общества и важности «не быть придурком», как утверждает Дестено.
Это то, что я могу попробовать. Во время недавней прогулки с моей медлительной подругой я осознала, что благодарностью легко овладеть. Я с нежностью вспоминаю о её очаровательном чувстве юмора, наших весёлых прогулках, её поддержке в трудные времена. Когда мы лениво идём в ресторан, я на мгновение освобождаюсь от своей «тротуарной ярости». Неужели я могу исправить этот неадаптированный механизм так легко? Тем не менее, когда это тёплое чувство покидает меня, я начинаю тихо негодовать по поводу официанта, кухни, обратного трамвая. Я даже злюсь на то, что ощущаю ярость; кажется, что это длится вечно.
В следующий раз я лучше буду развлекаться дома.
Специально для читателей моего блога Muz4in.Net


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *