Сепарация от родителей

Сепарация от родителей

Эмоциональная сепарация от родителей порой требует серьезной работы над собой во взрослом возрасте.

О том, почему важно отделиться от родителей, что делать с чувством вины и как найти «золотую середину», рассказывает психолог и травматерапевт Ксения Виттенберг.

Содержание

Взаимоотношения с родителями — проблема для большинства

Около трети всех клиентских запросов — про отношения с родителями.

Сил выдержать эту правду, согласиться со своей драмой и принять ее как часть своей истории. И перестать требовать недополученной любви и заботы или компенсации за пережитые страдания. Это процесс отделения.

Начинается, обычно с таких тем:

— После маминого звонка я полдня хожу в унынии, перевариваю.

— Почему как только мне становится лучше, ей тут же надо опустить меня?

— Уехал бы давно, но как оставить родителей? Они совсем несамостоятельные.

— Стоит маме сказать «А как же я?», сразу накрывает чувство вины, и мне легче отказаться от планов.

— У меня не было отца. То есть он был, но ничего не делал для нас.Так говорят люди не отделившиеся от родителей.

Набраться смелости и решиться увидеть неприятную правду о себе в родительской семье — первый шаг к выходу и обретению сил для решения проблемы.

Так говорят люди не отделившиеся от родителей.

Что значит «не отделиться»?

Отделение от родителей — это не разъехаться с ними и стать экономически независимым (большинство с этим более-менее справляются).

Отделение — это стать независимым эмоционально. Перестать доказывать, упиваться деланием наоборот, раздражаться, обижаться на родителей, бояться их оценки и их действий, ждать или требовать помощи и принимать её как должное.

Но никак не избегать их, игнорировать, опекать, вмешиваться в их жизнь, решать их проблемы, откладывать из-за них мечты и планы, видеть в них причину своей неудавшейся жизни.

«Отделение от родителей или партнёра — это способность индивида совершать автономно прямые (не манипулятивные) самостоятельные выборы, оставаясь в эмоциональной связи с системой значимых отношений». Цитата из лекции по семейной терапии Марка Ярхауза.

Автономно и оставаясь в эмоциональной связи, но речь не идёт о разовых или экстренных ситуациях. В критический момент нормально бросить все и броситься на помощь.
Ваши родители — просто люди, хорошие и плохие одновременно, как все люди на земле, с человеческими возможностями и недостатками.

Что они не всемогущие боги, какими были для нас в младенчестве. Не источник всех благ и удовольствий, каким были для нас в раннем детстве. Не кто-то, перед кем надо оправдываться, ждать разрешения, одобрения и стараться не огорчать, как это было в младшей школе.

Не глупые и ограниченные существа, давящие и не дающие жить, какими они (возможно) воспринимались в подростковом возрасте.

Они такие, какие есть. Какими их сделала жизнь и они себя сами. Они могут быть неблагородными, равнодушными, неинтересующимися, эгоистичными. Они могут решать свои проблемы за ваш счёт. И да, они могут вас не любить.

Стать автономным — значит признать это

Согласиться с тем, что родители чего-то не умели — признать это, перестать требовать и желать получить. Это и означает отделиться.

Согласиться, что вас могли не любить, что вами могли пользоваться, могли отыгрывать на вас свои травмы и вовлекать вас в свои деструктивные процессы. Согласиться, что родители вели себя с вами, как умели, и перестать требовать свою «дань за 12 лет».

Увидеть не идеальный (и, собственно, недостижимый!), а реальный образ родителей, согласиться с ним и начать самому добывать себе все «недоданное».

Если ваша мама не умеет готовить — будете ли вы ждать от неё кулинарных изысков? Нет, скорее всего, даже если очень любите покушать. Вы станете завсегдатаем любимых кафешек/ресторанов или закончите кулинарную школу.

Тогда почему вы требуете любви к себе от папы, который не умеет любить? Или тепла от мамы, которая не умеет чувствовать? Требовать, ждать, обижаться, не получая, злиться, хотеть доказать или отомстить — признаки того, что вы ещё не отделились.

Стать автономным, означает также признать автономию родителей, отказавшись от детского высокомерия, которое говорит нам, что без нас мама/папа не справится. Или от страха, который заставляет служить родителям, чтобы не быть плохой дочерью или сыном.

Стать автономным, значит, согласиться с тем, что родители могут жить не так, как нам нравится: не заботиться о здоровье, вести себя некрасиво, ссориться между собой, говорить то, что мы не желаем слушать, хотеть от нас того, чего мы не хотим давать.

Согласиться с этим по-настоящему можно, лишь проявив уважение. Глубокое уважение к их выбору как им жить. Тогда мы отделяемся.

Начните уважать выбор родителей

Уважение — это полное согласие со всем, что делают родители, без эмоций и желания спасать, убегать, мстить или исправлять.

Если вы говорите себе «да я уважаю их способ жить!», а сами чувствуете стыд, раздражение, желание исправить, или вину, стремление угодить и «отдать долг», или доказываете, защищаетесь, спорите, протестуете — вы не уважаете и вы не отделились.

Если вам кажется, что родители без вас не справятся, пропадут — у вас нет уважения. И вы путаете опеку и заботу, а это разные вещи.

Перестаньте опекать родителей

Забота — это понимание потребностей и помощь (не в ущерб себе и другим) в их удовлетворении. Опека — это назначение человека недееспособным и делание за него того, что он может и должен делать сам.

В заботе есть уважение, в опеке его нет. Опекая, вы возвышаетесь над родителями, чувствуете свою силу и власть. Заботясь, вы взаимодействуете, занимая своё комфортное место рядом с мамой или папой. Когда вы заботитесь — вам комфортно. Если некомфортно — значит, вы опекаете или служите. Опека и служба говорят, что вы ещё не отделились.

«Если ребенок думает: «Я нужен/а маме, без меня мама не сможет» — это ребенок на службе. Дети часто верят, что они могут и должны спасти свою мать или отца, как бы сделать их судьбу меньше, чем она есть на самом деле. У судьбы есть достоинство. Чтобы перестать вмешиваться в жизнь родителей и спасать их, нужно отойти на расстояние и увидеть их судьбу. Потом с уважением принять их судьбы. Это называется повзрослеть». Марианна Франке-Грикш, март 2016.

Ещё немного о чувстве вины

Так уж устроено в этом мире, что родители дают (дарят) детям жизнь. Дети не возвращают полученное родителям, а отдают «долг» своим детям.

В отношениях с родителями дети никогда не могут достичь равенства. Что равноценного может дать ребёнок родителям за полученную жизнь?

Свою жизнь? Им это не нужно. Поэтому ничего. Он даст жизнь своим детям. Или своим «духовным детям» — идеям, проектам, свершениям. Это способствует его отделению от родительской семьи, когда он становится взрослым.

Вина у детей возникает, когда они взрослеют (не могут отдать долг). Эта вина — нормальный этап взросления. Её мы просто проживаем, понимая, что это отделение от родителей.

Полное отделение от родителей невозможно без полного сближения. Сначала нужно сблизиться. Прийти к родителям, если вы дистанцировались или игнорируете/избегаете их.

Хорошенько повоевать, если злитесь. Заявить о границах, если боитесь и позволяете вмешиваться в вашу жизнь. Потом посмотреть на них взрослыми глазами — как на людей, в чем-то плохих и в чем-то хороших. Принять, что другими они не будут. Услышать в себе уважение к их способу жить. Согласиться, что вам уже все дали и больше не дадут.

Затем поверить, что вы сами теперь единственный человек, который может дать вам все, что вам хочется получить. Это и есть взросление.

Краткие сообщения

УДК 159.923.2 + 159.9:316.77 ББК Ю950

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СЕПАРАЦИЯ

КАК ФЕНОМЕН МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ:

К ПРОБЛЕМЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОНЯТИЯ

А.А. Дитюк

Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена, Санкт-Петербург

Представлен анализ различных теоретических подходов к пониманию явления психологической сепарации. Формулируется определение психологической сепарации, предлагается описание структуры феномена, образованной когнитивно-поведенческим, эмоциональным и коммуникативным компонентами. Первый включает в себя формирование личностной идентичности и автономии, аттитюдной и функциональной независимости. Эмоциональный компонент психологической сепарации выражен совладанием с сепарацион-ной тревогой, виной за отделение и чрезмерной зависимостью от одобрения и поддержки, а также способностью чувствовать себя безопасно в близости с другими. Коммуникативный компонент психологической сепарации представлен трансформацией межличностных отношений, в результате которой каждый из сепарантов воспринимает и принимает другого как отличного от себя, сохраняя с ним эмоциональную связь.

Ключевые слова: психологическая сепарация, межличностные отношения, компоненты психологической сепарации.

Описание и определение явления, анализ структурной композиции являются важными этапами его познания. Явление психологической сепарации выделено из многообразия видов межперсональных отношений и описано, однако в психологической науке до сих пор отсутствует единое понимание его сути и структурной композиции,а также не представлено его определение, что затрудняет дальнейшее изучение — измерение, классификацию, определение взаимосвязи с другими психическими явлениями и выявление закономерностей функционирования.

Интерес к психологической сепарации традиционно возникал в контексте разработки некоторых понятий, например, «привязанность», «дифференциация Я», «детско-родительские отношения». При этом в публикациях по-разному расставляются акценты в понимании психологической сепарации, описывается это явление применительно к людям разного возраста, оказавшимся в разных жизненных ситуациях и в разных видах межличностных отношений. Можно выделить две такие области акцентирования исследователь-

ского внимания: субъекты сепарации и ситуации сепарации (например, утрата, депри-вация, нарушение, видоизменение или разрыв отношений привязанности). Кроме таких формальных аспектов, уделяется больше внимания сопровождающим сепарацию интрап-сихическим процессам, в частности термин «сепарация» употребляется в публикациях школы «объектных отношений» для обозначения субъективного переживания потери части Эго в результате потери объекта, а не для обозначения ситуации, когда один человек покидает другого. Такой подход предполагает проведение анализа богатой феноменологии переживаний и привлечение внимания к возникающим задачам личностного развития: формированию личностной идентичности и автономии, совладанию с сепарацион-ной тревогой, готовности к поиску нового объекта привязанности для вступления с ним в эмоционально близкие отношения.

Впервые упоминание о психологическом отделении обнаруживается в статье З. Фрейда «Печаль и меланхолия» (Фрейд, 1998), в которой не дается конкретного определения фе-

Дитюк А.А.

Психологическая сепарация как феномен межличностных отношений:

к проблеме определения понятия

номену психологической сепарации, но описывается важность такого отделения и необходимость «работы печали» для того, чтобы эмоционально оторваться и психически отделиться от объекта любви в ситуации утраты (Калина, 2001).

Наиболее подробно динамику интра-психической реальности в процессе сепарации ребенка от матери описала М. Малер (2005), использовавшая для описания феноменологии отделения термин «сепарация-индивидуация», в котором слово «сепарация» обозначает выход ребенка из симбиотической связи с матерью, дистанцирование, построение границ и отделение от нее, а «индивидуа-ция» — развитие интрапсихической автономии восприятия, памяти, мышления и проверка реальности. По мнению Малер, оба компонента проявляются во множестве поведенческих феноменов и могут быть доступны наблюдению в различные возрастные промежутки. Для процесса «сепарации — индивидуа-ции» наиболее важным является возрастной период от 5 до 30 месяцев, включающий в себя характерные фазы: понимание ребенком своего отдельного существования и развитие образа тела (5-9 мес.); фазу раннего упражнения (9-12 мес.); фактически фазу упражнения (12-15 мес.); фазу новейшего сближения (1524 мес.). Результатом процесса «сепарации-индивидуации», по мнению Малер, должна стать интроецированная репрезентация Самости, отличающаяся от внутренних репрезентаций объектов.

Американский психолог Дж. Хоффман на материале анализа переживаний отделения юношей и девушек от родительской семьи выделяет четыре вида сепарации:

1) конфликтологическая независимость -отсутствие переживания вины, гнева, тревоги, недоверия в отношениях с родителями;

2) аттитюдная независимость — независимость собственных убеждений от мнений родителей;

3) эмоциональная независимость — независимость от родительского одобрения и поддержки;

4) функциональная независимость — самостоятельность в решениях и действиях без обращения за помощью к родителям (Hoffman, 1984).

Однако при всей внешней привлекательности и ясности подобного понимания психологической сепарации, в такой систематизации недостаточно внимания уделяется изме-

нениям межличностного, субъект-субектного взаимодействия, роли трансформации отношений между сепарантами.

Другой аспект исследований связан с акцентом на изменениях в системе отношений и рассмотрением сепарации в первую очередь как трансформации взаимодействия двух людей. Так, швейцарский психоаналитик Ж.-М. Кинодо, определяет сепарацию как расставание в контексте межличностных отношений, в которых один из участников признает присутствие другого, катектированного как объект, т. е. признает его как значимое, но в то же время отдельное и отличное себя существо. Такое явление, по мнению автора, имеет много сходства и на практике почти неотличимо от дифференциации Я — раннего развития Эго, когда устанавливаются различия между Эго и объектом (Кинодо, 2008).

Термин «дифференциация Я», введенный М. Боуэном (1988), используется для раскрытия понятия сепарации как процесса достижения личностной зрелости и автономии в семейных отношениях. Уровень сепарирован-ности при этом определяется через степень дифференциации Я, т. е. способность рефлексировать и различать эмоциональные и интеллектуальные процессы, сохраняя, таким образом, относительную независимость от эмоциональных процессов своей семейной системы, умея «не заражаться» семейной тревогой (Bowen, 1988).

В отечественных публикациях приводятся различные позиции, например, А.Я. Варга определяет сепарацию как процесс, благодаря которому человек приобретает чувство собственного «Я» как самостоятельная и независимая личность, имеющая свободу выбора реакций. При этом А.Я. Варга разделяет физический аспект расставания как изменения первого порядка и трансформацию эмоций, отношений между участниками процесса как изменения второго порядка (Варга, 2001). Подобное понимание процесса сепарации, хоть и обозначает важный эмоциональный компонент сепарации, однако в контексте рассматриваемой проблемы также является недостаточным, поскольку не отражает специфических отличий от процесса дифференциации Я, практически превращая их в синонимы, а также недооценивает аттитюдный компонент процесса отделения.

В развитие теории привязанности как одной из первичных биологических потребностей Дж. Боулби выделяет различные типы

Вестник ЮУрГУ. Серия «Психология». 2015. Т. 8, № 3. С. 98-102

Краткие сообщения

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

формирования привязанности и описывает влияние типа привязанности на межличностные отношения человека. В контексте теории привязанности сепарация понимается как временное отделение ребенка от матери и выделяются три фазы реакций на разлуку: тревога, отчаяние, отстранение (защитное «отделение»), подчеркивается разрушительное влияние сепарации (разлуки) на психику ребенка и его способность создавать взаимоотношения (Боулби, 2006).

Описанные выше представления, безусловно, внесли большой вклад в понимание психологической сепарации. Однако четкая картина этого феномена в целом не сформирована, нет единого подхода к пониманию и использованию термина. Феномен психологической сепарации описывается применительно к людям разного возраста и в разных ситуациях, при этом в единое понятие не интегрируются одинаково важные для его понимания интра-психические и межличностные изменения.

По нашему мнению, более полным представляется предложенное Т.И. Сытько понимание психологической сепарации, рассматриваемой через трансформацию детско-родительских отношений. При этом сепарация определяется как «последовательное осознание взрослеющим человеком и его родителями своей отделенности и эмоциональное переживание этого, в ходе чего формируется чувство независимости и происходит построение своей уникальной личностной идентичности каждого из участников процесса» (Сытько, 2014, с. 110). В этом определении проявляется двухмерность феномена, отражающая и интрапсихические, и межличностные изменения, однако определенным недостатком его является ограниченность его распространения исключительно на детско-родительские отношения.

Анализ описанных выше представлений приводит к очевидному выводу о том, что психологическая сепарация от родителей является прототипом для последующей модели поведения в ситуациях отделения от объектов вторичных привязанностей. В качестве примера можно привести ситуацию развода, в которой люди также теряют значимый объект и вынуждены посредством «работы печали» эмоционально отделяться, обретать функциональную независимость, трансформировать закончившиеся супружеские отношения в качественно иные (особенно в случае продолжения необходимости заботиться о совмест-

ном ребенке), искать новый объект привязанности.

Обобщение результатов анализа описанных в научной литературе представлений зарубежных и отечественных авторов по проблеме сепарации, а также описанные ранее материалы собственных исследований (Дитюк, 2015) позволили предложить следующие положения, которые, на наш взгляд, позволяют более полно описать и определить феномен психологической сепарации и его структуру.

Структура феномена психологической сепарации представлена когнитивно-поведенческим, эмоциональным и коммуникативным компонентом.

Первый включает в себя формирование личностной идентичности и автономии, атти-тюдной и функциональной независимости (Дитюк, 2015).

Эмоциональный компонент сепарации представлен совладанием с сепарационной тревогой, виной за отделение и чрезмерной зависимостью от одобрения и поддержки, а также способностью чувствовать себя безопасно в близости с другими (Витакер, 2000; Hoffman, 1984).

Коммуникативным компонентом психологической сепарации является трансформация отношений в качественно новые, где каждый из сепарантов воспринимает другого как отличного от себя и принимает эти отличия, что позволяет сохранить видоизмененной эмоциональную связь с другим, не разрывая ее.

Такое понимание структуры феномена психологической сепарации позволяет предложить и следующее его определение, отражающее, по нашему мнению, все описанные выше характеристики. Таким образом, психологическую сепарацию можно определить как явление психологического отделения взаимнозначимых субъектов друг от друга, в результате которого происходит трансформация их отношений, а также достижение когнитивной, эмоциональной и функциональной независимости каждым из сепарантов.

В заключение стоит отметить, что феномен психологической сепарации, являясь сложным и многогранным явлением, требует дальнейшего изучения: выделения ясных критериев его успешности, выявления возможной гетерохронности структурных компонентов сепарации в течение взросления человека, определения стадий и типов сепарации, а также влияния на различные сферы жизни людей.

Дитюк А.А.

Психологическая сепарация как феномен межличностных отношений:

к проблеме определения понятия

Литература

1. Боулби, Д. Создание и разрушение эмоциональных связей / Д. Боулби. — М.: Академический проект, 2006.

2. Варга, А.Я. Системная семейная психотерапия. Курс лекций / А.Я. Варга, Т.С. Драбкина. -СПб.: Речь, 2001.

3. Витакер, К. За пределами психики / К. Витакер. — М.: Класс, 2000.

5. Кинодо, Ж.-М. Приручение одиночества / Ж.-М. Кинодо. — М.: Когито-Центр, 2008.

6. Калина, Н. Ф. Основы психоанализа /

Н.Ф. Калина. —М.: Рефл-бук, К.: Ваклер, 2001.

9. Фрейд, З. Печаль и меланхолия/ З. Фрейд. — СПб.: Алетейя, 1998. — C. 211—231.

10. Bowen, M. The Emotional System in Family Evaluation / M. Bowen, M. Kerr. — M.E.N-Y: Norton & Company, 1988.

Дитюк Анастасия Александровна, аспирант кафедры психологии человека, психолого-педагогический факультет, Российский государственный педагогический университет, им. А.И. Герцена (Санкт-Петербург), a-dityuk@yandex.ru

Поступила в редакцию 12 августа 2015 г.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

PSYCHOLOGICAL SEPARATION AS A PHENOMENON OF INTERPERSONAL RELATIONS: THE PROBLEM OF DEFINITION

А.А. Dityuk, Herzen State Pedagogical University of Russia, St. Petersburg, Russian Federation, a-dityuk@yandex.ru

Keywords: psychological separation, interpersonal relationships, the components of psychological separation.

Вестник ЮУрГУ. Серия «Психология». 2015. Т. 8, № 3. С. 98-102

Краткие сообщения

3. Vitaker K. Zapredelamipsikhiki . Moscow, Klass Publ., 2000.

5. Kinodo Zh.-M. Priruchenie odinochestva . Moscow, Kogito-Tsentr Publ., 2008.

6. Kalina N.F. Osnovypsikhoanaliza . Moscow, Refl-buk Publ., K. Vakler Publ., 2001.

9. Freyd Z. Pechal’ i melankholiya . St. Petersburg, Aleteyya Publ., 1998, pp. 211-231.

10. Bowen M., Kerr M. The Emotional System in Family Evaluation. M.E.New York, Norton & Company Publ., 1988.

Received 12 August 2015

ОБРАЗЕЦ ЦИТИРОВАНИЯ

  • Теги:
  • Рекомендации специалистов
  • 1-3 года
  • 3-7 лет

Самая первая зависимость — это зависимость ребенка от родителей. Ребенок стремится нравиться своим родителям, поступает так, чтобы вызвать их одобрение.

При взрослении происходит механизм ломки зависимости, которая необходима для становления самостоятельного характера человека. Без проблем и ниспровержения авторитетов такой процесс не обходится, и каждый родитель сталкивается с обидой, как же так могло произойти, столько сделано, и оказывается, все это не ценится собственным любимым ребенком. Но это естественный процесс, который нужно преодолеть.

Если эта стадия пройдена успешно, то происходит эмоциональное разделение между детьми и родителями. Теперь это общение на равных, общение взрослых людей.

Последствия чрезмерной зависимости от родителей

Если у человека не произошло отделения в родительской семье, и он остался зависим от родителей, от их мнения, эмоций, он настойчиво будет пытаться избавиться от зависимости уже в своей новой семье. Иногда такие люди просто не могут создать свою семью, так как они играют слишком важную роль в родительской семье, а на свою нет ни времени ни сил.

Если человек играл для мамы и папы роль «очень послушного ребенка», то, даже при попытке завести свою семью, одной негативной фразы родителей в адрес будущего супруга/супруги достаточно, чтобы человек всю жизнь говорил «вот говорила мне мама…». И естественно, что нормальные, доброжелательные отношения в этой семье не сложатся, так как он всегда будет искать доказательства слов своих родителей, и даже если их не будет, он будет искусственно создавать ситуации, в которых слова родителей будут подтверждаться.

Специалисты утверждают, что незаконченный процесс отделения ребенка от родителей является отличной почвой для формирования зависимостей различного рода (наркомания, игромания, алкоголь и др.).

С какого возраста должен начинаться процесс сепарации

В психологии процесс отделения родителей и взрослых детей называется сепарацией. Этот процесс начинается с момента рождения. С маленькими детьми много хлопот. Ответственность за ребенка и страх не уследить за ним рождают тревогу. Чтобы с ней справиться, мама старается ограничить ребенка: не ходи туда, не лезь, не бери это. Ребенок получает послание: «Мир опасен, ты должен быть рядом с мамой».

Вместо изучения мира и его устройства, ребенок прячется за маму, а ей так спокойнее. Естественный процесс развития самостоятельности ограничивается.

«Хотите вы или нет, ребенок в возрасте 2-3 лет должен учиться спать один, — объясняет психолог, эксперт портала «Я-родитель» Павел Потапов, — да, он будет капризничать. Но это первоначальный этап разделения, который нужно преодолеть. В какой-то момент ребенок может начать просить помочь с делами, которые он может делать самостоятельно: одеться, убрать игрушки и так далее. В таком случае нужно мотивировать ребенка на самостоятельные действия, и помогать только в крайних случаях».

Подростковый возраст заставляет расширять свое присутствие в социуме.

Недополученные навыки самостоятельности проявляются трудностями в школе. Активная помощь родителей с домашним заданием и всеобщий контроль не позволяют ребенку почувствовать ответственность за процесс.

Он не столько занят учебой, сколько пытается порадовать родителей хорошими результатами или обезопасить себя от их гнева при плохих оценках.

Детские психологи советуют определить для ребенка место, за которое он несет ответственность. Хотя бы игровой уголок, где он должен убираться самостоятельно. И чем старше ребенок, тем больше сфер ответственности должно быть.

Что делать, когда время упущено

«Иногда родители понимают, что вовремя не «оторвали» от себя ребенка достаточно поздно, — рассказывает психолог Павел Потапов, — и вот перед нами – абсолютно несамостоятельный подросток. Что делать? Алгоритм действий тот же, что и для маленьких детей. Нужно выделять для детей зону ответственности, давать задания, с которыми ребенок сможет справиться. Когда ребенок получил первый опыт – не давайте слабины, пусть он закрепляет навык самостоятельно. Родители должны внимательно следить и за своим поведением. Ведь часто мамы и папы дискредитируют мнение ребенка, потому что считают себя авторитетнее. Вот пример: ребенок выбрал себе одежду, а родителям его выбор не понравился. Можно выразить свое мнение, если оно аргументированно, но не стоит его навязывать».

Ребенок, достигший подросткового возраста, уже может принимать участие в решении важных для семьи проблем. Родители должны помнить об этом.

Важно не имитировать, что мнение ребенка важно, а действительно показывать, что советы дочери или сына являются руководством к действию. Давайте подростку несложные задания, где решения будут зависеть только от него.

Купить бабушке подарок, выбрать обои для комнаты, предложить место для семейного отпуска – все это может сделать подросток. Не сдавайтесь, если решение дается подростку нелегко. Напоминайте, что вся семья ждет, но не балуйте ребенка готовыми ответами на поставленные вами же вопросы.

«Лучше всего вести работу под присмотром психолога, — советует Павел Потапов, — ведь очень сложно оценить себя со стороны. Приведу банальный пример. К одной моей коллеге обратилась мама подростка. Она говорила, что ребенок ее не слушается. Коллега предложила ей взять коробок спичек и каждый раз, когда ребенок не слушается – класть спичку в правый карман, а когда слушается – в левый. Спустя неделю, оказалось, что правый карман практически пуст – там была всего пара спичек, в то время как в левом лежал почти весь коробок. Получается, что до эксперимента мама не оценивала себя со стороны. Потому что даже единичный отказ ребенка оказывался для нее сильным эмоциональным стрессом. На приеме я часто спрашиваю у родителей: «Каким вы хотите видеть своего ребенка?» Практически все говорят, что самостоятельным и успешным. Тогда я задаю следующий вопрос: «А что вы делаете сегодня для того, чтобы через несколько лет эта картинка стала реальной?» Это очень хорошее зеркало для родителей. Если мама или папа стараются быть честными с собой, со специалистом – они сделают правильные выводы».

Привязанность детей к родителям – это нормальное явление, на котором в семье строятся теплые и доверительные отношения, однако все должно быть в меру и чрезмерная зависимость ребенка от мамы и папы делает его несамостоятельным и неготовым к жизни, поэтому так важно с первых лет жизни четко очерчить малышу границы его территории и подталкивать его к проявлению самостоятельности.

Елена Кононова

Кто вы — либерал, позволяющий ребенку все, или диктатор, который держит ребенка в ежовых рукавицах? Пройдите тест портала «Я – родитель» и узнайте об особенностях вашего стиля воспитания, а также об альтернативных способах воспитания. Пройти тест

Страшно не то, что мы взрослые, а то, что взрослые — это, собственно, мы.

Линор Горалик

Сепарация — это один из важнейших этапов становления личности, который выражается в эмоциональном и физическом (а также финансовом) отделении ребёнка от родителей.

Активная фаза этого процесса запускается в подростковом возрасте, когда человек подвергает сомнению родительские ценности и установки. В идеале к 18–20 годам он должен начать вести самостоятельную жизнь. Если же метафорическая пуповина не перерезается, то может возникнуть целый ряд психологических проблем:

  • отсутствие чувства собственного «я»;
  • отсутствие контроля над своей жизнью;
  • низкая самооценка;
  • отыгрывание роли жертвы;
  • потребность в чужом одобрении и ещё масса малоприятных последствий.

Физическое отделение, то есть проживание отдельно от родителей, ещё не свидетельствует о полной сепарации. Человек может жить хоть на другом континенте, но продолжать нуждаться в одобрении родителей.

Напускная эмоциональная холодность по отношению к родителям — тоже не сигнал о сепарации. Демонстрацией собственного безразличия человек может пытаться привлечь внимание родителей, которого ему так не хватало в детстве и продолжает не хватать во взрослой жизни.

Настоящее отделение подразумевает трансформацию детско-родительских отношений и отказ от старых ролей в сторону более равноправных и зрелых.

Чтобы пройти эту важную стадию, нужно проделать два серьёзных шага.

Переосмыслить природу отношений с родителями

1. Признайте, что вы отличаетесь от своих родителей. Попробуйте определить, кто вы есть, без оглядки на чужое мнение и одобрение. Можете составить список дел и вещей, которые вам нравятся, завести новое хобби или освоить новый навык. Ищите то, что в первую очередь вызывает интерес у вас.

2. Осознайте, что ваши родители являются результатом их собственного взросления и жизненного опыта. Это поможет вам выполнить следующий пункт.

3. Примите, что ваши родители не идеальны. Как и вы. Взрослая жизнь подразумевает отказ от романтических идеалов детства. В ней нет положительных и отрицательных героев — только обычные люди с их ошибками, проблемами и перепадами настроения.

4. Возьмите на себя ответственность за то, кто вы есть сегодня. Для этого вам придётся осознать свои детские переживания, принять их и только после этого двигаться дальше.

5. Усвойте тот факт, что как взрослый вы имеете право на свой собственный выбор и мнение. Даже если они окажутся ошибочными. Иначе просто невозможно приобрести жизненный опыт.

6. Поймите, что теперь вы можете влиять на ваши отношения с родителями. Ведь даже если вы всё ещё их ребёнок, вы уже не ребёнок.

Не совершать старых ошибок

1. Перестаньте пытаться изменить родителей. Вместо этого подумайте, как вы можете изменить своё поведение, чтобы ваши отношения с ними стали лучше.

2. Установите границы для родителей. Только вы сами решаете, что приемлемо, а что нет, в отношении вас и вашей жизни. Но не забудьте сообщить об этом вашей семье.

3. Избегайте старых, неприятных тем, в которых никогда не будет достигнуто согласие. Это просто контрпродуктивно.

4. В случае назревания конфликта или перехода ваших личных границ осторожно напомните родителям, что вы взрослый и имеете право на свои собственные решения. Даже ошибочные.

5. Найдите общие дела, в которых вы можете участвовать с родителями на равных.

6. Когда между вами и родителями возникают проблемы, относитесь к ним как к внешним по отношению к обеим сторонам. Не воспринимайте их слишком близко к сердцу, не старайтесь выиграть битву любой ценой и доказать свою правоту. Это ребячество.

7. Даже если у вас напряжённые отношения с родителями, старайтесь оставаться с ними в контакте. Общайтесь хотя бы через электронную или голосовую почту. Демонстративный бойкот не решает проблем.

8. Не ждите, что мама или папа будут делать что-то за вас. Например, нянчиться с вашими собственными детьми или давать деньги на крупные покупки. Это часть устаревших детско-родительских отношений.

9. Воздержитесь от родительских советов. По крайней мере, не просите их каждый день и по любому незначительному поводу.

10. Вспомните всё хорошее, что родители сделали и продолжают делать для вас. Поблагодарите их за это.

В некоторых случаях эти советы могут оказаться неэффективными. Например, если вы имеете дело с «токсичными» родителями, поведение которых деструктивно и не поддаётся изменению. Если боль от общения с ними выше, чем любая выгода, которую вы от него получаете, это общение лучше прекратить.

Ни одни отношения в жизни не стоят вашего благополучия.

Трудности во взаимоотношениях взрослых детей и их родителей – далеко не редкость. Одной из самых распространенных проблем в данном вопросе является тема так называемой сепарации.

В психологической литературе под сепарацией подразумевается в частности отделение взрослого ребенка от родительской семьи, его становление как отдельной самостоятельной и независимой личности. В некоторых семьях сепарация проходит успешно, но в том случае, если семья функционирует не очень хорошо, то сепарация взрослого ребенка, либо не наступает вовсе, либо проходит с таким сильным напряжением, что отношения между родственниками могут очень сильно нарушаться.

Давайте рассмотрим, как может выглядеть незавершенная сепарация на конкретном примере. А также посмотрим, каков мог бы быть вариант завершения этой сепарации. Также поговорим о том, чем трудна сепарация для родителей, от которых пытается отделиться взрослый ребенок. Для этого вначале нарисуем воображаемый портрет человека, который не смог отделиться от своей матери.

Незавершенная сепарация

Пример

Алексей, мужчина 35 лет. Живет с мамой в двухкомнатной квартире. Был женат 2 года. Во время брака супруги жили вместе с мамой Алексея в одной квартире. Однако в процессе совместной жизни много ссорились. Не могли найти общего языка в вопросе самостоятельной жизни. Алексей никак не мог понять, чем именно недовольна жена, когда она раз за разом выказывала ему желание снять отдельную квартиру.

Его аргумент был таким: «Ну, чем ты недовольна? Еда есть, — мама готовит. Убираться тебе не надо. За квартиру платим все вместе. Расходов меньше. У нас с тобой есть отдельная комната, где мы можем заниматься всем, чем захотим».

Однако, несмотря на такую заманчивую перспективу, напряжение у жены росло. Ссоры становились все более и более частыми. В итоге она не выдержала и уехала к своим родителям. Пожила там какое-то время, и не вернулась к Алексею. Он же в свою очередь не очень сильно горевал. Посчитав, что ему досталась глупая и капризная женщина, он успокоился. На сегодняшний день он встречается с разными женщинами, но серьезных отношений начинать не хочет. Изредка приводит своих избранниц домой, но жить вместе с ними не начинает.

Анализ

Давайте теперь отвлечемся от содержания жизни нашего воображаемого персонажа, и немного проанализируем его ситуацию. Казалось бы, все в порядке, и никаких серьезных трудностей в его жизни нет. В целом, так оно и есть, ведь данный пример является довольно мягким. Он очень характерен для многих мужчин, и выглядит вроде бы не таким уж «криминальным». Однако если углубиться в психологический анализ происходящего, то можно заметить сохраняющуюся тесную связь Алексея с его матерью, и отсутствие готовности к отчаливанию от безопасных берегов материнского дома в широкий океан самостоятельной жизни. Это можно заметить, читая его аргументы, адресованные жене.

Для Алексея абсолютно недоступно осознание того, что отдельная жизнь с женой это вовсе не то же самое, что жизнь с ней же в родительском доме. Когда человек приводит избранницу, или избранника в свою родительскую семью, то он автоматически теряет возможность узнать этого человека более полно. Ведь человек будет вынужден соблюдать правила установленные в этой семье родителями. И вряд ли сможет проявить себя более открыто.

Вообще говоря, для построения семейных отношений этап отдельной и независимой жизни с партнером является весьма важным. На этом этапе партнеры узнают друг друга, устанавливают собственные правила и способы взаимодействия. И если им удается пройти это испытание, то вероятность того, что дальнейшая совместная жизнь будет удачной гораздо выше, нежели в ситуации, когда жизнь пары начинается внутри родительской семьи одного из партнеров.

Если заглянуть немного в будущее Алексея, и предположить, что ему так и не удастся отделиться от матери, то вероятность того, что он сможет построить полноценную и удовлетворяющую семейную жизнь будет довольно мала. Здесь важно понимать, что в случае таких тесных отношений с матерью выход из слияния с ней может приводить к острым эмоциональным вспышкам с ее стороны, разного рода болезням, неосознанно позволяющим матери удерживать сына возле себя.

Движение к сепарации

Но давайте рассмотрим вариант позитивного исхода сепарации. Допустим, Алексею все же удалось понять, что он с мамой в более близких отношениях, чем с женщинами его окружающими. Что будет происходить тогда?

Обычно в семейной психотерапии момент выхода ребенка из семьи считается кризисным. Почему? Все это связано с тем, что, во-первых, изменяется вся структура семьи. И вместе с ней все привычные механизмы взаимодействия. И, во-вторых, родители выпорхнувшего из гнезда «птенца», вынуждены остаться наедине друг с другом.

В таком положении у родителей возникает также довольно острая ситуация. Она заставляет их задаваться трудными вопросами. Для чего мы вместе? Как нам дальше быть вдвоем? И хотим ли мы этого?

Ведь раньше (после рождения ребенка) они плавно перешли из ролей мужа и жены в роли отца и матери. Это позволило им сблизиться за счет воспитания и заботы о ребенке. Когда же ребенок становится самостоятельным и выходит из семьи, родители вынуждены больше заниматься своими отношениями, а не заботой о ребенке. Тогда-то и начинаются проблемы и вопросы: любят ли они все еще друг друга, хотят ли быть вместе.

Очень часто интуитивно родители предчувствуют, что без ребенка их брак рухнет. В таком случае родители неосознанно могут удерживать ребенка внутри семьи, не позволяя ему отделяться. Все это можно сделать, например, внушая ребенку чувство несостоятельности, беспомощности, ужасности и опасности внешнего мира.

Если вернуться к случаю Алексея, то можно заметить, что в ситуации его ухода из семьи, мама остается одна. И тогда она сталкивается со многими болезненными переживаниями, свойственными одинокому человеку. Если человек не до конца созрел, то чувство одиночества может быть для него невыносимым. В результате Алексей внутри его родительской семьи играет сразу несколько ролей. Он одновременно и сын, и муж. Именно позиция мужа, которую он неосознанно берет на себя в отношениях с матерью и мешает ему строить близкие отношения с женщинами.

Мысли вслух

Есть еще масса вопросов, о которых можно было бы продолжать говорить. Как быть матери? Что помогло бы выдержать это переживание одиночества? Каким образом выстраивать отношения в дальнейшем? Ведь сепарация — это не только начало жизни вне родительской квартиры, а внутреннее перестроение отношений с близкими. В этой статье мы посмотрели на сепарацию глазами ребенка. Взгляд на ситуацию глазами родителя требует отдельного текста.

Резюме

Давайте подведем краткий итог. Здесь мы постарались оживить понятие сепарации, показать на примере жизни конкретного человека то, как может выглядеть успешная и не успешная сепарация. А также мы немного затронули вопрос кризиса во взаимоотношениях родителей, наступающего в момент сепарации ребенка. Конечно же, простого выхода из трудной ситуации сепарации не существует. Сепарация – это большая жизненная задача каждого человека. И в зависимости от того, как он решает ее для себя, во многом зависит качество его дальнейшей жизни, а также удовлетворенность собой и близкими отношениями.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *