Современные английские писатели

Современные английские писатели

Иэн Макьюэн, «Амстердам»

Макьюэн мастерски сочетает лаконичную манеру повествования с непредсказуемым финалом. В центре его истории — два друга, редактор популярной газеты и композитор, сочиняющий «Симфонию тысячелетия». Правда, от их дружбы не осталось практически ничего, одна скрытая злость и обиды. Стоит прочитать, чтобы узнать, чем закончилось противостояние старых товарищей.

Купить книгу

Джулиан Барнс, «Англия, Англия»

В эту подборку мы включили самый английский роман писателя, в котором он пытается объяснить, что такое старая добрая Англия. События разворачиваются на острове-аттракционе Уайт, где собраны всевозможные стереотипы о стране: монархия, Робин Гуд, The Beatles, пиво… Действительно, зачем туристам современная Англия, если есть миниатюрная копия, объединяющая в себе всё самое интересное?

Купить книгу

Антония Байетт, «Обладать»

Роман о любви викторианских поэтов XIX века, которая переплетается с историей современных учёных. Книга для интеллектуального читателя, который получит удовольствие от богатого языка, классических сюжетов и многочисленных аллюзий к культурным и историческим явлениям.

Купить книгу

Джонатан Коу, «Какое надувательство!»

Коу долгое время сочинял джазовую музыку, что отразилось на его литературном творчестве. «Какое надувательство!» сродни импровизации, это смелый и неожиданный роман.

Майкл, писатель средней руки, получает возможность изложить историю богатого и очень влиятельного семейства Уиншоу. Проблема в том, что эти алчные родственники, завладевшие всеми сферами общественной жизни, отравляют жизнь другим людям и не вызывают симпатии.

Купить книгу

Дэвид Митчелл, «Сон №9»

Если вы смотрели «Облачный атлас», то знайте: эту невероятную запутанную историю придумал Дэвид Митчелл. Но сегодня рекомендуем взяться за чтение другого, не менее интересного романа.

«Сон №9» часто сравнивают с лучшими работами Харуки Мураками. Молодой парень Эйдзи приезжает в Токио на поиски отца, которого никогда не видел. За восемь недель в мегаполисе он успел найти любовь, попасть в лапы к якудза, помириться с матерью-алкоголичкой, найти друзей… Вам предстоит самому разобраться, что из этого происходило наяву, а что — во сне.

Купить книгу

Стивен Фрай, «Теннисные мячики небес»

«Теннисные мячики небес» — современная версия «Графа Монте-Кристо», дополненная новыми деталями и смыслами. Хотя сюжет нам известен, оторваться от чтения просто невозможно.

Главный герой — студент Нед Маддстоун, у которого в жизни всё складывается лучше некуда. Он красив, умён, богат, воспитан, из хорошей семьи. Но из-за дурацкой шутки завистливых товарищей вся его жизнь кардинально меняется. Нед оказывается заперт в психиатрической лечебнице, где живёт только одной целью — выбраться, чтобы отомстить.

Хелен Филдинг, «Дневник Бриджит Джонс»

Роман о жизни 30-летней Бриджит Джонс популярен во всём мире. Отчасти благодаря голливудской экранизации с Рене Зельвегер и Колином Фёртом в главных ролях. Но по большому счёту из-за взбалмошной и такой очаровательной Бриджит. Она считает калории, пытается бросить курить и меньше пить, переживает неудачи в личной жизни, но всё равно с оптимизмом смотрит в будущее и верит в любовь.

Бывают книги, которым прощаешь и простоту сюжета, и банальность сцен, и глупые совпадения просто потому, что в них есть душевность. «Дневник Бриджит Джонс» — тот самый редкий случай.

Купить книгу

Джоан Роулинг, серия о Гарри Поттере

История о мальчике со шрамом — настоящий культурный феномен. Первую книгу «Гарри Поттер и философский камень» отвергли 12 издательств, и только маленькое Bloomsbury на свой страх и риск решило её издать. И не прогадало. «Гарри Поттера» ждал оглушительный успех, а саму Роулинг — любовь читателей по всему миру.

На фоне магии и волшебства речь идёт о вещах знакомых и важных — дружбе, честности, смелости, готовности прийти на помощь и противостоять злу. Потому выдуманный мир Роулинг увлекает читателей любого возраста.

Купить книгу

Джон Фаулз, «Коллекционер»

«Коллекционер» — самый пугающий и одновременно захватывающий роман Джона Фаулза. Главный герой Фредерик Клегг любит собирать бабочек, но в какой-то момент решает добавить в свою коллекцию милую девушку Миранду. Эту историю мы узнаём со слов похитителя и из дневника его жертвы.

Купить книгу

Нил Гейман, «Американские боги»

Гейман создал вымышленный мир, в котором живут боги из мифов и легенд разных народов. В Америку их привезли с собой первые иммигранты, которые приехали сюда за лучшей жизнью. Отчасти это связано с биографическими событиями: идея романа появилась у англичанина Геймана, когда он переезжал в США.

Сюжет закручен вокруг парня по имени Тень Мун, который выходит из тюрьмы и моментально оказывается в центре конфликта между Старыми и Новыми богами.

Купить книгу

Это список художественной литературы про Великобританию и Англию в частности, английских королей, быт англичан. Если вы хотите иметь представление о том, кто из королей за кем следовал, кто был чей сын/дочь – этот список для вас. В списке будет представлена краткая аннотация к книге, но опять же с точки зрения хронологии и отношении между королями, их предшественниками, наследниками.
1. Вальтер Скотт. Дедушкины рассказы. История Шотландии (глава I. Как Шотландия и Англия стали отдельными королевствами)
Первая глава дедушкиных рассказов (их писал Вальтер Скотт для своего внука) в милой, доступной и интересной манере повествует о том, как зарождалась Британия, о племенах ее населявших и образовании королевств Англия, Шотландия и Уэльс. Если вы интересуетесь Великобританией, то этот коротенький экскурс даст вам необходимый минимум полезной и интереснейшей информации.
2. Айзек Азимов. История Англии. От ледникового периода до Великой хартии вольностей.
Чудеснейшая книга об истории Англии и народов, ее населявших, начиная с ледникового периода, завоевания викингами, римлянами, затем англами, саксами и ютами и завершая норманнами. Емкая, интересная и доступная информация о саксонских королях и начала нормандской династии.
3. Эдвин Хартленд. Легенды старой Англии.
«Для того, чобы понять какой-то народ, нужно сначала изучить его сказки и мифы».
Мифы, легенды, сказки и саги старой Англии начиная еще со времен англосаксонских королей. Прочитав все эти сказки, я увидела много схожего и с нашими сказками, а прочитав «Мелкого торговца из Суоффема», я поняла что «Алхимик» Пауло Коэльо не есть его вымысел…
4. Анна О’Брайен. Меч и корона.
Это книга об удивительной королеве – Элеоноре (Алиеноре) Аквитанской. Элеонора была выдана замуж за франкского короля Людовика VII, относящегося к династии Капетингов (тогда государства Франции как такового не было). Этот брак был очень выгоден франкам, так как земли Аквитании, приносимые в приданое герцогиней Аквитанской, значительно превышали территорию тогдашней «Франции». Однако король Людовик предпочитал лоно церкви ложу королевы, и в результате Элеонора добилась не только развода, но и возврата себе всех принадлежащих себе ранее земель – Аквитании. Следующим ее мужем стал Генрих Анжуйский — будущий король Англии Генрих II Плантагенет. От этого брака у нее родилось 5 сыновей, среди которых — следующий король Англии Ричард Львиное Сердце.
5. Кен Фоллетт. Столпы земли.
Действие исторического романа происходит во время правления английского короля Генриха II Плантагенета на фоне воздвигаемого величественнейшего собора – прототипа Солсберийского собора. Интриги, перипетии, быт сельской Англии XII века, любовь и ненависть, порядочность и коварство.
6. Морис Дрюон. Проклятые короли.
Это серия из семи замечательнейших книг:
6.1. Железный король,
6.2. Узница Шато-Гайара,
6.3. Яд и корона,
6.4. Негоже лилиям прясть,
6.5. Французская волчица,
6.6. Лилия и лев,
6.7. Когда король губит Францию.
Повествование начинается с окончания правления французского короля Филиппа IV Красивого (Капетинга).
У Филиппа Красивого было 3 сына (Людовик, Филипп и Карл), а также младшая дочь – Изабелла, которую выдали замуж за английского короля Эдуарда II (сына Эдуарда I Длинноногого, покорившего Шотландию и Уэльс). В результате трое сыновей довольно быстро сменяют друг друга на французском престоле, пока род Капетингов не пресекается. Дальнейшие события послужили началом столетней войне между Англией и Францией. Дело в том, что в то время, как французы решили, что трон наследовать должен сводный брат Филиппа Красивого Карл Валуа — основатель будущей династии (Сыновья Филиппа Красивого не оставили после себя наследников мужского пола), у дочери Филиппа Красивого — Изабеллы-королевы Англии родился сын, ставший прямым наследником по мужской линии.
7. Кен Фоллетт. Мир без конца.
Англия. XIV век. Время начала Столетней войны, эпидемии чумы, блеска и роскоши двора Эдуарда III и превращения небольшой страны в самую могущественную державу Европы. Между действиями, описываемыми в этой книге и «Столпах земли» проходит 150 лет. Конечно, эти книги можно и скорее нужно читать одну за другой, однако для желающих я разместила их вместе с другими книгами в хронологическим порядке. Действие книги происходит в том же городке Кингсбридж, где был построен собор.
8. Уильям Голдинг. Шпиль.
Англия XIV века. Настоятель собора – прототипа собора в Солсбери (с его высоким шпилем) — находится во власти навязчивой идеи о собственной «миссии», состоящей в необходимости воздвигнуть 400-футовую башню со шпилем над церковью. Коллеги и строители пытаются отговорить священника, указывая на огромные расходы, а также на расчёты, согласно которым конструкция не выдержит дополнительного веса; прихожане, большей частью невежественные и безнравственные, открыто потешаются над «глупой прихотью Джоселина». Удивительный, психологический рассказ, главным героем которого является собор.
«Перед ним было окно, распахнутое, залитое светом. Что-то рассекало его. Какая-то черта, а вокруг была синева неба. Недвижная и неслышная, эта черта с безмолвным криком возносилась ввысь, куда-то в самое небо.
— Рухнул?
— Нет еще».
9. Филиппа Грегори. Хозяйка дома Риверсов.
История удивительной женщины, состоящей в родстве почти со всеми королевскими династиями в Европе – Жакеты Люксембурской, Речной леди. После смерти своего первого мужа – Джона Ланкастера – Жакета вопреки приличиям вышла замуж за камергера Ричарда Вудвилля, человека из нижнего сословия, который доставил ее, молодую вдову к английскому двору, где Жакета стала придворной дамой Маргариты Анжуйской – королевы Англии и жены Генриха VI Ланкастера. Это был брак по большой любви. Жакета родила Ричарду 16 детей, старшая же дочь – Елизавета — станет следующей королевой Англии.
10. Филиппа Грегори. Белая королева.
Период войны Кузенов, Алой и Белой розы (Ланкастеров и Йорков). Муж Елизаветы Грей (в девичестве Вудвилль) погибает в сражении и за то, что семья поддерживала сторону Ланкастеров, Елизавету лишают земель. Желая вернуть свои земли молодая Елизавета, взяв с собой своих сыновей, пошла на дорогу, по которой должен был проехать молодой Йорк – король Англии Эдуард IV и встала в ожидании под дубом. Во время встречи между молодыми людьми вспыхивает любовь. Эта книга познакомит вас со всеми известными людьми того времени: Графом Уорвиком – знаменитым делателем королей и его двумя дочерьми Изабеллой и Анной Невилл (будущей женой короля Ричарда III), братьями короля Джорджем (который впоследствии утопился в бочке с мальвазией) и Ричардом – будущим королем Англии Ричардом III, Генрихом VI Ланкастером и его женой Маргаритой Анжуйской и многими другими.
11. Филиппа Грегори. Алая королева.
Действия этого романа развиваются параллельно с событиями, описываемыми с книге «Белая королева». Только здесь мы находимся по другую сторону баррикад – в лагере Ланкастеров. Маргарита Бофор, крайне набожная женщина, всегда знала, что ее предназначение – произвести на свет будущего короля Англии. Являясь троюродной сестрой короля Генриха VI Ланкастера, который ныне свергнут, и его преемницей, она представляет угрозу Йоркам, поэтому ее выдают замуж за Эдмунда Тюдора (уроженца Уэльса), которого вместе с его братом Джаспером король Генрих VI признал членами королевской семьи (Дело в том, что Эдмунд и Джаспер Тюдоры являлись единоутробными братьями королю Генриху. Их отцом был Оуэн Тюдор – любовник английской королевы Екатерины Валуа после смерти ее мужа Генриха V). Всеми силами Маргарита Бофор добивается того, что ее единственный сын Генрих становится следующим королем Англии – Генрихом VII (будущим отцом Генриха VIII), взяв в жены старшую дочь Елизаветы Вудвилль – Елизавету.
12. Анна О’Брайен. Невинная вдова.
Книга повествует о малоизученной личности, живущей в эпоху войны «Алой и Белой розы» — Анне Невилл, дочери графа Уорвика – знаменитого делателя королей. Ослепленный жаждой власти, граф Невилл выдает свою старшую дочь Елизавету за среднего брата короля Эдуарда IV Джорджа, который к ней равнодушен. В раннем детстве Анна воспитывалась вместе с младшим братом короля Ричардом и между ними, как предполагает автор, пробежала искра. Это рассказ о нелегкой судьбе Анны, которая становится в результате женой Ричарда III и королевой Англии.
13. Филиппа Грегори. Первая роза Тюдоров или Белая принцесса.
В битве при Босуорте претендент на английский престол Генрих Тюдор побеждает Ричарда III и становится королем Англии Гернихом VII. Окруженный со всех сторон Йорками, он, хоть и победитель, вынужден закрепить за собой этот трон, взяв в жены йоркскую принцессу Елизавету. Как королева, Елизавета не имеет никаких прав при дворе, которым целиком заправляет ее свекровь Маргарита Бофор. Но мягкий нрав и верность мужу и трону Елизаветы помогают ей выживать при дворе и в стране, в которой вот-вот может снова вспыхнуть восстания в поддержку Алой или Белой розы. Елизавета рожает Генриху VII двоих сыновей Артура и Гарри, который станет впоследствии королем Генрихом VIII.
14. Филиппа Грегори. Вечная принцесса.
Король Англии Генрих VII Тюдор решил женить своего старшего сына Артура на одной из дочерей Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского – Каталине. Каталина, дочь таких великих людей, освободивших Испанию от 750-летнего мавританского владычества, знала себе цену и с детства привыкла видеть себя принцессой Уэльской. Однако после нескольких месяцев брака ее пятнадцатилетний супруг Артур умирает от горячки — частой в то время болезни – «английский пот». Принимается решение выдать ее замуж (поскольку Каталина Арагонская заявила, что брак не был консуммирован) за младшего брата Артура – Гарри, которого его бабушка – Маргарита Бофор, женщина набожная – строго воспитывала и готовила к принятию духовного сана. Эта книга – история раннего правления короля Генриха XVIII – веселого, добродушного, умного, талантливого, одаренного, красивого юноши.
15. Филиппа Грегори. Другая Болейн.
Получив от брака с Екатериной Арагонской лишь дочь Марию, все еще молодой Генрих VIII задумывается о продолжении рода. Будучи человеком умным, он ценил это качество и среди своих придворных, в том числе и у женщин. При дворе такая женщина была единственная – Анна Болейн (из семейства Говардов). Однако Анна обладала непомерными амбициями и роль королевской любовницы ее не устраивала. Книга рассказывает о том, каким образом в Англии зародилась Реформация.
16. Филиппа Грегори. Наследство рода Болейн.
Намучившись с ветреной Анной Генрих VIII ударился в другую крайность – женился на Джейн Сеймур – представительнице другого, соперничающего с Говардами, семейства Сеймур. Однако это брак был недолгим – Джейн умерла после родов, дав Генриху наследника престола – будущего короля Англии Эдуарда VI.
Книга рассказывает о четвертой жене Генриха VIII – Анне Клевской. Ее портрет так понравится королю, что он решил жениться на ней «заочно». Однако при встрече король был, мягко говоря, разочарован. Он прилагает все усилия к тому, чтобы снова добиться развода или аннулировать брак. В это время жизнь Анны висит на волоске, поскольку Генриху все средства хороши.
Добившись своего, Генрих женится снова на «девушке от Говардов» — Екатерине – придворной даме Анны Клевской. Однако девицы из рода Говардов мало дружат с головой, что не помешало бы при дворе вспыльчивого, да и просто опасного короля Генриха VIII…
17. Ф. Мюльбах. Шестая жена короля Генриха VIII
Книга повествует о последней жене Генриха VIII – Екатерине Парр. Это рассказ о борьбе между католиками и протестантами в Англии. Представители этих религий хотят иметь влияние на короля, однако еще большее влияние на него может оказывать его новая, молодая и мудрая жена, которая становится для них угрозой.
18. Элисон Уир. Трон и плаха леди Джейн.
Джейн Грей – невинное шестнадцатилетнее дитя, поплатившееся жизнью из-за амбиций своих родителей. Генри Грей был потомком Елизаветы Грей (в девичестве Вудвилль) от ее первого брака с Джоном Греем. Амбициозные родители, всю жизнь мечтавшие о наследнике-сыне, были вечно недовольны своей дочерью. Однажды им приходит в голову мысль сделать Джейн королевой Англии. Им это удается, но только на 9 дней.
19. Филиппа Грегори. Королевская шутиха.
Англия середины XVI века. За престол бьются Мария (дочь Генриха VIII и Екатерины Арагонской) и Елизавета (дочь Анны Болейн). Историю этих интересных женщин мы видим глазами Ханы – королевской шутихи.
20. Кэролли Эриксон. Мария кровавая.
Мария, дочь Генриха VIII от его первого брака с Екатериной Арагонской, воспитывалась как католичка. После смерти молодого короля и ее сводного брата от Джейн Сеймур, Эдуарда VI, Мария наследует престол. В стране в это время уже была проведена Реформация церкви. Мария не хотела предпринимать жестких мер к «еретикам». По натуре это была тихая, ранимая женщина, которую с детства жестокий отец, увлекшись Анной Болейн, разлучил со своей материю. Мария хотела любви, брака, детей. Однако судьба была жестокой по отношении к Марии с самого детства. Мария, как и ранее ее отец, влюбилась в портрет испанского короля Филиппа II, выбрав, таким образом, его себе в мужья. Холодность мужа, череда ложных беременностей, тяжелая обстановка в стране сделали эту несчастную женщину известной впоследствии как Кровавая Мэри, не хотевшей ни себе, ни всем сожженным ею ради благосклонности мужа-католика людям такой участи.
21. Филиппа Грегори. Любовник королевы.
История великой королевы Англии Елизаветы I и ее отношениях с Робертом Дадли, другом детства и блестящим политиком.
22. Филиппа Грегори. Земные радости.
Елизавета I не оставляет после себя наследников, поэтому своим преемником она назначает сына Марии Стюарт Якова. В саду советника короля Якова Роберте Сесиле трудится искусный садовник Джон Традексант. Вскоре власть быстро сменяется и на престол восходит Карл I, которым управляет его фаворит и любовник, очаровательный герцог Бекингем. Последний, в свою очередь, решает заполучить себе великого мастера Джона Традексанта. Это удивительная книга о садовом искусстве, фанатизме, одаренности и умении самого Традексанта, глазами которого мы наблюдаем за придворной жизнью, вместе с ним участвуем в войне с французами, совершаем путешествия и впадаем в греховную любовь…
23. Филиппа Грегори. Земля надежды.
Это история о сыне королевского садовника Джона Традесканта — Джее Традесканте. От отца он унаследовал чудесную коллекцию растений, однако в период гражданской войны цветы мало кого интересуют. И Джей, оставив свою жену и, по сути, сбежав, отправляется в Виргинию под предлогом поиска новых растений. Здесь он влюбляется в индейскую девушку и становится членом племени. Однако внутренние противоречия, постоянная неуверенность в себе и своих чувствах не дают покоя Джею. Он оставляет свою новую жену и возвращается в Англию к старой. Несмотря на постоянные метания главного героя, это, несомненно, интересная книга.
24. Кейт Фокс. Наблюдая за англичанами. Скрытые правила поведения.
Чудесная, изумительная книга об англичанах! Ее автор, социолог, Кейт Фокс, проводя исследование над своими соотечественниками, провоцирует их в различных жизненных ситуациях с тем, чтобы подтвердить или опровергнуть те или иные стереотипы об англичанах. Постоянно попадая с курьезные ситуации, Кейт Фокс с юмором описывает все свои выводы. Must Read!
25. Энтони Майол. Эти странные англичане.
Занимательная книга об англичанах, их привычках и быте.
26. Джорж Оруэлл. Англичане.
Эта книга не менее интересна, однако представляет собой аналитическую, серьезную работу об английском менталитете. Очень легко читается и очень познавательна.
27. Джереми Диксон Паксман. Англия: Портрет народа.
Очередная информативная книга об англичанах, их становления как нации, привычках, видениях.
Несомненно, это не полный перечень всех интересных книг, написанных об Англии, английских королях и самих англичанах. Немало книг посвящено Шотландии и Уэльсу, но они заслуживают отдельного списка.

Tags: Англия, Великобритания

Редакция BBC Culture critics провела масштабный опрос среди мировых литературных критиков. Известные редакторы и журналисты книжной тематики должны были назвать лучшие романы 21 века, опубликованные после 1 января 2000 года. Критики назвали 196 лучших книг современности. Среди них выбрали 12 романов, за которые отдали больше всего голосов.

Джуно Диаз «Короткая фантастическая жизнь Оскара Вау», 2007

Первое место и больше всего голосов получил дебютный роман Джуно Диаза, американского писателя доминиканского происхождения, о чудаке Оскаре, который мечтает стать доминиканско-американским Толкиеном и найти любовь. «Мне было нелегко влюбиться в книгу, в которой ДНК состоит из научной фантастики, фэнтези и тестостерона», — говорит редактор литературной рубрики The Chicago Tribune. «Оскар Вау подтверждает прочную связь латиноамериканцев с собственной культурой, языком и историей. Но также в книге говорится: «Кто такие американцы? Что значит пережить американский опыт?», — комментирует Ригоберто Гонзалез. Критик и драматург Грегг Барриос соглашается: «Диаз умело сочитает доминиканскую историю, комиксы, sci-fi, магический реализм и примечания, и все это работает. Оскар-ботаник и рассказчик, книжный мачо Юниор такие аутентичные, как Портной Рота, Кролик Апдайка, Оги Беллоу или Игнатиус Тула».

Эдвард П. Джонс «The Known World» («Известный мир»), 2003

Действие романа происходит в 1955 году на плантации Генри Таунсенда, раба в прошлом, а сейчас рабовладельца. «Известный мир» — это триумф эмпатии и сострадания. Он погружает читателя в период сложных времен, не давая простых выводов. Чувствуя близкую смерть, Таунсенд обдумывает судьбу своих 50-акровых плантаций в Вирджинии, и обращается с рабами, так, как учил его наставник и бывший его владелец. «Известный мир» — это лучший американский роман современности, опубликованный в XXI веке — несравненная работа о человеческом опыте и выживания во времена американского рабства», — отмечает критик Уолтон Муюмба, автор The Shadow and the Act.

Хиллари Мантел «Волчий зал/Вулфхол» 2009

Сага британской писательницы Хиллари Мантел об одной из интерпретаций событий XVI века с перспективы Томаса Кромвеля (вместе с Генри VIII, как вспомогательным героем) получила Букеровскую премию и премию National Book Critics Circle, была адаптирована для театра и экранизирована BBC в виде мини-сериала. «Чрезвычайно прекрасный перевод истории, которую уже неоднократно рассказывали, проиллюстрирована безупречной экспертизой власти из-за роста авторитета Томаса Кромвеля», — отмечает Karen R Long, редактор Seattle Times. «Я еще никогда не была так погружена в мысли героя, несмотря на время и место событий», — добавила Mary Ann Gwinn редактор Well Read TV.

Мерилейн Робинсон «Gilead» («Гилеад»), 2004

Еще один победитель Пулитцеровской премии от имени Реа Джона Эмзао, священника из маленького города в Айове. Он рассказывает о своей жизни и антирабовладельческой традиции своему сыну очень лирическим языком. Эта книга является первой из трилогии Робинсон, вместе с «Домом» и «Лилой». «Не знаю лучшего современного романиста, кто писал бы более серьезно и глубоко о религиозной вере, которая стала почти темой табу в современной литературе», — комментирует критик Даун Раффел.

«Робинсон одновременно и автор» идей «, и замечательный стилист в прозе, она исследует сложные вопросы внутри интимного пространства семьи и сообщества. А еще она очень хороший рассказчик «, — добавляет Карен Р. Лонг, менеджер премии the Anisfield-Wolf book awards. Эта скромная история нескольких поколений внушает желание и делает возможным духовную жизнь в 21 веке, как одно из чудес. «Гилеад» будут читать еще и через 100 лет, убеждены критики.

Джонатан Франзен «Поправки», 2001

Сага на грани о нескольких поколениях, победитель US National Book Award, стала одним из первых романов тысячелетия, который смог изобразить дух времени. Альфред и Энид Ламберт, и трое их детей пытаются собраться на Рождество в конце 20 века. Папина болезнь Паркинсона прогрессирует, а США на пороге экономического кризиса.

«Чрезвычайный третий роман Франзена — чудо голосов, характеров и столителинга одновременно эпический и интимный», — считает колумнист New York Times Кармела Киарару. «Франзен обеспечивает себе место главного американского писателя», — считает Лори Гертцель, главный редактор the Minneapolis Star-Tribune. Этот большой, растянутый, полный роман затрагивает одни из самых важных тем первых лет этого тысячелетия, в частности экономику, конфликт между родителями и взрослыми детьми, и старения общества в частности.

Майкл Чабон «Приключения Кавалера и Клея», 2000

1939, Джо Кавалер, художник типа Гудини, убегает из оккупированной нацистами Праги и оказывается в Нью-Йорке. Вместе с двоюродным братом из Бруклина Сэмми Клеем он придумывает супергероя Эскаписта и начинает золотую эру комиксов. «Романы Чабона — вместительные, объемистые и имеют много историй в себе, прекрасно написаны, и эмоционально богатые, к тому же исторически и морально глубокие», — считает редактор Booklist Донна Симен.

Этот роман также может быть мостом между 20 и 21 веками в перспективе Второй мировой войны и рождении супергероев и комиксов, потенциальных мифологизированных героев для массового читателя. Романы Чабона оказали влияние на другие литературные работы 21 века. Но среди них наиболее отличаются «Приключения Кавалера и Клея» — вневременное исследование нашей склонности к войнам и ненависти, нашей потребности в историях и существовании магической суперсилы.

Дженнифер Эган «Визит отряда головорезов», 2010

Размышления о времени, славее и музыке в стиле Пруста выиграли the National Book Critics Circle и премию Пулитцера. «Время — это хитрый головорез, то, что вы постоянно игнорируете, потому настолько заняты, что нет времени на головорезов, которые прямо перед вами», — говорит Эган. Она строит повествование вокруг продюсера панк-рокера Бенни Салазара, его вороватого ассистента Саши и круга насмешников, падших людей и дармоедов. Колетт Банкрофт, книжный редактор The Tampa Bay Times, дает первое место Эган не только из-за того, что она прекрасно написана в экспериментальной манере, но и потому, что 21 век это главная тема романа. Эган сопоставляет литературные сюжеты, неумолимый путь от молодости к старению, исследованию способов, которые быстро меняют человеческие опыты. Этот роман пророческий, странный, мудрый и просто прекрасно читается. В Украине роман вышел в переводе Софии Андрухович.

Бен Фунтейн «Долгая прогулка Билли Линна в перерыве футбольного матча», 2012

Дебютный роман, победитель National Book Critics Circle award, отличается от других «мудрой и искренней веселостью», считает критик Стивен Дж. Келмана. Восемь американских новобранцев только после перестрелок в Ираке, в которой один из их товарищей погиб, а другой стал инвалидом, становятся телевизионными героями на канале Fox News. Их двухнедельный тур заканчивается салютом после первой половины матча на игре Даллас Ковбойз. Фунтейн затрагивает темы избыточности Техаса, американского футбола, бизнеса и войны, и дает нам услышать 19-летнего рассказчика, Билли Линна, со смесью похоти, ослепленности и посттравматического психического расстройства в голове. «Это очень странно, — говорит болельщик Даллас Ковбойз — быть награжденным за худший день в твоей жизни».

Иэн Макьюэн «Искупление», 2001

Прекрасно написанный роман Макьюэна рассказывает о событиях, которые начинаются одного летнего дня в 30-х годах 21 века, когда 13-летняя Бриони показывает своей матери только что написанную пьесу. Она должна быть инсценирована в следующий вечер вместе с тремя двоюродными сестрами. В этот вечер Бриони становится свидетелем, как на ее 15-летнюю кузину кто-то нападает в темном лесу. Она свидетельствует, что это был Робби бойфренд ее сестры с Кембриджа, и сын горничной. Он попадает в тюрьму. Во второй части Макьюэн описывает эвакуацию Данкирка в 1940 году, и Робби среди спасшихся. Поняв, что она разрушила жизнь сестре и Робби, Бриони идет работать медсестрой во время бомбардировки Лондона. Роман был экранизирован с Кирой Найтли и Джеймсом Макэвоем в главных ролях.

Чимаманда Нгози Адичи «Половина желтого солнца», 2006

В своем дерзком и причудливом втором романе, Адичи, опираясь на прошлое своего рода, рассказывает о гражданской войне в Нигерии, о том, как в 1967 году народ Игбо решил отделиться от остальной страны. Ее дед в те времена погиб в лагере для беженцев. История рассказывается с перспективы сестер-двойняшек Оланны и Кайнене, и 13-летнего слуги Ричарда, британского экспатрианта, который влюблен в Кайнене. Еще одним героем является бойфренд Оланны, который поддерживает сецессию. «Роман Адичи — это проявление силы, творческой и интеллектуальной», — считает критик Уолтон Муюмба. «Это также серьезный роман о политике и любви во время войны».

Зеди Смит «Белые зубы», 2000

Смит, 23-летний вундеркинд, поразила литературный мир своим первым романом, который демонстрирует авторское остроумие и размах. «Белые зубы» получили Уитбредовскую и премию Гардиан за дебютную книгу, рассказывают о жизни в Лондоне, двух друзей со времен Второй мировой войны — Арчи Джонс и Самала Икбала, и их семьях. Начинает книгу Арчи, который только что развелся со второй женой. Он решает покончить жизнь самоубийством в день Нового 1975 г., в машине, припаркованной перед мясным магазином, который продает халяльное мясо. «Белые зубы» рассказывают через яркие сцены и персонажей о постколониальном мультикультурном Лондоне 21 века.

Джеффри Еугенидес «Middlesex» («Средний пол»), 2002

«Я родился дважды: первый раз, девочкой, в Детройте, в январе 1960; а потом снова, мальчиком-подростком, в отделении неотложной помощи вблизи города Петоски, в Мичигане, в августе 1974-го «. Так начинается роман Еугенидеса. В 14 Каллиопе Стефанидес поняла, что страдает от редкой рецессивной мутации, что делает ее псевдогермафродитом. Понимая, что у нее «мужской мозг», начинает себя называть «Кал». Очень ярким языком Еугенидис рассказывает о судьбе и воле на примере взросления Кала и истории об успешном предпринимательском росте его родителей, Дездемоны и Лефти. Они конечно также имеют свой генетический секрет. В конце концов необычное состояние Кала дарит ему мифический подарок — «способность общаться между полами, видеть мир с перспективы сразу обоих полов, а не одной отдельной». «Средний пол» объединяет в себе популярность среди критиков и коммерческий успех, получив Пулитцеровскую премию и разойдясь миром миллионами экземпляров.

ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА

Татьяна КРАСАВЧЕНКО – доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник отдела литературоведения Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) Российской академии наук, член Союза писателей, литературный переводчик. Автор книги «Английская литературная критика ХХ века» (1994), многих статей по английской литературе, прежде всего XX–XXI вв., и литературе русской эмиграции первой волны, составитель, переводчик, автор послесловия и комментариев в книге Т.С. Элиот «Избранное: Эссе о религии, культуре и литературе» (2004), под её общей редакцией в издательстве «Эллис Лак» в 2009 г. вышло 5-томное собрание сочинений Гайто Газданова.

– Татьяна Николаевна, что следует иметь в виду, говоря о современной литературе Великобритании?
– Обычно подразумеваются произведения одного-двух последних десятилетий, но, по сути, это более объёмное явление – речь идёт о литературе после Второй мировой войны, когда Великобритания перестала быть империей и стала просто страной, «как все». Изменились уклад национальной жизни, а с ним и психология – в сущности литература осмысливает это по сей день. Порой британцы включают в свой круг и писателей Содружества, о чём свидетельствует, в частности, присуждение им самой престижной британской – Букеровской – премии. Например, её дважды получали южноафриканский писатель Д.М. Кутзее и австралиец Питер Кэри. Далее я буду говорить о прозаиках, пишущих на английском языке и, как правило, живущих (или живших) и творчески сформировавшихся в Великобритании; о поэзии и драме – особый разговор.
– Какие заметные события произошли в последние двадцать лет в английской литературе?
– Наиболее значительные и известные романисты этого периода – Йен Макъюэн, Мартин Эмис, Джулиан Барнс и, возможно, Себастьян Фолкс. Тут важно учесть иную, чем в русской литературе, систему координат (по крайней мере до недавнего времени). Английский читатель не видит в писателе «мудреца», «пророка», не ждёт от него «социальных прозрений». Вообще, мне кажется, в Великобритании писатели с явным социальным темпераментом, как Дорис Лессинг (Нобелевская премия, 2007), озабоченная судьбами этого «безумного мира» («Играя в игры», 1995; «Мара и Дэн», 1999; «Бен, в этом мире», 2000), – не типичное британское явление. В литературе последних лет нет романов о крушении империи, о мучительном изживании британцами имперского комплекса – таких как «Раджийский квартет» (1966–1975) Пола Скотта и его роман «Остаться до конца» (1977) или «Имперская трилогия» (1970–1978) Д.Г. Фаррела. Читатели и обратили-то внимание на П. Скотта лишь после присуждения ему в 1977 г. Букеровской премии. Английская литература (я имею в виду литературу, создаваемую на английском, эпитет «британская» – скорее, политический) вообще очень «непрямолинейна». К тому же ей требовалось время – перевести дыхание, «осмотреться» и осмыслить «храбрую новую жизнь» – тут не только распад империи, но и глобализация, возникновение однополярного мира, что отнюдь не вызвало восторгов в Великобритании.
– И всё-таки кто наиболее остро реагирует на актуальные проблемы современности?
– Пожалуй, Мартин Эмис. Он пишет о главных ценностях «нашей релятивистской эпохи» – успехе, деньгах, информации как о деструктивных силах. В его, вероятно, лучшем романе «Деньги. Записки самоубийцы» (1985) гротескно изображён «массовый» человек, одержимый желанием разбогатеть. А современная литература в романе «Информация» (1995) предстаёт как коммерческое предприятие, где важно знать книжный рынок, иметь хорошего агента, связи с издательствами. Автобиография «Опыт» (2000) – это своего рода автопортрет на рубеже тысячелетий и вариация на тему о конечности и хрупкости человеческой жизни. Последнее время М. Эмиса (как в своё время и его отца Кингсли Эмиса) влечёт к себе трагическая история России и тема жестокости как ещё одной разрушительной силы современной цивилизации. Об этом – эссе о Сталине «Ужасный Коба: смех и двадцать миллионов жизней» (2002) и роман «Дом свиданий» (2006) – история двух братьев в сталинском концлагере. Очевидно, писатель – западный интеллектуал пытается выйти «за свои пределы» – постичь боль «других», Россия трогает, потрясает его, но впечатление в целом – «инфантильной» игры в «серьёзные игры», трагедия – не его жанр. Эмис – неровный писатель, кто-то восхищается им (известный английский критик Терри Иглтон назвал его «звездой литературного Лондона»), а кто-то считает его отвратительным – шокируют его гротескная манера, «чёрный юмор», сленг.
– Какие произведения пользуются наибольшим успехом у англичан?
– Английский читатель, на мой взгляд, привык к психологическому роману нравов, характеров (как правило, с комедийным, сатирико-юмористическим началом) – о жизни «микросоциальной группы людей» (усадьба, городок, семья, круг друзей), к историческим романам, предпочтительно на сюжет из национальной истории; на это, как правило, осознанно или нет, ориентирован и английский писатель. В этом контексте понятно, почему такой успех имеют эпико-романтические романы С. Фолкса, прежде всего «Песнь птицы» (1993) – о любви на фоне кошмара Первой мировой войны, а Букера в 2009 г. получила Хилари Мэнтл за роман «Вулф холл» – об Англии XVI в., о Томасе Кромвеле, одном из идеологов английской Реформации, главном советнике короля Генриха VIII. Конечно, критика оценила яркий роман Дж. Барнса «История мира в 101/2 главах» (1989), появившийся на волне возникшего во всём мире, особенно в Европе, ощущения «конца истории». Но парадокс в том, что, возможно, на него больше откликов в России, чем в Великобритании: российский читатель особенно любит такие масштабные, философские, притчевые сюжеты. А вот роман «Артур и Джордж» (2005) Барнс написал уже в традиционной манере и об англичанах. Это своеобразная хроника английской жизни начала ХХ в. В его основе – реальная история о том, как Артур Конан Дойл, «король» британского детектива, создатель Шерлока Холмса, настоящий английский джентльмен, в 1906 году восстановил репутацию несправедливо отсидевшего в тюрьме три года «темнокожего полукровки», юриста Джорджа Эйделжи. В этом романе, по сути, осмысливается феномен британской идентичности: история Британии ещё в начале ХХ в. порождает «новый тип британца» – метиса Джорджа (его мать – шотландка, отец – парс, священник англиканской церкви, т.е. «святая святых» британской жизни). Джордж ощущает себя английским джентльменом, однако английская глубинка смотрит на него как на чужака. Британская империя не в состоянии переварить свои плоды.
– Какое из литературных направлений последних десятилетий вы считаете наиболее значительным?
– Пожалуй, «магический», или «фантастический» реализм. В его духе писал ещё Джон Фаулз (1926–2005); к сожалению, в 1988 г. он перенёс инсульт, подорвавший его здоровье и творческие силы. Но вспомним его «Мага» (1966, в русском переводе «Волхв», 1993). Существенный импульс писателям своего поколения в этом направлении дала автор ярких необарочных романов – «Адские машины желания доктора Хоффмана» (1972), «Мудрые дети» (1991) и др. – Анджела Картер (1940–1992), недаром к посмертному сборнику её рассказов «Сжигая корабли» (1995) предисловие написал, возможно, самый знаменитый современный британский «магический реалист» С. Рушди.
– Вы согласны с мнением книжного редактора Time Out London Джона О’Коннела, что самый яркий писатель страны Йен Макьюэн?
– Макьюэн действительно – главный солист, хотя и не единственный. Почти каждый его роман – литературное событие. В чём секрет Макьюэна? Видимо, в том, что это очень английский писатель, писатель мейнстрима. Он пишет так, что за его спиной ощутима мощная, глубокая, идущая от Шекспира литературная традиция. Языком он владеет мастерски, виртуозно. Современный английский сочетает с неброскостью письма. Ему свойственны сугубо английская ускользаемость, ненавязчивое сочетание социальной проблематики с игрой воображения, эксцентриадой, с элементами «готики», т.е. прозы ужасов, натурализма. Обычно он предваряет повествование увертюрой – например, в романе «Искупление» (2001) – картиной жизни английской усадьбы в духе Джейн Остен. Невольно удивляешься: кто же так пишет ныне? И, как всегда, повествование у него взрывается событием, переворачивающим жизнь персонажей, – происходит нечто ужасное, «грехопадение», разламывающее жизнь на две части – «до» и «после». В марте нынешнего года выйдет его сатирический роман «Под воздействием солнца», где обыгран феномен глобального потепления. А пока его последний роман – «На Чизелском взморье» (2007) – драматичная, филигранно написанная, психологическая книга о любви, её уникальности, о дисбалансе духовного и физического начал, порождённом и пуританским воспитанием, и природой самого человека. При этом жизнь героев и тональность романа определяет по-бунински звучащий мотив катулловского «amata nobis quantum amabitur nulla» (любимая мною, как ни одна другая любима не будет).
– Какие реалии отражают термины «новые английские литераторы», «мультикультурный роман»?
– Прежде всего последствия распада Британской империи и общего процесса разрушения барьеров между культурами, национальностями, цивилизациями. Сам феномен «новых английских литераторов» – индийца Салмана Рушди, нигерийца Бена Окри, полукровок Ханифа Куриши (отец – пакистанец, мать – англичанка), Тимоти Мо (отец – китаец, мать – англичанка), японца Кадзуо Исигуро – свидетельствует о возникновении новой британской идентичности и «гибридной» литературы нового типа, сформировавшейся на основе слияния английской и восточных традиций (индийской, японской, китайской и др.). Обычно считается, что инициировал мультикультурное направление
С. Рушди (р. 1947), но это произошло раньше, скажем, в творчестве выходца из Тринидада и Тобаго, этнического индийца В. С. Найпола (р. 1932, Нобелевская премия, 2001). Он и Рушди представляют два поколения и два полюса этого направления: у Найпола преобладает реакция отторжения от Индии, вспомним его «Территорию тьмы» (1964); в его романе «Полужизнь» (2001) показан процесс формирования мигранта, который нигде не чувствует себя дома. Для Рушди (ему было 14, когда он приехал из Бомбея) также актуальны проблемы адаптации в новом обществе и национальной идентичности, но ему импонирует синтез индийской мифологии, фольклора с европейской традицией, он ощущает себя своим в английской традиции, но считает гибельным отказ от корней; культура, мифология Индии – органичная часть его мира. Писатели мультикультурного направления (Окри, Куриши и др.) часто пишут о жизни в Англии социальных маргиналов, а если, как у К. Исигуро в романе «На исходе дня» (Букер, 1989), в своеобразной версии «Вишнёвого сада», герой – англичанин, то о японской традиции напоминает минималистская поэтика. Писатели этого направления обладают «двойственной сущностью».
– Что доминирует в феномене Салмана Рушди – литература или политика?
– Действительно, политика принесла Рушди сенсационную известность. Как известно, за упоминание в романе «Шайтанские суры» (1988, по-русски их переводят как «Сатанинские стихи») апокрифа о том, что одна из сур Корана была продиктована сатаной и заменена в результате божественного вмешательства, а также за оскорбительное для мусульман упоминание имени Пророка духовный лидер Ирана аятолла Хомейни в феврале 1989 г. вынес смертный приговор писателю, «всем причастным» и издал фетву (религиозный вердикт), обязывающую мусульман всего мира исполнить его. Роман запретили почти во всех странах со значительным мусульманским населением. Рушди пришлось под защитой британского правительства скрываться, менять конспиративные квартиры. Убили переводчика романа на японский язык, ранили его итальянского переводчика и норвежского издателя. Лишь в 1998 г. правительство Ирана заявило об отмене фетвы. Но и в 2006 г. один из иранских фондов предложил около трёх миллионов долларов за убийство Рушди, а присвоение писателю рыцарского титула в Великобритании в 2007 г. вызвало протесты в мусульманском мире. В России издатели не решились опубликовать роман, но в 2008 г. его перевод появился в Интернете. Главное в этом романе – изображение конфликта двух культур и цивилизаций, антитеза светского и религиозного типов мышления, современного и патриархального образов жизни персонажей-индийцев, живущих в Вавилондоне.
Конечно, Рушди – писатель очень талантливый (но трудный для перевода), он всё равно получил бы признание, пусть не столь сенсационное. Его роману «Дети полуночи» (1981) трижды присуждена Букеровская премия – после первой публикации и в 1993 и 2008 гг. – «Букер Букеров» в честь двадцатипятилетия и сорокалетия этой премии. В этой мрачной, насыщенной культурными аллюзиями, сложной по языку книге, балансирующей между реализмом и гротеском, Рушди расширил границы романа, смешав старые и новые мифы Запада и Востока, сочетав эпический размах с литературной игрой, полифонией. Писатель он не политический, о чём сам заявил в одном из интервью. Но политические события изображает ярко, страстно. В целом же перед нами своего рода индийский эквивалент «Ста лет одиночества» Г. Гарсиа Маркеса, многоплановое, фантастическое повествование об истории Индии с 1910 по 1976 г. как о стране, пожирающей своих детей. И «Шалимар-клоун» (2005) Рушди – тоже не политический роман, хотя, учитывая его метафорическую подоплёку, его называют порождением постсентябрьского синдрома. Это история убийства в 1991 г. в Лос-Анджелесе средь бела дня бывшего посла США в Индии, позже возглавившего борьбу с терроризмом, – на пороге дома своей незаконнорождённой дочери (её символично зовут Индия). Убийца – кашмирский шофёр-мусульманин Шалимар-клоун. Но и этот роман эпическое, шире политики, повествование о любви и мести. Оно пронизано ощущением присутствия в жизни магии, творящей чудеса, и безобразной, неизбежной, непрерывной войны, где древние конфликты переплетаются с современными. Не менее эпичен и написанный в духе «магического» реализма роман «Флорентийская волшебница» (2008) – об Индии XVI в., времён легендарного Акбара Великого и о Флоренции эпохи Возрождения.
– Применимо ли к английской литературе деление на такие направления, как реализм, модернизм, постмодернизм?
– Конечно, и это любимое дело критиков. Но сами писатели мыслят не категориями «метода», для них важны стиль, приёмы. Культура Великобритании в силу островного положения страны и сильных традиций консерватизма избегает крайностей, её авангардизм всегда был умеренным. Вот и теперь творчество крупных писателей, живущих в эпоху постмодернизма, не укладывается в его рамки. Хотя, пожалуй, многие из них отдают дань времени: видят в творчестве игру с ускользающим смыслом, склонны к деконструкции стереотипов, клише. Они создают иллюзию реализма, и каждый в разной мере разрушает её, передавая ощущение зыбкости реальности, относительности истины – часто путём введения разных точек зрения на одни и те же события. Возможно, наиболее последовательный приверженец постмодернизма – Питер Акройд. Он провозгласил «тотальную иронию» приметой времени, создал своеобразный жанр современной «литературной биографии» – симбиоз фактографии, пародии, вымысла, имитации документа, почти не отличимого от подлинных источников («Завещание Оскара Уайльда», 1983; «Чаттертон», 1987; «Диккенс», 1991).
Что касается старшего поколения, то в начале этого века ещё публиковала романы (последний – «Старшие классы», 2004) блестящий психолог и сатирик Мюриел Спарк (она умерла в 2006 г.). Но, учитывая её католицизм и склонность к созданию романа религиозного поиска и испытания, т.е. твёрдые «идеологические опоры», едва ли её можно отнести к постмодернизму. Малколм Брэдбери (1932 – 2000) в романах «Профессор Криминале» (1992) и «В Эрмитаж!» (2000) показал сходство позднего «исторического» и «постисторического» миров, где нет стабильных ценностей и история напоминает «шутовской хоровод». Однако писатель избегает конечных суждений и остаётся умеренным либералом, обладающим здравым смыслом и чувством юмора.
– Насколько адекватно премиальный процесс в стране (Букер) и в мире (Нобелевская премия) отражает процесс литературный?
– Литературный процесс – явление в значительной степени имманентное, имеющее свою органику. Ни одна премия не адекватна литературному процессу полностью. Возможно, к этому близка Букеровская премия, хотя в своё время она обошла Дж. Фаулза, М. Спарк, Дж. Барнса, но другие премии – Национальная литературная премия, Уитбредовская, Сомерсета Моэма, издателя Джеффри Фабера, газеты «Гардиан» и т.д. – восполняют «пробелы». В присуждении Нобелевской премии, пожалуй, всё более очевиден приоритет принципа политкорректности.
– Что ещё, кроме премий, структурирует литературный процесс в Великобритании?
– Рейтинги, конкурсы, социологические опросы или телевизионный «Книжный клуб» Ричарда Мэдли и Джуди Финнеган, присуждающий Приз зрительских симпатий, повышают интерес к книге, шансы на успех и могут сделать её бестселлером. В Англии нет, как в России, толстых влиятельных литературных журналов. Там журналы небольшие – «Лондон Мэгэзин», «Гранта», «Литерери Ревю», «Ридер», «Адженда», «Оксфорд поэтри»; печатают они «короткометражные» жанры – стихи, рассказы, редко фрагмент романа. Писателю нужно найти издателя (издательств немало), а успех обеспечивают рецензии в «Таймс Литерари Сапплемент», в «Гардиан», «Индепендент», премии…
– Что можно сказать об английском женском романе и шире – о соотношении массового и элитарного?
– В Англии существует давняя мощная традиция женского романа, идущая от Джейн Остен, сестёр Бронте, Джордж Элиот – в XX век к Дороти Ричардсон, Вирджинии Вулф, Кэтрин Мэнсфилд, Розамунд Леманн, Джин Рис, к современным писательницам: Маргарет Дрэббл, Аните Брукнер, Фей Уэлдон, Антонии Байетт, Берил Бейнбридж, Эмме Теннант и др. В Британии особенно явно видно, что культура – это многоуровневая система, в которой всё взаимосвязано. Английская литература заставляет пересмотреть клише о соотношении элитарной и массовой литературы. В своё время из массовой литературы выросло творчество Диккенса. У английской прозы – высокий средний уровень. Допустим, куда «определить» имеющего широкий успех Ника Хорнби, автора забавных и трогательных романов, например «Футбольная лихорадка» (1992) – о футбольном фанате или «Мой мальчик» (1998) – о детском начале в каждом человеке, об инфантильном тридцатишестилетнем бонвиване, который обретает себя как личность под влиянием двенадцатилетнего мальчика, взрослого ребёнка? Сам писатель называет своё творчество попыткой «заполнить пустоту между популярным чтивом и высоколобой литературой». Или, скажем, английский детектив – он имеет глубокие традиции – от У. Коллинза, А. Конан Дойла, А. Кристи до Ф.Д. Джеймс. Введение элементов шпионского романа, детектива, усиливающее остросюжетность, – особенность современной литературы (например, романов Уильяма Бойда).
– Вопрос из области социологии чтения. Много ли читателей серьёзных книг в Великобритании?
– Думаю, достаточно. Это «университетская страна», преподаватели, студенты – всегда хорошие читатели. Немаловажно и появление сетевых магазинов типа «Уотерстоун» – своего рода магазинов-читален с открытыми стеллажами и креслами, где не спеша можно посмотреть книгу.
– А кого читают и переводят из русских авторов ?
– Знают и читают классику, переводят почти всех, кто на виду у нас. Но стать известным там довольно трудно. Случай Чехова, то есть усвоения англичанами чужого как своего, уникален. В 2011 г. Россия будет в центре Лондонской книжной ярмарки. Разумеется, это привлечёт внимание к нашей литературе.
– Авторитет литературы Великобритании в мире традиционно был очень высок. Что можно сказать о сегодняшнем её состоянии?
– Долгое время английский роман существовал как жанр, ориентированный на «средний класс», т.е. на мироощущение ограниченной социальной группы. В 1970–1980 годы сложилась такая ситуация, что британцы часто предпочитали американские романы за бо’льший демократизм, эмоциональную непосредственность. Они уступали английской прозе в совершенстве стиля, но ей грозило «вырождение мироощущения» при хорошем стиле. В 1983 г. Энтони Бёрджесс, автор «Заводного апельсина», иронизировал: «О чём писать? О высоких налогах и каникулах в Испании, об адюльтерах?» Ныне ситуация изменилась – английская литература обрела новое дыхание и вновь вышла на мировую орбиту.
– Насколько адекватно представлена литература Великобритании в книгах и периодике, выходящих у нас?
– В советское время по идеологическим причинам английская литература XX века была представлена эпизодично. Предпочтение отдавалось реализму – в лучшем случае Б. Шоу, Дж. Голсуорси, С. Моэму, Дж. Б. Пристли. Правда, переводили и таких блестящих писателей, как О. Хаксли, Г.К. Честертон, Э.М. Форстер, Ивлин Во, Грэм Грин, А. Мёрдок, М. Спарк, Д. Фаулз, П. Скотт и др., английскую литературу у нас любили всегда, но лакуны были существенными. К сожалению, сохраняются они и теперь – мало или совсем не переведена такая классика ХХ в., как Хилэр Белок, У. Льюис, Джон Каупер Повис, Мервин Пик и т.д. Но активность издательств и переводчиков (а в России очень хорошие переводческие традиции) вселяет надежду на то, что английская проза последних десятилетий будет представлена адекватно.
– Какие из недавно вышедших у нас книг вы порекомендовали бы читателям «ЛГ»?
– Несмотря на кризис, выходит множество книг в Англии и их переводов – в России, у каждого писателя – свой читатель. Беру на себя смелость рекомендовать Макьюэна – переведено большинство его романов, и ему повезло с переводчиками, среди них – И. Доронина, В. Голышев, получивший русского Букера за перевод «Амстердама»). Не менее интересны Салман Рушди, особенно его «Дети полуночи» и «Шалимар-клоун», В.С. Найпол с его «Полужизнью», М. Эмис как автор «Денег» и Дж. Барнс с его «Историей мира в 101/2 главах» (если кто-то пропустил его, перевод вышел ещё в 1990-е) и «Артуром и Джорджем», а также К. Исигуро – «Когда мы были сиротами». Достойны внимания вышедшие в 2009 г. «Шекспир» П. Акройда, написанный с большим знанием елизаветинской эпохи, «Дневники писательницы» Вирджинии Вулф.

Беседу вёл Александр НЕВЕРОВ


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *